battle-rzhev11

100-я отдельная стрелковая бригада в боях за Великие Луки

100-я отдельная стрелковая бригада с 11 декабря 1942г. по 20 декабря 1942г. находилась в резерве 22-й Армии в районе Льба (12 км севернее города Белый), т.к. после кровавых боёв в операции «Марс» ей предстояло получить пополнение и привести себя в порядок для дальнейших боевых действий.

С 20-го по 23 декабря 1942г. бригада автотранспортом была переброшена в район г. Великие Луки, где поступила в подчинение командующего 3-й Ударной Армии (3 УА) [1]. В Журнале боевых действия (ЖБД) так описан этот марш:

21.12.42г. в 17:00 прибыл первый эшелон и приступил к разгрузке в районе Еремино – Пески. В 17:30 21.12.42г. стало известно, что части бригады должны были быть выгружены в роще южнее Булынино, т.е. это решение у командования 3 ударной армии возникло в процессе нашего марша, но к моменту прихода частей бригады в этот район командование армии не встретило своим делегатом на повороте дороги д. свх Ушицы, Липец и далее на Булынино.

Но к этому времени уже разгрузились 2 и 3 сб и отправили машины обратно и поэтому этот состав людей шли походным порядком. Машины и люди, шедшие походным порядком из свх Ушицы в Булынино, дороги не знали, ночь была темная и туман, дорога скользкая (лед с водой).
А поэтому сосредоточение шло очень долго, отдельные машины ходили до утра. 22.12.42г. часть машин скатывались под горы и опрокидывались.

Недостатки марша

1) Машины подавались пачками и из разных частей и разной подъемной силы; и это штабу не было известно и поэтому расчета людей по машинам произведено не было.
2) Резерва машин не было. При выходе из строя машины заменять было нечем и людей приходилось пересаживать на другие машины, которые так же перегружались и так же выходили из строя.
3) Запаса бензина с собой взято не было, часто машины из-за отсутствия бензина останавливались в дороге.
4) Регулирования движения дорожной службой фронта и 3 ударной армии организовано не было, а это особенно было необходимо от свх. Ушицы и до Булынино. Бригада своих сил на таком большом маршруте организовать [не] могла.
5) Управление частями на марше осуществлялось только при остановке на большой привал.

Положительные стороны

1) Марш прошел в хороших метеорологических условиях, что обеспечило скрытность сосредоточения.
2) Сравнительно быстро, на расстоянии 220 км за 19 ходовых часов, был совершен марш; и так с 21.12.42г. 100 стр.бригада вышла из состава 22 армии и вошла в состав 3 Ударной армии так же Калининского фронта.
Таким образом, части бригады совершили марш-маневр с левого фланга Калининского фронта (39 армия) и до правого фланга этого фронта 3 Ударной армии.
22.12.42г. в 2:00 начали прибывать части и сосредоточение шло до 24:00 22.12.42г. [2].
В период, когда 100 осбр находилась в составе 3 УА, ею командовал (18 сентября 1942 — ноябрь 1943) К. Н. Галицкий (генерал-майор, с 30 января 1943г. генерал-лейтенант) [3].

Вспоминая те дни, командующий 3 УА К.Н. Галицкий пишет, что, хотя к вечеру 22 декабря подошли 360-я стрелковая дивизия и 100-я стрелковая бригада, «их было недостаточно, чтобы восполнить нехватку резервов. И все же с прибытием этих соединений наши силы возросли. Побеседовав с их командирами, я убедился, что они уже ознакомлены с обстановкой, и потому сразу же поставил им задачи. 360-ю стрелковую дивизию приказал к утру развернуть на рубеже Грибушино, Ширипина, 100-ю стрелковую бригаду — левее, в районе Ваталихи. При этом подчеркнул:

— Учтите, что от этого рубежа до Великих Лук всего 8 км. Ваша задача — не допустить прорыва противника к городу» [4].

Вот как свидетельствует о тех днях генерал армии А.П. Белобородов:

«Мы рассматривали карту, которая и сейчас, более трети века спустя, лежит передо мной. Она помечена 3 января 1943 года. Бросается в глаза клин, вбитый противником в нашу оборону. …Несколько в глубине — 1195-й полк той же [360-й стрелковой] дивизии. Эта дивизия теперь выдвинута на главное направление, на рубеж Бурцево, Алексейково. Кроме нее на главном направлении находилась 100-я стрелковая бригада полковника В. Е. Воронкова. Она опиралась на ширипинский узел опорных пунктов и являлась вторым эшелоном корпуса. …100-я бригада и полк Трухачева начали контратаку на Иванцово. И хотя отбить деревню не удалось, противник вынужден был остановиться. Мы выиграли необходимое время и закрыли прорыв» [5].

