2020-11-25_10-08-21

Как сложилась судьба самого юного узника Бухенвальда

В фашистских концлагерях маленькие дети и старики считались «бесполезными для работы», и их по прибытии первыми отправляли в газовые камеры.

Но иногда детей каким-то чудом удавалось спасти. Одним из таких спасённых стал самый юный узник Бухенвальда, если не всех нацистских лагерей, 4-летний Юзеф Янек Шляйфштайн (Joseph Schleifstein, это американизированный вариант его имени), чья история очень похожа на историю маленького сына Гуидо из фильма «Жизнь прекрасна».

Юзеф родился 7 марта 1941 года в еврейском гетто польского города Сандомир. В июне 1942-го его родителей, Эстер и Израиля Шляйфштайнов, вместе с другими жителями гетто направили в Ченстохову для работы на фабрике немецкой компании HASAG, производившей, в частности, вооружение. Там родители полтора года прятали малыша в тёмном подвале, чтобы нацисты не отняли его и не отправили в газовую камеру (воспоминания об этом, как и о лагерном, времени, проявлявшиеся ночными кошмарами и страхом темноты, преследовали потом Юзефа всю жизнь). В 1943 году евреев из Ченстоховы депортировали уже в Бухенвальд. Оттуда Эстер вместе с другими работоспособными женщинами отправили в концлагерь Берген-Бельзен, всех же прибывших стариков и детей расстреляли. Юзефа спас отец: в общей суматохе он успел проделать отверстия для воздуха в заплечном мешке с инструментами (Израиль был шорником), посадил туда 2,5-летнего сына и пообещал дать три кусочка сахара, если тот не пошевелится и не издаст ни звука.

В самом лагере Шляйфштайну некоторое время помогали прятать и кормить Юзефа заключённые немцы-антифашисты. Отец рассказывал сынишке, что всё это – игра, нужно прятаться от охранников, иначе их увезут к злой колдунье. И Юзеф «играл»: прятался, говорил только шёпотом, никогда не плакал. Но всё-таки во время очередного обыска барака малыша обнаружили.

К счастью, охранник, у которого был сын такого же возраста, проникся симпатией к Юзефу. И ребёнка не убили, а сделали своеобразным «талисманом» Бухенвальда – пошили униформу и обязали участвовать в утренних поверках, салютуя охране и отчитываясь: «Все заключённые на месте». Но когда в концлагере появлялись проверяющие, снова прятали.

И всё же в феврале 1945 года Юзефа увидел во дворе замначальника лагеря. Казалось, в этот раз от газовой камеры спасения не будет. Но Израиль бросился на колени перед эсэсовцем, умоляя дать ему пару дней для прощания с сыном, а взамен, зная, что тот любитель верховой езды, сделать лучшее седло для его лошади. Шляйфштайну, которого ценили как шорника, вновь повезло: не успел он исполнить своё обещание, как эсэсовца перевели на Восточный фронт. А Юзефа спрятали в лагерном бараке для тифозных, где он и оставался до 11 апреля – дня освобождения заключённых Бухенвальда.

После освобождения JDC отправила Юзефа и его отца на лечение в Швейцарию, а вскоре Шляйфштайн отыскал свою жену: Эстер находилась в Дахау. Юзеф в 1947 году стал самым юным свидетелем, давшим показания по делу охранников Бухенвальда. На следующий год с помощью «Джойнта» семья эмигрировала в США и поселилась в Бруклине. Там у Шляйфштайнов в 1950 году родился второй ребёнок. Ну а Юзеф-Джозеф 25 лет работал в компании AT&T, в 1997-м вышел на пенсию. О лагерном кошмаре он никому не рассказывал, даже своим детям. И только после выхода фильма Бениньи, когда журналисты The Jewish Week нашли Джозефа, он согласился дать единственное интервью.

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.