RIAN_1870.HR-pic905-895x505-3070

Как охотились на смертников

Выписавшись из военного госпиталя, Семен Рылов вновь попал в действующую армию весной 1945-го. Позади сотни фронтовых дорог, два ранения, одно из которых – тяжелое.

Фашист издыхал, а он, советский боец Семен Рылов, еще не сполна, как он считал, отомстил гитлеровцам за своего погибшего брата Николая.

Как охотились на смертников
Семен Сергеевич Рылов

Семена Сергеевича определили в штат 695-го гвардейского полка 221-й Краснознаменной стрелковой дивизии. Погрузились гвардейцы в эшелоны и двинулись… на восток! Настроение у бойцов и командиров было подавленным. Как же так, оставался один-единственный шаг, чтобы окончательно раздавить гитлеровскую гадину, а их соединение направили не на запад, а на восток?..

На Дальнем Востоке из бойцов разных соединений и частей стали спешно формировать десантные отряды для выполнения каких-то специальных заданий. Семен Рылов попал в десантный отряд под командованием Героя Советского Союза подполковника Забелина. С первых дней в отряде началась напряженная боевая подготовка: десантники совершали многокилометровые марши-переходы по степной и полупустынной местности, совершенствовали свое огневое и тактическое мастерство. Все полевые занятия и учения проводились с учетом опыта борьбы против японских захватчиков в районе Халхин-Гола и озера Хасан. Особенно много внимания уделялось парашютной подготовке. На специальных тренажерах и стапелях десантники занимались часами. Готовились бойцы и к тому, чтобы уже в воздухе вступить в огневую схватку с врагом.

Хорошо помнит Семен Рылов и свой первый парашютный прыжок. Стоял жаркий августовский день. Поднимая пыльную завесу, на ВПП вырулил камуфлированный красавец С-47 «Дуглас». Взлет, томительное ожидание, и команда выпускающего-борттехника: «Приготовиться!» Спустя несколько мгновений Рылов почувствовал крепкий хлопок по плечу: «Пошел!» Набегающие потоки воздуха заставили его кувыркаться в синеве неба. От неожиданности он невольно затаил дыхание…

9 августа 1945 года верные союзническим обязательствам советские войска начали массированное наступление на оккупированные японцами части территории Китая. В течение недели они разгромили противостоящую им Квантунскую армию и вышли в глубину Маньчжурии. Несмотря на приказ японского императора о капитуляции японских вооруженных сил, некоторые командиры отказались его выполнять. Многие японские гарнизоны продолжали сражаться с фанатичным упорством, предпочитая плену смерть. Для ускорения процесса полной капитуляции японской армии советское командование приняло решение произвести высадку воздушных десантов в стратегические пункты противника.

1-му Дальневосточному фронту под командованием Маршала Советского Союза К. Мерецкова предстояло осуществить Харбино-Гиринскую воздушно-десантную операцию. 18 августа 1945 года с аэродрома Король поднялся сводный отряд из семи транспортных самолетов С-47 «Дуглас» 9-й воздушной армии. На бортах «дугласов» находилось 120 десантников из отряда подполковника Забелина. Семен Рылов, прижимая к груди ППД и заполненный гранатами и патронами вещевой мешок, тревожно всматривался в иллюминатор…

Спустя несколько минут десятки белоснежных куполов раскрылись над Харбином – важным административным центром Маньчжоу-Го. Благодаря поддержке кораблей и катеров Сунгарийской речной флотилии десантники быстро и точно выполнили все возложенные на них задачи: захватили харбинский аэродром, обеспечили сохранность мостов на реке Сунгари, взяли под охрану здания консульства, жандармерии, полицейского управления, вокзала, банка и других стратегических объектов и удерживали их вплоть до подхода основных сил. Японские военные были буквально шокированы и парализованы неслыханной дерзостью и напором русских парашютистов.

На харбинском аэродроме десантниками был взят в плен начальник штаба Квантунской армии генерал Х. Хата, которому особоуполномоченный военного совета фронта генерал-майор Г. Шелахов вручил ультиматум о немедленной капитуляции Квантунской армии.

Обстановка у Харбина осложнялась тем, что сюда отходили понесшие поражение в приграничных боях войска 1-го фронта Квантунской армии, а в окрестностях города действовали ударные отряды «Тэйсинтай», диверсионные группы смертников и фанатики-одиночки.

Операция десантников подполковника Забелина стала началом массового десантирования советских войск во все ключевые пункты Маньчжурии и Северной Кореи. Уже утром 19 августа в городе Чаньчунь советскими десантниками был захвачен командующий Квантунской армией генерал Ямада, а в полдень этого же дня наши парашютисты на аэродроме Мукдена взяли в плен императора Маньчжоу-Го Пу И.

Основная часть харбинской группировки противника была разоружена, но еще оставались и активно действовали диверсионные группы смертников, наносящие немалый вред советским войскам. Они возродили самурайскую тактику «кессхи» (готовность умереть). Эту самоубийственную тактику японских смертников испытали на себе, и не один раз, Семен Рылов и его однополчане. Как-то сентябрьским днем 1945 года, патрулируя окраины Харбина на броне «тридцатьчетверки», Семен Сергеевич невольно обратил внимание на большой шевелящийся куст гаоляна. Рылов толкнул локтем сидящего рядом товарища, посмотри, мол… Каково же было удивление десантников, когда «куст» вскочил на ноги, выхватил связку гранат и с диким воплем «Банзай!!!» бросился к танку. Автоматные очереди остановили самурая всего в нескольких метрах от «тридцатьчетверки». Голова убитого, так и не выполнившего свою миссию, была повязана полоской белой ткани с нанесенными на ней иероглифами.

Десантники еще не раз сталкивались с японскими самоубийцами. Те пытались холодным оружием уничтожить наших офицеров высшего командного состава, подкрадывались к группам солдат и офицеров с целью подорвать себя в толпе, обвязавшись взрывчаткой и гранатами, бросались под танки и автомашины… Но благодаря бдительности и высокому профессионализму десантников, самураям не удавалось выполнить свою миссию…

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.