В ЖБД имеется следующая запись:

4.1.43г. к 6:00 бригада вышла в указанный район и получила устный приказ от Командарма 3 Галицкого быть готовой к действию по двум вариантам: первое, если 47 мсбр при успешном захвате станции 4.1.43, то бригада вводила один СП в прорыв, а если действия не успешные, то бригада должна наступать с 12:00 5.1.43г. и овладеть станцией Великие Луки. С 10:00 началась рекогносцировка района предстоящих действий.

… В 24:00 4.1.43г. были вызваны командиры частей на КП, где получили боевой приказ на наступление. …Приказ командиром бригады был отдан письменно и по карте рекогносцировки проведено не было ни с командирами батальонов, ни с командирами рот и взводов, а поэтому никакой увязки вопросов взаимодействия на местности проведено не было ни с танками, ни с артиллерией. Вся увязка взаимодействия заключалась в разговоре ночью и выразилась: «Что за каждым танком должен наступать взвод пехоты и не отрываться от него». Танкисты также не производили рекогносцировки своих боевых курсов. А в общем можно сказать, что наступление было организовано наспех и никакой предварительной подготовки проведено не было.

… Части долго выходили в исходное положение до наступления. Ночью шел снег и поэтому части блуждали. Связь к началу артподготовки с батальонами не была установлена, кроме 4сб., и поэтому не знали вышли ли части на исходное положение. Хотя все командиры штаба были разосланы для уточнения расположения частей.

[5.1.43г.] 9:40 части перешли в атаку, связи так и нет, и только установлено наблюдением. Артподготовка была проведена слабо, а по сути и не было. Связь с 603 мин.полком не установлена, наш миндивизион был не готов. И из всей артподготовки было слышно, как играла «Катюша».

… Командный пункт штаба бригады и 236 танковой бригады расположен Белодедово. Штаб бригады в этот пункт прибыл на рассвете и оборудовать землянок или блиндажей не успел, и поэтому основные работники штаба бригады и штаба танковой бригады находились в единственно уцелевшем домике. В 11:00 немецкая авиация сделала налет по этому пункту, бомбы падали вблизи дома, у которого повылетали стекла в окнах и доски в забитых окнах, что явилось сигналом для выхода из этого дома. В 14:00 немецкий танк вышел на высоту и тремя прямыми выстрелами в дом убил командира 44 лбр, тяжело ранил командира 100 стр. бригады Гвардии Полковника Воронкова, который через день умер и еще ряд командиров.

Этот случай показывает, что к выбору командного пункта необходимо подходить со всей серьезностью и выбирать его по меньшей мере в 3-6 км от переднего края, в танко недоступном районе, укрытом с воздуха, обеспечивающем хорошие подступы, обязательно имеющем землянки и щели. Все подразделения обслуживающих КП должны быть удалены от него, с тем чтобы не демаскировать командный пункт.

«Как мы и ожидали, – пишет командующий армией К. Н. Галицкий, – утром 6 января 331-я пехотная дивизия была введена в бой. Одновременно противник бросил в атаку только что прибывшие 2, 6 и 8-й отдельные егерские батальоны. …Цели же своей, состоявшей в том, чтобы расширить вклинение, не достигли, так как их атака в направлении Ширипина была отбита нашими частями.

Здесь врагу противостояли воины 19-й гвардейской и 360-й стрелковых дивизий, 44-й лыжной и 100-й стрелковой бригад. В жестоком бою, не прекращавшемся в течение всего дня, они проявили величайшую самоотверженность и стойкость. Противнику дорого обошлись те несколько сот метров, на которые он смог продвинуться. Он оставил там множество трупов своих солдат и офицеров. Немалые потери понесли и наши части. В этом бою пал смертью героя командир 44-й лыжной бригады полковник П. Ф. Лобов, был тяжело ранен командир 100-й стрелковой бригады полковник Е. В. Воронков» [6].

Вот как в ЖБД описываются боевые действия под Великими Луками:

Несколько слов о всей проведенной операции бригадой с 5 по 12.1.43г. На бригаду в наступлении 5.1.43г. ставилась главная задача по срезу выступа противника, вклинившегося в нашу оборону в районе Путятино, Комоки, Плеханово и вспомогательные удары на 19 гв.сд и 360 сд. По всем данным противник в этом районе также готовил наступление и подтянул в этот район свежие силы.

Наше наступление началось в 9:30, а противник готовил атаку в 11:00. Таким образом, мы упредили противника на 1 час 30 минут, и мы встретили встречное контрнаступление. Противник расстроил наступающие части бригады огнем, а после этого перешел в наступление. Бригада в течение дня вынесла сильные контрудары превосходящих сил пехоты и танков противника, на открытой местности и не закопанных в землю из-за отсутствия лопат, и мерзлая земля.

В результате первого дня боя бригада потеряла до 80% всего личного состава.

