1455817304_1agpalyxa9w

Гений разведки и сущий дьявол в бою…

Совершил несколько воистину богатырских подвигов. Мог стать дважды и даже трижды Героем, войти в пантеон великих национальных воинов.

В годы Великой Отечественной войны танковая разведывательная рота гвардии капитана В.Н. Подгорбунского особо отличилась в ряде операций.

Гений разведки и сущий дьявол в бою...
Владимир Николаевич Подгорбунский (1916—1944) — советский офицер танковой разведки, Герой Советского Союза (1944г.)

Для переправы советских войск через реку Днестр увёл у немцев понтонный парк.Даже сам гвардии генерал-полковник танковых войск Михаил Ефимович Катуков предпочитал не приказывать гвардии старшему лейтенанту Подгорбунскому, а просить его — дотоле неслыханный случай в истории Красной армии. Обратимся к мемуарам Катукова «На острие главного удара»:
«Встретились с ним на берегу Днестра. Коротко объяснил я, в чем суть дела, и по-дружески, не в порядке приказа, а именно по-дружески, попросил: — Будь добр, товарищ Подгорбунский, уведи у немцев понтонный парк. Сослужи службу, век будем помнить. — И, шутя, добавил: — Учти, работа сдельная, за нами не пропадет.

В городе Казатине взял в плен немецкого гауляйтера фон Хабе и доставил его в штаб М.Е. Катукова; На станции Фердинандовка (вблизи города Винницы) взял в плен целый железнодорожный состав немецких солдат и офицеров. Подгорбунский был ранен 11 раз. В 19-й гвардейской мотострелковой бригаде 1-й танковой армии его называли «гением разведки».

Родился 25 апреля 1916 года в городе Чите. Русский. Образование начальное. Рано остался сиротой, отец погиб в партизанском отряде в гражданскую войну, мать вышла замуж и уехала в Москву, оставив мальчика дяде. Скитался по стране, затем воспитывался в Читинском детском доме.

После детдома начал самостоятельную жизнь. Встав на путь нарушения закона, к 19-ти годам имел несколько судимостей за кражи и воровство.

Несколько раз бежал из лагерей. В очередной раз попав в лагерь, попал под влияние политзаключённого, бывшего военного, и написал письмо М.И. Калинину, изъявив желание порвать с прошлым и «стать на честный путь».

В 1936 году был освобождён из мест заключения и направлен для прохождения службы в Красную Армию. Получил специальность механика-водителя танка. В 1939 году демобилизовался. Жил в городе Иванове, работал на одном из предприятий города.

В январе 1942 года был вновь призван в армию Фрунзенским райвоенкоматом города Иванова. На фронтах Великой Отечественной войны прошёл путь от рядового красноармейца до капитана. Был командиром отделения бронебойщиков, механиком-водителем танка. Воевал на Калининском и Брянском фронтах. Член ВКП(б) с 1942 года.

На Курской дуге младший лейтенант В.Н. Подгорбунский уже командовал взводом разведки. Хотя взвод был танковый, его бойцы часто действовали в пешем строю, без машины пробивались в тыл противника и действовали достаточно эффективно. К концу 1943 года на его счету значилось большое количество успешных разведывательных рейдов в тыл противника. В бригаде его прозвали «гением разведки».

По словам сослуживца, «Володя ходил в бой всегда при всех регалиях». То есть, отправляясь на задание, никогда не снимал с себя погоны, награды и Гвардейский значок, хотя, согласно уставу, все это полагалось сдавать. Вот и в том скоротечном бою гитлеровцы имели возможность разглядеть начищенную до блеска медаль «За отвагу» на его гимнастерке. Троих немцев старший лейтенант застрелил в результате огневого контакта. Затем, как было сказано в представлении к награде, «перешел в рукопашную схватку, где рукояткой нагана стал таранить немцев и уничтожил троих, а четверых уничтожил его помощник младший сержант Никифоров, 2 фрица, не выдержав сопротивления, пустились наутек».

