0ykyIsAh2-k

Как в рукопашной схватке 18 погранцов уничтожили в четыре раза больше гитлеровцев

После перехода 15 июля 1943 года войск фронта в контрнаступление 224-му Памирскому стрелковому полку была поставлена задача овладеть деревней Тёплое с юго-западной стороны и выйти на высоты в сторону села Самодуровки Поныровского района Курской области.

Тем самым достигался обход противника, который наступал с юго-восточной окраины Тёплого на юг. Командиру 2-го взвода 3-й роты полка лейтенанту Романовскому было приказано прикрыть правый фланг 1-го стрелкового батальона и обеспечить его выдвижение на Самодуровку.

Но немцы, воспользовавшись малочисленностью нашего прикрытия, подтянули сюда до 200 автоматчиков с танками и бронетранспортёрами. Им удалось окружить взвод. Лейтенант Романовский принял неравный бой. Его подчинённые, окопавшиеся во ржи на безымянной высоте, держали под огнём все проходы по лощинам в наши тылы и тем самым дали возможность 1-му батальону выдвинуться глубоко во фланг противника.

Когда закончились боеприпасы, несмотря на потери и большое численное превосходство врага, лейтенант Романовский повёл бойцов в штыковую атаку. Гитлеровцы пытались окапываться, но наши герои настигали их, не давая оборудовать даже ячейки для стрельбы лёжа. Правда, немало и наших героев получили тяжёлые ранения. Трижды был ранен лейтенант Романовский. Однако он продолжал руководить боем. Рядом с командиром находился его заместитель старший сержант Григорий Гайдаматченко, получивший тяжёлое ранение в плечо. Об этом поведали наспех сделанные перевязки, пропитанные кровью бинты на телах павших героев. Когда к месту боя прорвались подразделения 224-го стрелкового полка, то нашли там 18 погибших воинов из взвода Романовского и почти сотню гитлеровцев.

Стоит заметить, что свой подвиг на безымянной высоте между деревней Тёплое и селом Самодуровка (ныне Игишево) Поныровского района фактически совершил не полноценный стрелковый взвод (по штату от 10 декабря 1942 года он имел 47 человек), а два неполных стрелковых отделения. Наступали же на них (пусть и крепко потрёпанные в предыдущих боях) две пехотные роты со средствами усиления. Наши пограничники могли противопоставить им лишь лёгкое стрелковое оружие и снайперскую выучку. Тем не менее, по уточнённым данным, в результате боя немцы только убитыми потеряли 83 человека.

Кроме того, согласно немецкой статистике, которую озвучил в конце войны начальник штаба оперативного руководства вермахта генерал-полковник Альфред Йодль, на каждого их погибшего приходилось 2,6 раненых, причём 15 процентов из них в строй не возвращались. Выходит, 18 наших героев-пограничников вывели из строя около трёх сотен гитлеровцев из состава 16-й пехотной дивизии 47-го танкового корпуса. То есть каждый поразил более 16 вражеских солдат и офицеров!

По сути, подчинённые лейтенанта Романовского совершили военное чудо и тем самым спасли свой полк и дивизию. И вполне закономерно, что командир полка полковник Николай Стороженко, командир дивизии генерал-майор Сергей Сенчилло, командующий 70-й армией генерал-майор Владимир Шарапов и член военного совета армии генерал-майор Николай Савков подписали на каждого наградные листы с заключением: «Достоин присвоения звания Герой Советского Союза посмертно».

Однако представления не были реализованы. Трудно судить сейчас, почему так получилось. Возможно, сказалось то, что действия только что прибывшей из резерва Ставки 70-й армии, сформированной из пограничников, в целом не были удачными. Вот что об этом написал в своих мемуарах командовавший в то время Центральным фронтом Маршал Советского Союза Константин Рокоссовский: «Мы возлагали на эту армию большие надежды и направили её на самый ответственный участок – на правый фланг, в стык с войсками Брянского фронта.

Но действия пограничников были неудачны. Объяснялось это неопытностью старших командиров, впервые оказавшихся в столь сложной боевой обстановке. Соединения вводились в бой с ходу, неорганизованно, по частям, без необходимого обеспечения артиллерией и боеприпасами к ней. Возлагая ответственность за неудачные действия армии на её командование и штаб, не могу снять вины с себя и со своего штаба: поспешно вводя армию в бой, мы поставили ей задачу, не проверив подготовку войск, не ознакомившись с их командным составом. Это послужило для меня уроком на будущее».

Всё же 21 декабря 1943 года, командуя уже Белорусским фронтом, генерал армии Константин Рокоссовский и член военного совета фронта генерал-лейтенант Константин Телегин своим приказом № 83 от имени Президиума Верховного Совета СССР посмертно наградили всех бойцов геройского взвода орденами Отечественной войны I степени.

Андрей Бондаренко. «Красная звезда»

Поделиться ссылкой:

2 комментария

  1. опять »200 автоматчиков». ну, не было у вермахта такого. автоматы были лишь у командиров отделений и взводов.
    вообще никогда не было, чтобы легендарным автоматом, являющимся одним из элементов образа немецкого пехотинца, было вооружено всё подразделение. рядовому немецкому пехотинцу полагался карабин/винтовка.
    в более позднее время только в SS было поголовное вооружение автоматами. но это был уже другой автомат, прообраз советского АК.

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.