С 6 по 11.1.43г. бригада вела тяжелые бои с превосходящими силами танков и пехоты противника, который свой главный удар направил на нашу бригаду. Это известно по карте, взятой у офицера 3 роты 5 егерского батальона на высоте 174.2. На карте было указано направление главного удара противника Грибушино, высота 174,2, Белодедово, Олешкино и далее на Великие Луки.

В ночь с 13 на 14.1.43г. для окончательного уничтожения немецкого гарнизона, на ст. Великие Луки была сформирована рота в составе 150 человек, командир роты капитан Шарафутдинов и направлена в распоряжение командира 257 стр. дивизии полковника Дьяконова. В боях за освобождение ст. Великие Луки рота показала по отзыву командира 257 стрелковой дивизии хорошие результаты, командир роты Шарафутдинов награжден орденом «Красная звезда».

100-я отдельная стрелковая бригада в боях за Великие Луки
Схема. Отражение контрудара противника юго-западнее Великих Лук [7]

С 13 января бригада находилась на переформировании, готовясь к приему пополнения, в том числе и зимнего обмундирования, как того требовали погодные условия. 15.01.1943г. Штаб 3 ударной армии отправил всем зам.командирам по политчасти и начальникам политотделов шифровку:

«В связи с резким похолоданием участились случаи обморожения бойцов. Примите меры. … О работе и принятых мерах донести спецдонесением к 20 января 1943» [8].

Подтверждением своевременности такого решения свидетельствует ветеран 100 осбр С Джиенбаев:

«В начале января ударили морозы. Досаждали они, конечно, не только войскам противника, но не в меньшей степени и нам. Населенные пункты были разрушены отступающими гитлеровцами, так что с жильем были большие трудности. В дневное время, чтобы не демаскировать передний край обороны, нельзя было использовать времянки и костры для обогрева личного состава. – Нам были дополнительно выделены валенки, полушубки, теплое белье и портянки» [9].

О значении Великолукской наступательной операции имеется немало свидетельств. В частности, командующий 3УА К.Н. Галицкий в своих мемуарах пишет:

«Сражение в районе Великих Лук, которое иногда не без оснований называют “Сталинградской битвой в миниатюре”, вошло в летопись Великой Отечественной войны как одна из успешных операций. В ходе ее была окружена и уничтожена значительная группировка вражеских войск в крупном городе. Своими действиями части и соединения 3-й ударной армии притянули на себя и сковали на довольно узком 50-километровом фронте в общей сложности до 10 дивизий противника, не позволив использовать их на других направлениях…

Наступательные действия войск Калининского фронта, проведенные зимой 1942/43 г., совпали с историческими сражениями Красной Армии под Сталинградом и, несомненно, в известной степени оперативно влияли на ход боев на юге. Что касается Великолукской операции, задуманной в качестве вспомогательной, то по мере развития событий она переросла в основную на Калининском фронте.

При ее осуществлении ставились две важнейшие задачи: овладеть великолукским плацдармом, разгромив действовавшую там немецко-фашистскую группировку, и сковать значительные силы и средства противника в стратегическом треугольнике Великие Луки, Новосокольники, Невель. Тем самым мы должны были лишить вражеское командование возможности перебросить их на другие участки советско-германского фронта, в первую очередь на сталинградское направление.

В ходе Великолукской операции, продолжавшейся около 50 дней, эти задачи войсками 3-й ударной армии были выполнены» [10].

Вот как вспоминает эту операцию П. Карель, пресс-атташе министра иностранных дел Риббентропа, оберштурмбаннфюрер:

«19 ноября 1942 года на Южном фронте началось второе крупное советское зимнее наступление, главные удары наносились в Сталинграде и на Дону. …Советская 3-я ударная армия должна была в конце концов добраться до Витебска. Однако, чтобы взять Витебск, нужно было сначала захватить Великие Луки.

Генерал Пуркаев атаковал город тремя дивизиями. Три дивизии против одного полка. Русские обошли Великие Луки с севера и юга через цепь опорных пунктов 83-й пехотной дивизии, и окружили город. Внутри крепости находилось 7500 немцев под командованием подполковника фон Сасса, оборонявших линию фронта в двадцать один километр: гранатомётчики, артиллеристы, саперы, хозяйственные и медицинские части 83-й пехотной дивизии. Они были усилены, или просто к ним присоединились оказавшиеся внутри «крепости» после отступления следующие части: железнодорожники, строители, части 3-го полка реактивных минометов «Небельверфер»; 17-й легкий разведывательный батальон; немецкий батальон самообороны; батальон эстонских добровольцев, сформированный из эстонцев, основная часть которых во время боя группой перешла из Красной Армии; три роты 286-го зенитного дивизиона; рота легких зенитных орудий и 2-я рота тяжелых минометов 736го артиллерийского дивизиона армии; 3-й дивизион 183-го артиллерийского полка и части 70-го моторизованного артиллерийского полка. Миниатюрный Сталинград» [11].