Командир бригады полковник Федор Петрович Липатенков, подписавший приказ о награждении старшего лейтенанта Подгорбунского орденом Красной Звезды, так рассказывал о своем неординарном подчиненном военному журналисту Юрию Александровичу Жукову:

«Да, оригинальный человек. Удивительные дела совершает… Иногда, конечно, нелегко бывает с ним: прошлое на него давит. …Но временами ему становится трудно. Не всегда он может соблюдать дисциплину, поэтому иногда имеет неприятности с командованием. Но зато в бою — сущий дьявол. Такое иногда сотворит, что прямо не верится. А пошлешь проверить — все точно. У таких людей какая-то обостренная, я бы сказал, скрупулезная честность. Он как бы щеголяет ею: вот вы небось мне не верите, так посмотрите же сами!

Смотрим, удивляемся, снова смотрим — все точно!»

А еще старший лейтенант щеголял небывалым артистизмом, с которым выполнял сложнейшие задания командования. Еще цитата из мемуаров генерал-лейтенанта Н. Попеля:

«Единственного пленного в ночь перед наступлением притащили разведчики Подгорбунского. Пробрались в блиндаж, в котором трое немцев слушали пластинки. Двух прикончили финками, а одному сунули в рот салфетку и поволокли.

Подгорбунский бросился назад к патефону, аккуратно поставил мембрану на самый обод пластинки. Из блиндажа, как и пять минут назад, несся веселый тирольский вальсок…»

Гений разведки

Очень скоро старший лейтенант Подгорбунский стал до чрезвычайности популярной фигурой. О нем знало командование бригады, корпуса и даже 1й гвардейской танковой армии. Гений разведки — так с легкой руки комбрига называли Володю. Не погнушался побеседовать с ним даже член Военного совета фронта и секретарь ЦК ВКП(б) Никита Сергеевич Хрущёв, по-житейски мудро отозвавшись о развязной манере поведения гения разведки: «Блатная накипь постепенно сойдет, пустяки… А человек, по-видимому, незаурядный…»

В конце декабря 1943 года в боях за освобождение Правобережной Украины со своими разведчиками не раз совершал рейды в тыл противника, добывал ценные сведения. Только в период с 24 по 30 декабря его взвод уничтожил 4 танка, 2 самоходные артиллерийские установки, 12 бронетранспортёров, 62 автомашины и свыше 120 солдат и офицеров противника. Было захвачено необходимое число «контрольных» пленных, одно орудие, до пятидесяти автомашин и продовольственный склад.

28 декабря в боях за город Казатин разведгруппа Подгорбунского на двух Т-34 с десантом на броне, всего 29 человек, обойдя немецкую оборону, первой ворвалась в город с тыла. Разведчики промчались по улицам, уничтожая на пути огневые точки противника, давя гусеницами и расстреливая из пулемётов живую силу противника. Разбив восемь орудий и уничтожив до сотни немецких солдат и офицеров, они вышли к привокзальной площади. Здесь танкисты расстреляли подошедший под погрузку эшелон, в одном из вагонов которого находились штабные офицеры танковой дивизии. Сапёры подорвали выходные стрелки и отрезали им пути отхода. Кроме того, на станции осталось несколько эшелонов, один из которых с военнопленными и гражданскими, отправляемыми в Германию. Пока передовой отряд разведчиков действовал в городе, к его окрестностям подошли основные силы — танковый полк подполковника И. Н. Бойко.

«Невероятно?.. — задал риторический вопрос командир бригады полковник Липатенков, рассказывая об этом подвиге Подгорбунского журналисту Юрию Жукову. — Согласен с вами. С точки зрения элементарных тактических расчетов — задача для двух танков и двадцати девяти автоматчиков непосильная. И все-таки это реальность. Подсчитано и удостоверено…»

Подсчеты произвел и начальник разведотдела штаба танковой армии полковник Алексей Михайлович Соболев. «Выясняем, что в Казатине ко времени появления дозора Подгорбунского было около трех с половиной тысяч солдат и офицеров противника. В успехе Подгорбунского решающую роль сыграли внезапность удара и «психический шок», в который впали гитлеровцы, потеряв способность к организованному сопротивлению».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 января 1944 года за смелость и отвагу, проявленные при взятии Казатина, гвардии старшему лейтенанту Подгорбунскому Владимиру Николаевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 2076).

