MjVtPZA2xfM-804x512

Трижды прославленный

Гвардеец-десантник Иван Маркович Таран воевал мужественно и умело, о чем свидетельствуют награды – три ордена Славы, орден Красной Звезды, медали «За отвагу» и «За боевые заслуги».

И это – за четыре месяца войны, которую он закончил в 19 лет! «Отчаянным был»,– сказал о себе ветеран. Сколько фашистов уничтожил – не считал. Сказал только, что ствол пулемета, с которым прошел фронтовыми дорогами, часто раскалялся от выстрелов докрасна.

На венгерской земле и открыл Иван Таран боевой счет, и получил первый орден. Вот строки из представления к награде: «В тяжелых боях при форсировании реки Раба товарищ Таран уничтожил огневую точку противника и более 15 солдат. При взятии населенных пунктов Мюнхендорф и Лаксенбург, ловко владея пулеметом и маневрируя, уничтожил более десяти немцев и огневую точку противника». На груди гвардейца засиял орден Славы третьей степени.

Второй наградой он был отмечен за бои на территории Австрии. «Хотите верьте, хотите нет, но пулемет раскалялся, как металл у мартеновской печи». В представлении к награде об одном из боев говорится так: «Товарищ Таран Иван Маркович, участник боев за населенный пункт Кляйнцель, отбивал атаку немцев и был ранен, но не покинул поле боя и продолжал отбивать контратаку противника. Уничтожил до взвода солдат противника, две автомашины и расчет станкового пулемета». Гвардеец должен был получить орден Великой Отечественной войны II степени. Но в штабе корпуса почему-то решили наградить бойца орденом Славы. И снова – третьей степени.

Когда освобождали Вену, советское командование, чтобы сберечь исторический центр одного из красивших городов Европы от разрушений, использовало артиллерию по минимуму, и потому гвардейцам пришлось несладко. «Бои были жестокие. Немцы дрались за каждый дом, только успевали стволы менять да ленту…». Когда вошли в город, для Ивана, сельского паренька, была удивительна необыкновенная красота центра Вены. Символический ключ от города бургомистр вручил командиру его родной гвардейской дивизии генерал-майору Иванову в знак признательности за освобождение Вены с малыми разрушениями.

А вскоре поступила команда: форсировать Дунай в районе города Корнебург, что в 25 километрах от Вены. В этих местах Альпы подходят к самому Дунаю и обрываются отвесной стеной. Зацепиться можно было лишь за небольшой пятачок на противоположном берегу, от которого начинались железная дорога и шоссе. Вот десантникам и предстояло, преодолев Дунай, оседлав шоссе, замкнуть кольцо и взять в окружение группировку немцев. Ширина реки в том месте составляла один километр, но перед Альпами она делала резкий изгиб, и потому течение было сильнее, чем на других участках.

Взять тот небольшой пятачок должна была штурмовая группа. В нее набирали только добровольцев. Иван с братом записались одними из первых. Неожиданно их вызвал командир батальона, «боевой, уважаемый всеми мужик», капитан Перепикин. Сказал: «Одного из вас вычеркиваю из списка». Братья чуть ли не хором: «Чем мы провинились?» Офицер был убедителен: «Если вы оба погибнете, а жертвы в штурмовой группе будут обязательно, то представьте состояние своей матери, когда она получит сразу две похоронки». И как-то по-отечески добавил: «Мальчики, вы же не к теще на блины идете, а на форсирование серьезнейшей преграды. Переправляться будете на виду у немцев, и они по вам будут вести шквальный огонь. Так что давайте поступим так. Вот две спички, одну я ломаю, другую нет. Кто вытащит целую спичку, тот и пойдет в штурмовой группе». Эта спичка досталась Ивану. Комбат крикнул вдогонку: «Не волнуйся. На рассвете Володя уже с дивизией придет на плацдарм, который ты захватишь».

Рассказал фронтовик, как искали эти самые «подручные средства» и ничего подходящего для пулеметного расчета не нашли, как переправлялись вчетвером в маленькой дырявой лодке с пулеметом посередине. «Только преодолели метров сорок, пытаясь совладать с течением, как полетели вверх осветительные ракеты. Мы – как на ладони. Естественно, фашисты нас заметили и из крупнокалиберного пулемета раздробили нос лодки. Она пошла ко дну. Что делать? На фронте надо выполнять приказ, и я в шинели, в сапогах, с пистолетом, гранатами плыл 900 метров». Вода – ледяная, от нестерпимого холода судорогой сводило ноги, а зубы помимо воли выбивали лихорадочную дробь. Выручило то, что Иван вырос у реки и плавал прилично.

