1662254_original

А били ли советские танкисты «Элефанты»?

Одновременно с «Тиграми» и «Пантерами» в июле 1943-го года на северном фасе Курского выступа в бой вступили немецкие САУ – истребители танков «Элефант» («Слон», первоначально назывались «Фердинанд» в честь конструктора Фердинанда Порше).

Они участвовали также в осенних боях на правобережной Украине – под Никополем и в районе Житомира. Вооруженные 88-мм пушкой, САУ бронебойными и подкалиберными снарядами пробивали соответственно 180-мм и 200-мм броню с дистанции 1000 метров и зарекомендовали себя опасным противником танков. Однако самоходок «Элефант» было выпущено мало – 90 штук и сильно повлиять на ход боевых действий они, конечно, не могли. Тем более «Элефанты» имели множество конструктивных недостатков. А теперь об асах.

В период битвы на Курской Дуге «Красная звезда» сообщила о том, что на курско-орловском направлении командир танка Т-34 лейтенант Алексей Ерохин уничтожил 6 немецких тяжелых самоходных орудий «Фердинанд», причем за два дня. Как это случилось?

Когда немцы начали наступление, рота под командованием лейтенанта Чернеги выдвигалась для занятия исходных позиций. «Тридцатьчетверка» лейтенанта Ерохина шла впереди батальона – в головной походной заставе. Внезапно возле неё начали ложиться снаряды. Экипаж понял, что по танку ведется огонь прямой наводкой. Ерохин тут же завел Т-34 в кустарник, поднялся на башню и впереди, километрах в полутора, увидел выползающую из-за холма немецкую машину. «Танк – не танк, здоровая какая-то коробка, – делился потом своими воспоминаниями Алексей Ерохин. – Мощная, чувствовалось по тому, как летели снаряды».

Экипаж прикинул расстояние до невиданней доселе немецкой боевой машины. Примерно, 1400 метров – бить можно. Советские танкисты открыли огонь. Выстрел, еще выстрел… Три снаряда «влепил» в лоб «Элефанту» командир «тридцатьчетверки». Как оказалось, три «бесполезных» снаряда. Затем сманеврировал и всадил еще два снаряда, от которых она загорелась.

А теперь предоставим слово самому Ерохину, такая возможность есть.

«После того, как мощная немецкая машина загорелась, – впоминал он, – батальон начал развертываться, занимая слева и справа заранее намеченные позиции для поддержки пехоты в случае атаки немцев. Вскоре правее хорошо видного нам дымного столба (горел подожженный «Элефант») показалось еще несколько невиданных немецких машин. Первая из них выскочила на высотку. Мы сразу же дали по ней залп всей ротой, и она, подбитая, остановилась. Остальные развернулись фронтом, и с места открыли огонь по нам. Спросив разрешения у командира, я повел танк влево, маскируясь кустами и холмами, пробуя зайти немцам во фланг. Это мне удалось. Я высунулся из-за высотки, тщательно пригляделся, проверил прицел и один за другим дал пять снарядов по ближайшему немецкому танку. На пятом снаряде он задымил. Другие танки, пятясь, начали отползать назад, потому что башни у них не вращались, и мой заход во фланг поставил их в невыгодное положение. Если развернуться и стрелять по мне, подставишь свои борты остальным нашим танкам, если же оставаться в прежней позиции, то борты остаются открытыми для меня. Потому они и начали отходить. Вскоре начало темнеть, атака у немцев сорвалась».

К ночи бой затих, советские танки остались на своих позициях. Тогда лейтенант Ерохин с одним из членов экипажа решил поближе познакомиться с машиной, что он подбил. Добрались до нее и увидели: в ее броню, выше ходовой части, врезались четыре их снаряда и сделали большие язвы. Насквозь не пробили, потому что дистанция была 1400 метров. А машина все-таки сгорела. Почему? Причину обнаружили, когда через круглый задний люк влезли внутрь. Как раз в том месте, куда бил снарядами Ерохин, находились дополнительные бензиновые баки. От страшных ударов, от детонации бензин взорвался, и «Фердинанд» сгорел, даже не будучи пробит насквозь. Словом, лейтенант Ерохин нашел слабое место в «Элефанте» – дополнительные бензиновые баки, Затем понял, что в лоб его танковым снарядом не возьмешь. А вот борт продырявить с близкой дистанции можно, если же дистанция велика, то все равно надо бить по бортам напротив этих баков, и тогда «песенка» того «Фердинанда» будет спета.

Эти выводы пригодились, когда утром опять разгорелся бой. В нем лейтенант Алексей Ерохин увеличил счет уничтоженным немецким САУ. Причем он выиграл поединок у одного из немецких асов, побил «Фердинанда», в котором сидел, видимо, опытный немец. Перед этим тот с первого выстрела сжег легкий советский танк, а затем подбил «тридцатьчетверку». Третьего выстрела Ерохин сделать ему не дал. За короткое время выпустил несколько снарядов, из которых, как потом выяснилось, большинство достигло цели. После второго попадания «Фердинанд» замолчал, а после четвертого из верхнего люка начали выскакивать танкисты. Командир «тридцатьчетверки» решил довести дело до конца, продолжал бить по немецкой машине, пока она не задымилась и не стала гореть.

Шесть тяжелых самоходных установок «Элефант», повторюсь, уничтожил лейтенант Алексей Ерохин.

В 30-м Уральском Добровольческом танковом корпусе в годы Великой Отечественной войны была известна фамилия лейтенанта Чучука из 197-й Свердловской танковой бригады. В начале сентября 1943-го, участвуя в танковой разведке у станции Брасово Брянской области, он подбил из своей «тридцатьчетверки» три самоходки.

А 7 сентября 1943 года, уже командуя танковым взводом, опять в разведке в том же районе Брянской области у села Красный Колодезь вывел из строя еще три гробовидных самоходных орудия. Удалось это только благодаря личному высокому мастерству и умелому командованию танковым взводом. Первый «Фердинанд» был уничтожен, когда выходил на дорогу неподалеку от окраины деревни. Чучук открыл огонь первым. А затем он использовал огневую схватку двух своих танков, посланных к деревне другим путем, с пятью «Фердинандами». Т-34 лейтенанта Чучука во время дуэли зашел в тыл вражеским самоходкам и с расстояния 40 метров сжег две из них.

Получается, что из 90 выпущенных в Германии «Элефантов» 12 уничтожили экипажи двух «тридцатьчетверок» с 76-мм орудиями. Так это или иначе – сейчас проверить трудно. Доверимся в первом случае сообщению военных корреспондентов непосредственно с фронта, а во втором – ветеранам 30-го Уральского добровольческого танкового корпуса, описавших подвиг экипажа Чучука под Брасово и Красным Колодезем. Да, «Фердинанды», повторюсь, со своими длинноствольными 88-мм орудиями были опасным противником для советских танкистов. Что ж, тем больше слава лейтенантов Ерохина и Чучука.

… Итак, 15 танковых экипажей, те, о ком рассказано в очерках, уничтожили в боях 71 сильнейшую гитлеровскую машину, из них – 49 T-VIH «Тигр», 3 T-VIB «Королевский тигр», 7 T-VG «Пантера» и 12 истребителей танков «Элефант». Удивительный результат. Пятнадцать экипажей уничтожили почти танковую дивизию вермахта образца 1945 года. А ведь, как представляется, экипаж выполнил бы свою задачу, миссию в годы Великой Отечественной войны, если сжег хотя бы один новейший немецкий танк. Были мастера, были профессионалы в рядах Советской Армии.

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.