1531374601-1

Таран Евгения Пичугина

Именем младшего лейтенанта Е. И. Пичугина названа одна из улиц города Калинина. О его подвиге напоминает мемориальная доска, установленная на здании шелкоткацкой фабрики.

Прах летчика-истребителя, которому присвоено звание Героя Советского Союза посмертно, покоится в воинском захоронении на западной окраине города.

…День еще только занимался, когда «ястребок», ведомый младшим лейтенантом Евгением Пичугиным, вынырнул из-за леса. Внизу, на земле, было сумрачно, а в вышине властвовали яркие лучи солнца. Они коснулись плоскостей самолета, высветив красные звезды.

Первый боевой вылет. Полк поднят по тревоге. Молодые, необстрелянные ребята бежали к машинам. Взревели моторы, и истребители один за другим поднялись в воздух. Что покажет бой? Как ты себя поведешь? И Евгений Пичугин достойно встретил врага. Первая победа и первые потери боевых товарищей. И вот уже восемьдесят один боевой вылет…

После посадки Евгений Пичугин медленно направился на командный пункт. Мартовское солнце, поднявшись над посеревшими снежными полями, слепило глаза. Как хорошо, что пришла весна. И воздух стал прозрачней, и небо голубей, и дышится легко и радостно.

Когда он подходил к командному пункту, над городом тревожно и призывно завывала сирена, а по аэродрому разнеслась команда:

— Боевая тревога!

Дежурный по командному пункту выскочил из помещения навстречу Пичугину и громко бросил на ходу:

— Срочно взлет! С северо-запада «юнкерсы».

Младший лейтенант резко повернулся, подбежал к самолету, вскочил в кабину и запустил двигатель. Неподалеку на старт выруливал краснозвездный «ястребок» летчика Бондина. Машина Пичугина первой оторвалась от земли и круто взмыла ввысь.

Поднявшись над аэродромом, Евгений увидел ярко озаренный утренними лучами город и серый лед Волги; решимость не допустить врага к израненному городу, ощущение предстоящей битвы наполнили все его существо.

— «Двадцать второй», я — «двадцатый», — раздался в шлемофоне голос Бондина. — Впереди «юнкерсы».

— Вижу. К атаке готов! — ответил Пичугин, сосредоточенно вглядываясь во вражеские самолеты, увеличивающиеся с каждой секундой. Он видел, как по направлению к городу шли восемь вражеских бомбардировщиков. Когда «юнкерсы» приблизились на предельную дистанцию, младший лейтенант подал сигнал «атакую» и решительно направил свою машину на вражеские бомбардировщики.

Евгений скорее почувствовал, чем увидел, что цель поражена: ведущий фашистский самолет загорелся и резко пошел на землю. В небо потянулся дымный шлейф от моторов «юнкерса». Гитлеровские самолеты, оправившись от дерзости русских, снова сомкнули строй. Сблизившись с очередным «юнкерсом», Пичугин повел истребитель в атаку. Вражеский стрелок хлестнул очередью. Евгению показалось, что самолет вздрогнул. «Неужели подбит?» — тревожно подумал он, но тут же убедился, что машина исправна и по-прежнему послушна.

Осмотревшись, младший лейтенант заметил, как прямо на них мчатся четыре «Мессершмитта-110». Набрав высоту, он смело пошел на врага. Для фашистов это было неожиданным.

— Горит! — закричал Евгений, видя, как под крылом его истребителя падал на землю фашистский самолет, подбитый Бондиным. «Юнкерсы», беспорядочно сбросив бомбы и развернувшись, взяли курс обратно на запад.

А бой истребителей разгорался все жарче. Взбешенные смелостью советского летчика, фашистские летчики решили расправиться с Пичугиным. Искусно маневрируя, он не давал возможности врагу вести прицельный огонь. Уйдя в облака, Евгений увидел, как гитлеровец гнался за Бондиным.

Он увеличил обороты двигателя и смело бросился в атаку на «мессершмитта». Фашист увернулся и начал маневрировать. Пичугин вновь взмыл ввысь и атаковал противника. «Мессершмитт» развернулся и пошел в сторону города.

— Нет, не уйдешь!

Евгений выпустил пулеметную очередь по вражескому самолету. Фашистский летчик дал полный газ, надеясь оторваться от советского истребителя. Но Пичугин догнал стервятника, нажал на гашетку и … не почувствовал знакомого вибрирования машины. Холодный пот выступил на его лице. Сомнений не было: кончились боеприпасы.

Немецкий летчик, ободренный молчанием преследовавшего самолета, понял, что ему сейчас ничего не угрожает. Он сбавил газ и спокойно пошел дальше по курсу.

Маневрируя, Пичугин вплотную подошел к хвосту «Мессершмитта-110». Нос «ястребка» задрался вверх, и винт рассек хвостовое оперение фашиста. «Мессер» потерял управление, повалился на крыло, затем, кувыркаясь, врезался в землю…

Но не вернулся на свой аэродром и советский летчик, двадцатилетний комсомолец Евгений Пичугин. Жители Калинина видели, как его «ястребок» лег на крыло, как от него отделилась точка и полетела вниз. Один из «мессеров» вошел в пике, дал несколько очередей по спускавшемуся парашютисту и на бреющем полете ушел на запад. Это произошло в 10 часов утра 19 марта 1942 года.

А через день Советское информационное бюро сообщало: «Защищая подступы к городу Калинину, младший лейтенант летчик-истребитель Пичугин совершил самоотверженный поступок. Он протаранил немецкий самолет «Мессершмитт-110». Экипаж погиб. На самолете обнаружены ценные документы».

Через несколько дней после этого боя мать Евгения получила письмо из части, в которой служил сын: «Мы гордимся Вашим сыном — Героем. Им гордится вся наша страна, весь наш народ и большевистская партия. Мы, летчики-истребители, поклялись на его могиле отомстить за нашего друга Женю фашистским стервятникам».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 февраля 1943 года Евгению Ивановичу Пичугину присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

И. Монахов, участник Великой Отечественной войны.

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.