Когда ноги коснулись дна на той стороне, зацепившись за кустарник, выполз на берег. Вымотался настолько, что поначалу и шага ступить не мог. Ручьем стекала вода, прижимала к земле тяжеленная шинель, но надо было идти вперед. И не просто идти – с боем. «Когда прорвались ближе к селению, увидел каменный дом, подумал: вдруг найду какую-нибудь мужскую одежду. Но там оказалась только женские вещи. Снял с себя все, обмотался в женское платье, сверху натянул кальсоны, а на портянки пустил шелковое белье. Через три часа узнал, что такое в сапогах не фланелька, а шелк. Ноги покрылись волдырями…»

Те 15 человек, которые добрались до противоположного берега, захватив один из домов, заняли круговую оборону. Пришлось отражать атаку трех немецких танков и батальона пехоты. Пулемет Тарана строчил, не переставая. Вскоре семь бойцов получили ранения. Кончились боеприпасы. Один из солдат нашел палку и красную скатерть, высунул полотнище из окна второго этажа и стал им размахивать. Это был сигнал нашим артиллеристам: «Вызываем огонь на себя!». Те правильно поняли и метким огнем накрыли немецкие танки.

В результате напряженного боя гвардейцы отбили 10 контратак противника, истребили до 100 вражеских солдат, сожгли один танк, один бронетранспортер, две легковых и три грузовых автомашины, 6 мотоциклов».

Все добровольцы были представлены к наградам. Командир 353-го гвардейского полка подполковник Федор Дранищев, отмечая в документе отвагу Ивана Тарана, представил бойца к ордену Красного Знамени. Командир дивизии с этим согласился. Но когда дошло до корпуса, там приняли решение наградить солдата… орденом Славы третьей степени!

Владимир переправлялся с дивизией, получил ранение, его отправили в госпиталь. А вскоре поступила команда: «Батальону перейти во второй эшелон». Когда подразделение отошло метров на 600-700 от передовой, комбат торжественно объявил: «Братцы, Победа! Немцы капитулировали…»

Как вспоминает Иван Маркович, «был у нас ездовой Афоненко, из крестьян – запасливый такой мужик. Дивизия-то была молодая, а ему лет сорок, и мы считали его стариком. И вот этот запасливый «старик» достал канистру, налил всем в кружки водку. Выпили за Победу. Честно признать к тому времени только раз попробовал шампанское перед форсированием Дуная».

Но капитулировал-то берлинский гарнизон, а противостояли гвардейцам эсэсовцы, и сдаваться они не собирались. Еще две недели пришлось вести бои, и терять боевых товарищей. Сплошь и рядом враг устраивал десантникам засады, но они упорно продвигались вперед, пока не встретились с союзниками…

Вспоминая свой боевой путь – а пришлось прошагать по территории трех европейских стран сотни километров и освобождать добрую сотню городов и населенных пунктов, – гвардии старший сержант Таран особо отметил, что самое большое желание все эти месяцы было – выспаться. В разговорах между собой гвардейцы говорили: «Вот бы часов восемь дали поспать, а потом можно и в бой!». И еще, разумеется, хотелось помыться в бане да получить из дома письмо. Но самая большая мечта – остаться живым и поглядеть, какой будет жизнь. Увы, для многих эта мечта оказалась несбыточной.

Закончил Иван Маркович войну под Прагой. Ратную службу старший сержант сначала продолжил под Белой Церковью, где батальон разместили в землянках, потом десантников перевели под Полоцк, уже в казармы. Там Иван экстерном окончил за 9 месяцев два с половиной класса и на «отлично» сдал экзамены за 10 класс. Как-то в газете «Красная звезда» прочитал о том, что отличников принимают в Военную академию имени Куйбышева. Прошел собеседование, блестяще сдал несколько экзаменов. Присущая фронтовику высокая целеустремленность и исполнительность позволили ему стать высокообразованным кадровым офицером. После академии был одним из тех, кто создавал зенитно-ракетные войска ПВО страны, много лет возглавлял крупный отдел в Министерстве обороны. Закончил службу полковником в 1979 году, награжден орденом «За службу Родине в Вооруженных силах» третьей степени.

Владимир Гондусов. Журнал «Братишка» №4, 2010

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.