img112-111

Как «Колосс на глиняных ногах» дошагал до Берлина

Гитлер, участник боевых действий на Западном фронте, был хорошо знаком со всеми перипетиями Первой мировой войны.

Он тщательно вникал в её ход, включая такие сферы, как политика, экономика, дипломатия. Делал это он с целью чисто прагматической – война, которую он намеревался разжечь во имя господства «арийской расы» на земле, должна была закончиться безоговорочной победой, а значит, нельзя было повторить роковые ошибки и просчёты, допущенные высшим политическим и военным руководством Германии в прошлом.

Но накопленный им опыт, а также практические наработки администраций оккупированных территорий, которые Гитлер считал полезными и ценными, следовало взять на вооружение, тем более что чрезвычайно многое из арсенала средств, применявшихся во время войны кайзеровским режимом в Германии и вне её для достижения победы, оказалось вполне совместимым с реализацией гитлеровских намерений истребить десятки миллионов людей, отнесённых к категории «низшей расы».

«Колосс на глиняных ногах»

Гитлер решил порвать с широко распространённым в самой Германии и далеко за её пределами мнением, что невозможно выиграть вооружённое противостояние с Россией – страной с необъятной территорией, огромным человеческим потенциалом, с выносливыми солдатами, с многовековой традицией успешного отражения вторжений с запада.

В печально известной работе Mein Kampf, «библии» национал-социализма, написанной в 1924−1925 годах, Гитлер дал уничтожающую характеристику современной ему России-СССР, он видел Россию территорией, заселённой отсталым безынициативным народом, не имевшим культурных потребностей. «Это гигантское восточное государство неизбежно обречено на гибель», – подытожил Гитлер. Ещё цитата: «Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, мы, конечно, можем иметь в виду в первую очередь только Россию и те окраинные государства, которые ей подчинены».

Мысли о том, что Россию возможно победить, он постоянно подкреплял в разговорах со своими приближёнными ссылками на исторический прецедент – Брестский мир, заключённый 3 марта 1918 года Советской Россией и Центральными державами, ядро которых составляли Германия и Австро-Венгрия. По условиям Брестского мирного договора Россия теряла территории в 1 млн кв. км, выплачивала контрибуцию в 6 млрд марок, была обязана демобилизовать армию и флот, Германии предоставлялись значительные торгово-экономические льготы.

Нет сомнения, что разработчики плана нападения на СССР «Барбаросса» ориентировались на итоги, к которым их предшественники принудили Советскую Россию в марте 1918 года. Неслучайно линия Волга – Архангельск, до которой по плану «Барбаросса» должен был дойти вермахт после вторжения в СССР, была близка к той линии, которую достигли немецкие оккупанты в результате Брестского мира.

Едва ли не последним в ряду обстоятельств, подвигнувших Гитлера к распоряжению о разработке «Барбароссы», стали первоначальные неудачи Красной Армии в советско-финской войне (30.11.1939 года – 13.03.1940 года). Оценив Красную Армию как полностью небоеспособную и назвав СССР «колоссом на глиняных ногах», Гитлер умудрился не заметить, как быстро советские военачальники учли свои ошибки, благодаря чему уже в конце февраля 1940 года линия укреплений Маннергейма, пусть и ценой огромных потерь, была прорвана, и Красной Армии был открыт путь вглубь Финляндии.

Неверная оценка Гитлером боевых возможностей Красной Армии, жизнеспособности СССР позже, в ходе Великой Отечественной войны, вышла Гитлеру боком – катастрофы на фронтах 1941−1942 годов стали для советского руководства уроками, в которых коренятся причины побед Красной Армии с 1943 года.

Советский «глиняный» колосс не только сумел выдержать супермощный удар вермахта, но и дошагал на этих ногах до Берлина.

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.