Оценивая действия бойцов Красной Армии в зимней кампании 1942/43 г., маршал Советского Союза Г.К. Жуков, подчёркивает:

«Важнейшими предпосылками разгрома немецких войск в операциях “Уран”, “Малый Сатурн” и “Кольцо” явились умелая организация оперативно-тактической внезапности, правильный выбор направления главных ударов, точное определение слабых мест в обороне врага. Огромную роль сыграл правильный расчет необходимых сил и средств для быстрого прорыва тактической обороны, активное развитие оперативного прорыва с целью завершения окружения главной группировки вражеских войск. …Верные сыны России, Украины, Белоруссии, Прибалтики, Кавказа, Казахстана, Средней Азии стойкостью и массовым героизмом заслужили бессмертную славу» [12].

Эти слова можно смело отнести и к воинам 100-й отдельной стрелковой бригады, мужественно проявивших себя в этой операции, как и в предыдущей – 2-й Ржевско-Сычёвской (операция «Марс»).

Совершив марш-манёвр в 3УА, 100 осбр оказалась на главном направлении Великолукской операции, нанеся контрудар по противнику, который был вынужден остановиться. За время операции в бригаде сменилось несколько командиров – В.Е. Шевцов, Е.В. Воронков, Михеев, А.А. Морецкий, – что, на наш взгляд, отразилось на организации боевых действий.

В целом же, бойцы 100-й отдельной стрелковой бригады, находясь в составе 3-й Ударной армии, внесли немалый вклад в успешное проведение этой наступательной операции Калининского фронта, переросшей из вспомогательной в основную, став по своему значению «Сталинградом в миниатюре». И вполне заслуженно: войска 3 УА сковали до 10 дивизий противника, не допустив их использование на других направлениях. Исходя из документов т.н. «полевого звена», эту операцию вполне допустимо считать частью Ржевской битвы, которая положила начало перелому в Великой Отечественной войне.

Заглавное фото: Бои за Великие Луки 1943 год

Библиографические ссылки:
1) ЦАМО РФ. Ф. 100 осбр. Оп.I. Д.2. Л.3 с об. //Абенов, К. Операция «Марс». Казахи в «Долине смерти». – Алматы: Жеті жар?ы, 2010. – С.216 – 217.
2) Здесь и далее действия 100 осбр рассматриваются на основе ЖБД (выделено курсивом) //ЦАМО. Ф.1918. Оп.1. Д.3. Л.24об. URL: https://pamyat-naroda.ru/documents/view/?id= 130658754.
3) Ударная Армия // Советская военная энциклопедия. — М.: Воениздат, 1976-1980. —Том 8. — М.: Воениздат, 1980. — С.171; Ударные Армии // Советская военная энциклопедия. — М.: Воениздат, 1976-1980. —Том 8. — М.: Воениздат, 1980. — С.172-174; Галицкий, Кузьма Никитович. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/ Галицкий, Кузьма Никитович.
4) Галицкий, К. Н. Годы суровых испытаний. 1941-1944: Записки командующего армией. — М.: Наука, 1973. – С.258.
5) Белобородов, А.П. Всегда в бою. — М.: Воениздат, 1978. – 225 – 227.
6) ЦАМО. Ф.317. Оп.4306. Д.143. Л.75 //Галицкий К. Н. Годы суровых испытаний. 1941-1944: Записки командующего армией). — М.: Наука, 1973. – С.266.
7) Схема 2. Отражение контрудара противника юго-западнее Великих Лук //Паульман, Ф.И. В боях за Великие Луки. – Таллин: Ээсти Раамат, 1973; эта же схема есть в книге: Исаев, А. В. Когда внезапности уже не было. История ВОВ [Великой Отечественной войны], которую мы не знали. — М.: Яуза, Эксмо, 2006. URL: http://militera.lib.ru/h/isaev_av6/s12.gif.
8) ЦАМО. Ф.919. Оп.1. Д.136. Л.80-82. URL: https://pamyat-naroda.ru/documents/view/C12.
9) Джиенбаев, С.С. Сотая казахская. – Алматы, 2016. – С.121.
10) Галицкий, К. Н. Годы суровых испытаний. 1941-1944: Записки командующего армией. — М.: Наука, 1973. – С.280, 290.
11) Карель, П. Восточный фронт. Кн. 2: Выжженная земля, 1943-1944/ Карель Пауль; пер. О. Строгановой. – М.: Эксмо,2009. – С. 276.
12) Жуков, Г.К. Воспоминания и размышления. – М., 1970. – С.424 – 425.

Автор: Н. Такижбаева, к.и.н. (ВАК СССР), доцент истории

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.