5

Раствориться на местности: как во время войны маскировались советские снайперы

Во время Первой мировой войны английские снайперы шли на хитрые уловки.

Позицией для стрелков становились макеты верстовых столбов, памятников, могил на кладбищах, чучела убитых животных. Это позволяло им довольно долго оставаться незамеченными для наблюдателей противника.

Во время Великой Отечественной снайперы придавали маскировке еще большее значение. Бывали случаи, когда они оборудовали свои огневые позиции за передним краем обороны. Но делать это получалось не всегда. Где-то такой маскировке препятствовали условия местности, где-то инженерные заграждения и минные поля. Нередко свои позиции снайперы оборудовали в траншеях, выбирали наиболее замаскированное место, делали вырез для винтовки. Устраивались и в различных строениях или развалинах. При этом главным правилом было не занимать ранее оборудованные другими снайперами огневые позиции и не вести стрельбу из амбразур ДОТов и ДЗОТов, поскольку все эти сооружения были хорошо пристреляны противником.

«Я раз стал вести огонь из амбразуры своего ДЗОТа. Напротив амбразуры стоял наш станковый пулемет и своим щитком прикрывал амбразуру. Я приспособился рядом со щитком станкового пулемета и произвел два выстрела по противнику, как в ответ отозвался пулемет противника, который выпустил длинную очередь по моей амбразуре
и в результате бронебойной пулей пробил щиток пулемета, а осколки разрывных пуль от щитка посыпались на мою голову и лицо. Ранить меня не ранило, а вот оптический прицел немного поцарапало. С этого времени я навсегда отказался занимать позиции в амбразурах ДЗОТов», – отметил один из снайперов 131 стрелкового полка пограничных войск НКВД СССР.

Для маскировки оружия снайперы использовали траву: обвивали ею стволы веревок, чтобы они не выделялись на зеленом фоне. Прицелы покрывали лопухами. Маскироваться помогали маскхалаты, но, чтобы еще больше слиться с зеленью травы и листвы, бойцы обвивали головы и плечи шпагатом и под него втыкали пучки травы и ветки.

«Боевая практика показала, что оружие желательно окрашивать в защитный цвет, – отметил майор Трифонов в своей публикации «Внедрять в боевую учебу опыт снайперов». – Чтобы избежать солнечных бликов от линз, некоторые стрелки применили такое изобретение: на объективы бинокля и оптические прицелы стали надевать картонные трубки длиной 5–10 сантиметров». Находясь на позициях, снайперы
часами выслеживали противников.

Характерен опыт Тимофея Гребенщикова. Однажды, прибыв на одну из своих огневых позиций, он заметил неподалеку куст, которого раньше на местности не было. Четыре часа Гребенщиков пристально наблюдал за кустом. На пятом часу он заметил движение. Очевидно, замаскировавшийся немецкий снайпер подумал, что за ним никто не наблюдает, и решил приподняться, чтобы лучше рассмотреть наш передний край обороны. В ту же секунду он был сражен пулей.

«На следующий день Гребенщиков в паре с другим бойцом снова вышел на «охоту». Внимательно оглядев местность, Тимофей заметил два новых пня возле старой молотилки. Он было подумал, что это ему показалось. Протер глаза и снова посмотрел вперед. Нет, не ошибка! Теперь ясно: там фашисты! Гребенщиков прицелился. Вот один «пень» приподнялся. Тимофей нажал на спуск. Немец повалился навзничь. Тимофей еще выстрелил – и сник второй фашист», – писали в заметке об этом стрелке.

До появления наших снайперов на тех или иных участках фронта гитлеровцы вели себя нагло: ходили в полный рост. Снайперы прижали их к земле. Немцы рассвирепели и стали тщательно выслеживать их. Малейшее колебание травы вызывало моментальную реакцию фашистов. «На каждый меткий выстрел нашего снайпера противник обычно отвечал беглым минометным и даже артиллерийским огнем по переднему краю и глубине обороны», – писал в своем рапорте старший лейтенант Абрам Кацин, чей взвод снайперов за две недели стажировки в августе 1943 года на участке Волховского фронта уничтожил 270 гитлеровцев.

Пристальное наблюдение за противником показало, что вражеские снайперы редко и весьма неохотно меняли свои позиции. Они действовали в тесной связке с минометами и станковыми пулеметами. Это натолкнуло на мысль, что огневые точки были оборудованы полевыми телефонами. Чтобы вычислить позиции снайперов и огневых средств фашистов, наши снайперы порой умышленно выдавали свое местоположение.

«Однажды ночью ефрейтор Максимов нарочно обнаружил себя выстрелом и тут же сменил позицию, – писал журнал «Пограничник» в номере 21–22 в 1942 году. – Противник не замедлил прострочить оставленную Максимовым позицию. По вспышкам выстрелов снайпер определил местонахождение и дистанцию до целей и уничтожил их».

Во времена затишья минометные расчеты противника отсиживались в блиндажах. Но наши снайперы, вычисляя расположение этих укрытий, давали батальонной и полковой артиллерии точные координаты сооружений. Когда гитлеровцы выбегали из блиндажей в направлении своих огневых позиций, их тут же уничтожали снайперские пары…

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.