scale_1200 (2)

Летчик-штурмовик: Мы туда не на прогулку летали

Я родился 20 октября 1921 года в Туле. В 1940 году. В 1940 году поступил в аэроклуб, и, после его окончания, поступил в Тамбовскую авиашколу гражданской авиации.

Потом началась война и нашу школу эвакуировали в Узбекистан. Весной 1943 года окончил школу и был направлен в запасной авиаполк около Куйбышева.

В октябре 1943 года я был направлен на фронт, в 672 штурмовой авиационный полк. Прилетел с фронта командир полка на Ли-2, и забрал нас, голубчиков, и на фронт.

27 ноября 1943 года – первый вылет, штурмовка войск и автомобилей в районе Ново-Николаевска, два вылета, всего 2 часа 40 минут…

Штурмовая авиация, самая ближняя, мы летали, максимум, километров 30 от линии фронта. Самолет ближнего боя. Во время войны мы летали только днем. Как правило, на высоте 900 метров, нам же, когда штурмуешь, надо видеть, что бьешь.

Однажды, на вылете, к нам в хвост зашел немец, спереди они боялись, потому что у нас хорошие пушки были. Сзади проще, там только стрелок был. И мой стрелок, Миша Коровин, он даже не стрелял, видимо, он немца за «Лавочкина» принял и тут возле меня крупнокалиберный снаряд прошел, и переднее бронированное стекло разлетелось, но, к счастью, не полностью. Обзор впереди у меня сохранился. А немец этот к другому пристраиваться стал, ну я его и сбил. Прилетел, сел, зарулил, смотрю, стрелок лежит, насмерть.

Летчик-штурмовик: Мы туда не на прогулку летали
Прибылов Николай Анисимович

Ведущим я стал в районе Кривого Рога, когда заместитель командира полка, Михайлов, дотянул до аэродрома, а потом с высоты 50 метров спикировал и в землю… Когда мы вытащили его из кабины, он еще дышал, мы его сразу на Ли-2, на котором нам привозили топливо, горючее в бочках и отправили в тыл. Войну я закончил заместителем командира эскадрильи. Всего за время войны я совершил 212 боевых вылетов, а в 1948 году уволился в запас.

Летчик-штурмовик: Мы туда не на прогулку летали

— Николай Анисимович, страшно было, когда задания получали?

— Конечно. Мы же туда не на прогулку летим.

В то же время – на задании рот разевать некогда. Бывало, целая колонна танков прет и нас на них бросают. Нас птабами, противотанковыми бомбами, маленькие такие, загружают, все четыре люка и мы летим. Прилетаем. Как только заметили, где танки – туда. Люк открывается, у нас справа прибор был, на котором можно было выставить один люк открыть или сразу четыре, и бомбим. А в танки попасть хочется, а скорость… И еще нужно зайти так, чтобы они в прицел попали, тут быстро сообразить надо.

— А сколько вылетов в день делали?

— По-разному. Вот в районе Софиеевки – 5 вылетов в день, а на следующий день еще три вылета на ту же самую Софиевку, потом еще 4 вылета, потом еще 2 вылета.

— Кормили хорошо?

— По пятой норме. Летчики летают, надо их подкармливать.

— 100 грамм давали?

— Давали, а в Венгрии вино вообще рекой текло. Помню, второй стрелок, Иван Павлюков, мы уже задание получили, я залез на плоскость, а он стоит. Я ему: «Ну, чего ты тянешь?» «Знаешь, сердце неспокойно, что-то болит». «Ну и что? Поменьше пить надо. Сколько ты вчера выпил?» Молчит стоит.

Я тоже пил, парень молодой, почему не выпить. Но я в этом вопросе очень аккуратный был. Помню, подошел вечер, а мы только днем летали. Приехали домой в расположение, а вино в Венгрии отличное, так что мы по одной, по второй. Потом думаю, нет, хватит. Завтра рано повезут на аэродром…

Из воспоминаний летчика-штурмовика Прибылова Николая Анисимовича

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.