11 нашивок за ранения

Отныне даже сам гвардии генерал-полковник танковых войск Михаил Ефимович Катуков предпочитал не приказывать гвардии старшему лейтенанту Подгорбунскому, а просить его — дотоле неслыханный случай в истории Красной армии. Обратимся к мемуарам Катукова «На острие главного удара»: «Встретились с ним на берегу Днестра. Коротко объяснил я, в чем суть дела, и по-дружески, не в порядке приказа, а именно по-дружески, попросил: — Будь добр, товарищ Подгорбунский, уведи у немцев понтонный парк. Сослужи службу, век будем помнить. — И, шутя, добавил: — Учти, работа сдельная, за нами не пропадет.

Вижу, у Подгорбунского глаза загорелись. Знаю: необыкновенные дела для него любых радостей дороже. Козырнул старший лейтенант: «Будет исполнено» — и ушел к своим разведчикам.

…Глубокой ночью глухими тропами пробрался Подгорбунский со своими разведчиками через боевое охранение противника, с тыла ворвался в деревню, где находился немецкий понтонный парк, и как снег на голову обрушился на маленький фашистский гарнизон. В деревне, кроме понтонеров, никого не было. Под треск пулеметов и автоматов гитлеровцы разбежались, а наши разведчики, не теряя ни минуты, взяли на буксир немецкие понтоны и привели их на берег Днестра…

А затем армейские саперы быстро соорудили понтонные паромы и стали перебрасывать на правый берег Днестра машины с горючим и боеприпасами».

Командир разведроты представил Подгорбунского к ордену Красного Знамени и вторичному присвоению звания Героя. Можно лишь гадать, почему Катуков отказался поддержать второе представление и не стал посылать наградной лист на звание дважды Героя в Москву. Ведь разведчик не только честно заслужил это высокое отличие, но и щедро заплатил за него кровью. На некоторых фотографиях мы видим на груди гения разведки шесть нашивок за ранения: три золотых — за тяжелые, три красных — за легкие.

Впрочем, генерал Попель утверждал, что Подгорбунский был ранен 11 раз: «Если бы он носил все нашивки за ранения, на груди не хватило бы места».

29 марта разведгруппа Подгорбунского на двух танках совершила рейд в тыл врага в район города Станислава (ныне Ивано-Франковск, Украина). В результате было уничтожено четыре танка Т-IV, один «Тигр», восемь бронетранспортёров, два самоходных орудия, много автомашин с различным грузом и повозок, захвачено 19 105-мм орудий, 3 зенитных пушки, взято 6 складов, из них 4 продовольственных.

В конце июля 1944 года Подгорбунский отличился в боях за польский город Ярослав. Пробравшись со своими разведчиками к реке, он зажёг несколько шашек и под покровом густого дыма переправил на противоположный берег две лодки с автоматчиками. Части вермахта пытались выбить бойцов с небольшого плацдарма, но огонь танков с берега, занимаемого советскими войсками, сорвал эти попытки. Разведчики продержались до наступления темноты и подхода основных сил.

Развивая наступление части 1-й танковой армии вышли в реке Висле, в числе первых был разведывательный дозор гвардии капитана Подгорбунского. Гвардейцы захватили небольшой паром и в ночь на 29 июля переправили на противоположный берег взвод автоматчиков. К вечеру был наведён понтонный мост и первым по нему пошли танки Подгорбунского. Позднее этот плацдарм на берегу Вислы будет назван Сандомирским.

19 августа 1944 года во время разведрейда в тыл противника группа Подгорбунского попала в засаду. Командир был дважды ранен, но продолжал руководить боем. Погиб, когда выводил остатки группы к своим. Он выпрыгнул из горящего броневика, но будучи раненым уже не смог спастись, скончался от ожогов. Опознать его смогли только по Золотой Звезде, которую он грудью прижал к земле.

Похоронен в местечке Дембно (Польша), позднее перезахоронен на кладбище братских могил города Сандомира (Польша), братская могила № 218.

Гений разведки и сущий дьявол в бою...

Награды и звания:

Герой Советского Союза (10 января 1944);
орден Ленина (10 января 1944);
орден Красного Знамени;
два ордена Отечественной войны 1-й степени;
два ордена Красной Звезды;
медаль «За отвагу».

Поделиться ссылкой: