2021-01-30_12-02-11

Это их как огня боялись нацистские захватчики

30 мая 1942 года Постановлением Государственного Комитета Обороны при Ставке Верховного Главнокомандующего был создан Центральный штаб партизанского движения.

К этому моменту, к началу лета второго года войны партизанское движение на оккупированных территориях получило такой размах, что возникла необходимость в объединении руководства и координации общих действий народных мстителей.

Только на Украине партизаны уничтожили 465 тысяч вражеских солдат и офицеров, 1,5 тысяч единиц бронетехники, 211 самолетов, подорвали около 5 тыс. поездов.

Всего советские партизаны уничтожили, ранили или взяли в плен около полутора миллионов вражеских солдат, офицеров, чиновников оккупационной администрации…

Г.К. Жуков в мемуарах писал: «Командованию вражеских войск пришлось у себя в тылу практически создавать второй фронт для борьбы с партизанами, на что отвлекались крупные силы войск. Это серьезно отразилось на общем состоянии германского фронта и в конечном счете на исходе войны».

Жуков знал, что говорил.

Как знал и генерал-полковник гитлеровской армии Лотар Рендулич, когда писал: «История войн не знает ни одного примера, когда партизанское движение играло бы такую роль, какую оно сыграло в последней мировой войне. По своим размерам оно представляет собой нечто совершенно новое в военном искусстве. По тому колоссальному воздействию, которое оно оказало на фронтовые войска и на проблемы снабжения, работы тыла и управления в оккупированных районах, оно стало частью понятия тотальной войны».

Партизанское движение на оккупированных территориях Советского Союза к лету 1942 года стало фактически вторым фронтом. Именно поэтому и был создан Центральный Штаб Партизанского Движения. Его возглавил П.К. Пономаренко – первый секретарь ЦК КП(б) Белоруссии.

Кроме Центрального штаба, были созданы республиканские и областные штабы, а при штабах фронтов – отделы по связям с партизанскими силами.

Известно, чувство ненависти к захватчикам не даёт спать, не даёт ни о чём думать, пока они ходят по земле, дышат тем же воздухом.

Пожалуй, одним из самых ярких примеров «стихийного партизанства» можно признать следующий случай.

Рассказ записан кинооператором Михаилом Глидером, автором книги «С киноаппаратом в тылу врага».

Дело было в конце 1941-го, в Черниговской деревне Рейментаровка. Инвалид – глухонемой и одноглазый житель деревни Фёдор Растольный стал свидетелем того, как немцы расправились с его близкими, когда из деревни ушёл партизанский отряд. «Немцы, войдя в деревню, расстреливали женщин и детей из пулемета. Грудных с размаху сажали на колья забора. Солдаты поджигали факелами дома. Старика Григория Растольного живым бросили в горящую хату. Старика Апанаса Холмецкого немцы вывели на улицу, облили бензином, подожгли и, горящего, погнали по улице. 24-летнюю Полину Коробко за косы повесили на дереве, а семью её — отца Лариона, мать и брата Ваню десяти лет — сожгли вместе с хатой…».

Фёдор Растольный, видевший страшную гибель своего отца и других близких, ночью финкой зарезал гитлеровца. «Потом срезал струны с гитары, протянул их через дорогу. Немецкий связной мотоциклист налетел на заграждение. Федор прикончил и его… После этого Федор убежал в лес. В лесу он жил совершенно один. В очень тёмные ночи он возвращался в деревню, забирал борону, закапывал на дороге. Машины нарывались на зубцы. Федор ждал в кустах. Если бывала настоящая авария, не только прокол шины, он подбегал и приканчивал разбившихся немцев. В отряд он идти не хотел, показывая руками, что, как глухонемой, он не годится в партизаны»…

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.