2698980769

Почему немецкое наступление потерпело фиаско на подступах к Ленинграду

Сегодня из немецких документов известно, что Гитлером было принято решение блокировать город и ждать капитуляции.

Окончательно с Ленинградом, как объектом блокады, военно-политическое руководство Германии определилось 25 июля 1941 года. Эти документы можно прочитать в книге «Ленинградский «блицкриг». Там, пожалуй, впервые в нашей стране полностью приведён дневник командующего группой армий «Север» фельдмаршала фон Лееба и дан корректный перевод дневника начальника генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковника Гальдера, касающийся действий немецких войск под Ленинградом.

Как же всё происходило в начальный период войны под Ленинградом? Вначале несколько слов о группе армий «Север». Это была огромная группировка войск, численностью свыше 500 тысяч человек. В её состав входили 18-я и 16-я армия, а также 4-я танковая группа. Поддержку им оказывал 1-й воздушный флот в составе 1-го и 8-го авиакорпусов.

В первый же день войны – 22 июня 1941 года командующий группой армий «Север», наступавшей на Ленинград, фельдмаршал Риттер фон Лееб столкнулся с тем, чего не было до этого в покорённой немцами Европе. Два определения Лееба – «сопротивление противника» и «плохие дороги» – будут сопровождать его дневниковые записи вплоть до самой отставки в январе 1942 года. Это оказалось серьёзным русским контраргументом против немецких войск.

В более широком масштабе положение на всём Восточном фронте анализировал начальник генерального штаба сухопутных войск Гальдер. Видя растущее сопротивление Красной Армии, он решил пожертвовать одним из трёх направлений наступления на Советский Союз. 2 июля он выразился совершенно недвусмысленно о предстоящей блокадной судьбе города на Неве: «4-я танковая группа должна оцепить Ленинград». Гальдер решил ограничиться окружением Ленинграда в надежде на то, что город в конце концов сдастся сам. Тем самым, по его мнению, можно было бы сохранить силы и средства для действий на центральном и южном направлениях. Там уже серьёзно ощущалось снижение темпа наступления. Эти мысли он начал внушать Гитлеру. По существу это был отход от плана «Барбаросса».

Признав это, Лееб отказался от захвата Ленинграда с ходу, решив вначале окружить его. Он отдавал себе отчёт, что город по мере продвижения к нему немецких войск всё больше превращался в мощную крепость. Но захват Ленинграда после его окружения всё равно оставался первостепенной задачей командующего группой армий «Север».

В конце первой декады июля, после того как немцы овладели Псковом, Лееб делает примечательную запись: «Русские обороняют каждую пядь своей земли». Ему стало ясно, почему так отличались бои на первом этапе и к концу первой недели июля. Когда речь зашла об исконно русских землях, сопротивление начало резко возрастать.

10 июля считается официальной датой начала битвы за Ленинград. В этот день немецкие войска нанесли удары на Лужском, Новгородском и Старорусском направлениях. Финны перешли в наступление на Карельском перешейке и в Восточной Карелии. Непосредственно на Ленинград начали надвигаться немецкая 4-я танковая группа вместе с 18-й армией с юга и финская Юго-Восточная армия с севера. Темп наступления немецких войск неуклонно снижался, чем глубже они вторгались на русскую территорию.

12 июля в дневнике Лееба появляется такая запись: «Большие потери. Если наступление и дальше так пойдёт, то войска вскоре будут измотаны. Фюрер уже больше не придаёт особого значения Петербургу». Этому имелось объяснение. Менее чем через месяц после начала войны импульсивный Гитлер изменил мнение относительно Ленинграда. Город на Неве перестал быть для него объектом, имеющим первостепенное значение. Главенствующая роль в этом судьбоносном решении принадлежит Гальдеру, которому удалось переспорить командование вермахта и окончательно убедить Гитлера отказаться от захвата Ленинграда. Основной причиной этого было всё более возраставшее сопротивление советских войск.

25 июля следует полагать окончательной датой в принятии Гитлером решения о блокировании Ленинграда. Подтверждением являются слова начальника штаба верховного командования вермахта (ОКВ) фельдмаршала В. Кейтеля, который заявил в этот день: «Ленинград необходимо быстро отрезать и взять измором. Это имеет важное политическое, военное и экономическое значение».

На следующий день это подтвердило командование сухопутных войск (ОКХ): «Задача группы армий «Север» заключается в блокировании Ленинграда с юго-востока, соединения с финнами восточнее Ладожского озера и недопущение отхода на восток вражеских войск, окружённых в районе между Эстонией и Ленинградом».

В тот же день это вынужден был признать сам командующий группой армий «Север» фельдмаршал фон Лееб: «Ленинград не следует брать, его необходимо лишь окружить».

Больше на тему силового овладения Ленинградом дискуссий не велось. Выбор был сделан окончательно в пользу блокады города. Главенствующая роль в этом решении принадлежит Гальдеру, которому удалось переспорить верховное командование вермахта и окончательно убедить Гитлера отказаться от захвата Ленинграда. Несогласованность планов ОКВ и ОКХ существенно затрудняла взаимодействие высших штабов вермахта и сказывалась на действиях войск. На корпусном и дивизионном уровне в самой группе армий «Север» об этих разногласиях не знали.

1 августа Леебу поступило распоряжение ОКХ: первоочередная цель – Москва. Ленинград следует только окружить. В очередной раз были изменены акценты в постановке задач. По существу Ленинграду теперь была отведена второстепенная роль во всей восточной кампании. 2 августа состоялось совещание в штабе командования сухопутных войск. Там была в очередной раз озвучена главная цель группы армий «Север»: блокирование Ленинграда.

После войны стали известны высказывания представителей ближайшего окружения Гитлера относительно судьбы Ленинграда. Вот что, к примеру, было записано в дневнике Геббельса 16 августа 1941 года: «Фюрер хочет по возможности сберечь солдат. Так, он намерен Петербург и Киев не брать штурмом, а заморить их голодом». Одной из причин, по мнению Геббельса, было то, что Гитлер внимательно изучил фотоплан города, на котором изображались даже противотанковые ежи, и пришёл к выводу, что танковые соединения вводить в город бессмысленно.

18 августа Гитлер распорядился начать практику блокирования крупных городов с Киева, который пожелал не брать штурмом, а ждать, когда тот, оказавшись в окружении, выбросит белый флаг. После этого превратить город в пепел и развалины. Такая же судьба ожидала и Ленинград…

По материалам Юрия Лебедева офицера запаса, автора книги Ленинградский «блицкриг», г. Санкт-Петербург

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.