2020-12-18_14-57-52

Как в СМЕРШе выявляли нацистских пособников в мае 1945 года

Только за один май 1945 года управления контрразведки «Смерш» 1-го, 3-го Украинского и Ленинградского фронтов выявили и разоблачили 159 агентов гитлеровских спецслужб, 667 лиц, служивших в вермахте и частях РОА.

Результаты этой работы в докладных записках и спецсообщениях занимали всего несколько страниц, а существо материалов, полученных на фигурантов, вмещалось в один абзац, подобный этому: «через агента-опознавателя «Учащийся» (бывший военнослужащий РОА) на СПП 4-й Ударной армии был опознан агент немецкой разведки Голиков Д.И. …»

Под давлением неопровержимых доказательств Голиков дал показания. А дальше контрразведчики Управления «Смерш» Ленинградского фронта звено за звеном раскрыли всю шпионскую сеть абвергруппы-212 и вышли на ее руководителя – А. Зардыньша. Его и еще семерых агентов, как установили контрразведчики, гитлеровцы оставили на «…оседание в тылу Красной армии, чтобы заниматься диверсиями, террором против офицеров Красной армии. Вести разведку предприятий и других военных объектов.

Для выполнения этого задания его группе было выдано оружие, гранаты и боеприпасы…». Так докладывал Абакумову о результатах проделанной работы начальник управления генерал Александр Быстров.

По мере продвижения советских войск к Берлину объем фильтрационной работы стремительно нарастал. Перед военными контрразведчиками проходили сотни тысяч, а в весенние месяцы 1945 года – миллионы советских военнопленных и граждан, угнанных на принудительные работы в Германию. Для бывших командиров и бойцов Красной армии, испытавших горечь поражения первых месяцев войны, выживших в нечеловеческих условиях гитлеровского заключения и сохранивших верность Родине, допросы с пристрастием смершевцев казались оскорбительными и несправедливыми. это «чистилище» являлось для них не меньшим испытанием, чем фашистский плен. Они рвались в бой, чтобы поквитаться с врагом. еще большим оскорблением для них было то, что рядом на лагерном плацу или на соседних нарах находились те, кого они люто ненавидели и презирали: надсмотрщики и палачи из расстрельных лагерных команд, власовцы и полицаи.

Боль, которую сотрудники Смерша причиняли ни в чем не повинным военнопленным и насильно угнанным в Германию людям, была обусловлена тем, что гитлеровские агенты, каратели, власовцы и другая нечисть, которая прибилась к фашистам, надеялись
скрыться в многомиллионном потоке освобожденных.

17 октября 1944 года передовой батальон советских войск вошел на территорию лагеря военнопленных №2. Среди узников, с радостью встретивших своих освободителей, находился бывший рядовой 95-го стрелкового полка И. Стариков. История, которую
он поведал сотруднику Смерша, на первый взгляд не отличалась от десятка других, которые тот выслушал за день. 14 октября 1941 года, по словам Старикова, он в составе разведгруппы отправился в тыл противника, чтобы добыть языка, и там попал в засаду. В перестрелке был ранен и оказался в плену. Несмотря на голод, холод и унижения, он выстоял и теперь готов с оружием в руках сражаться с врагом.

При последующей фильтрации на сборно-пересыльном пункте старший оперуполномоченный Управления «Смерш» Московского военного округа капитан А. Махотин обратил внимание на ряд нестыковок в объяснениях Старикова и начал его разработку.

Вскоре нашелся живой свидетель – командир той самой разведгруппы, что отправлялась за языком, сержант Воронин. Он развеял героический образ Старикова и рассказал о его предательстве и добровольной сдаче в плен.

Но то была только одна часть правды, другая, еще более страшная для Старикова, вскоре стала известна Махотину. В руки контрразведчиков попали архивы финской спецслужбы, и перед ними открылся матерый агент противника «Сергей» – Стариков. После сдачи в плен он инициативно предложил свои услуги разведке и был направлен на учебу в разведывательно-диверсионную школу в Петрозаводске.

После ее окончания в составе специального отряда его перебросили в район Мурманска для проведения разведки и диверсий на железной дороге. По возвращении Стариков в качестве вербовщика ездил по лагерям и склонял военнопленных к сотрудничеству с финской разведкой. Только в одном Паркинском лагере Стариков завербовал 22 человека. Последнее задание – под видом военнопленного внедриться в ряды Красной армии – выполнить ему не удалось…

Число таких предателей, как Стариков и Зардыньш, неуклонно возрастало. И все же главным итогом фильтрационной работы органов Смерша были не они. Миллионам советских граждан, находившимся в плену, было возвращено честное имя. В докладных записках им отводилось всего несколько строчек: «Подлежит передаче командованию»; «Подлежит возвращению на Родину».

Как в СМЕРШе выявляли нацистских пособников в мае 1945 года
Справка о нахождении в плену

Источник: по материалам статьи журнала ФСБ: за и против № 2 (54) апрель 2018

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.