KM soldater Danmark (1)

Морские диверсанты Третьего рейха

В конце 1943 года Германия, постепенно сдававшая свои позиции на морях, начала обращаться к методам диверсионных действий на морских просторах, к которым ранее её военные теоретики относилась скептически.

Это было связано, как считают историки, как с германской концепцией войны на море, так и в целом с военными успехами рейха во Второй мировой войне на начальном её этапе. Основанием для такой перемены во взглядах послужили и успешные боевые операции, проведённые итальянскими и британскими морскими диверсантами. Идея создания в военно-морском флоте Германии соединений малых боевых единиц получила полное одобрение со стороны его главнокомандующего – гроссадмирала Карла Дёница (Karl Dönitz).

Наиболее комплексной работой по этой теме считается переведённая на русский язык книга немецкого писателя и журналиста Кайюса Беккера (Cajus Bekker) «Люди отряда „К“. Диверсионный корпус немецких ВМС во Второй мировой войне», основанной, главным образом, на воспоминаниях участников тех событий, в том числе и командира морских диверсионных сил рейха – вице-адмирала кригсмарине Хельмута Хейе (Hellmuth Heye).

В монографии опубликованы некоторые его личные записи, в которых, в частности, сказано следующее:

«В то время, когда осведомлённые люди уже осознавали обречённость Германии в войне, я получил уникальную возможность участвовать в создании в структуре вооружённых сил совершенно нетрадиционной организации…

Военная обстановка зимой 1943−1944 годов допускала лишь оборонительные действия флота. Было известно, что по этой причине я отдаю предпочтение многочисленным, но малым судам и штурмовым средствам перед крупными боевыми кораблями. Поэтому гроссадмирал Дёниц считал мою кандидатуру подходящей для выполнения спецзадания по формированию соединения штурмовых средств нового типа на той основе, которая бы соответствовала моим собственным взглядам».

Было понятно, что создание такого соединения и изготовление новых видов вооружений в условиях сложившейся к тому времени военной обстановки являлось чрезвычайно сложной задачей. Не имелось и никакого практического опыта в ведении диверсионной войны на море. Тем не менее в декабре 1943 года на побережье Балтийского моря началось формирование спецподразделения, получившее название «соединение „К“» (K-Verbände, сокращение от Kleinkampfverbände der Kriegsmarine – подразделение малых боевых сил ВМФ). Его командиром в апреле 1944 года стал Хельмут Хейе.

Дёниц наделил его весьма широкими полномочиями. Это позволило Хейе контролировать все аспекты создания, подготовки и применения подводных и надводных диверсионных сил. Штаб Хейе, осуществлявший руководство штурмовыми отрядами, находился в пригороде Любека. Здесь же был создан научный центр для снабжения диверсантов необходимой информацией о театре военных действий: географических и океанографических условиях в районе намечаемых операций, имеющихся там морских течениях и рельефах побережья.

На пятом году войны набрать достаточное количество физически сильных и психологически устойчивых мужчин, способных выполнять диверсионные задания, представляло собой достаточно трудную задачу. Специальная комиссия объезжала школы и училища для курсантов, выявляя спортивного сложения молодых людей и опрашивая их на предмет добровольного вступления в отряды особого назначения. Поток добровольцев направлялся в построенные в лесу казармы в окрестностях Любека.

Здесь новобранцы проходили суровый отбор, в ходе которого определялась их пригодность к службе в соединении. Далее начиналась интенсивная подготовка бойцов. Под руководством опытных инструкторов они занимались гимнастикой, плаванием, рукопашным боем, изучали радиодело, проходили водолазную и подрывную подготовку.

К середине весны 1944 года несколько десятков бойцов были полностью обучены и подготовлены к боевым действиям. Это сделало возможным сформировать первые морские диверсионно-штурмовые отряды, получившие название МЕК (Marine Einsatz Kommando). Кроме командира в такое подразделение входили двадцать два человека. В распоряжении каждого отряда имелись специальные автомобили со средствами связи для транспортировки личного состава, боеприпасов и запасов продовольствия. Вскоре отряды МЕК выехали к месту своих предстоящих действий. Главной их задачей являлось отражение предполагаемого вторжения англо-американцев на севере Франции.

На вооружении К-Verbände, по сведениям Беккера, к началу июня находилось уже 14 манёвренных быстроходных торпедных мини-катеров на подводных крыльях, некоторые из которых были итальянского производства. Они различались техническими характеристиками, количеством торпедного вооружения, скоростью и количеством экипажа (от трёх до шести человек).

Были созданы также 7 сверхмалых подводных лодок различной модификации с экипажем в два человека, двумя торпедами и одной миной-«прилипалой» в качестве вооружения для охоты за субмаринами и надводными кораблями противника, а также несколько десятков управляемых человеком торпед со взрывчаткой и часовым механизмом. Пилот, сидевший верхом на ней, должен был запускать торпеду в направлении необходимой цели, после чего его подбирал в море следовавший за ним катер.

В состав соединения «К» входила также команда подводных бойцов, состоящая из нескольких десятков человек – преимущественно спортсменов водных видов спорта. Поначалу их подготовка проходила в бассейне, а затем в Венецианской лагуне под руководством итальянских инструкторов. Изматывающие тренировки преследовали цель – научить боевых пловцов не теряться ни при каких обстоятельствах. Их учили преодолевать сильные водовороты, невредимыми проходить под килем судна, ориентироваться в открытом море с помощью наручного компаса и часов с глубиномером.

Интересно приведённое в книге Беккера описание обмундирования подводных диверсантов. Костюм боевого пловца представлял собой резиновый комбинезон толщиной в 3 мм. Он был раздельный: брюки и верхняя часть. Брюки были объединены с ботинками, а верхняя резиновая рубаха с перчатками и капюшоном. Обе части скреплялись резиновой лентой шириной 25 см. Под водолазный костюм пловец надевал шерстяное бельё для защиты от холода во время пребывания в воде. В оснащение бойца входил также компактный кислородный дыхательный аппарат, позволявший находиться под водой около часа.

К началу операции союзников в Нормандии соединение «К» имело уже порядка 30 (в некоторых источниках указывается цифра значительно больше) полностью подготовленных боевых пловцов. Их основной задачей стал подрыв мостов и гидротехнических сооружений на пути наступающих англо-американских войск.

Боевые операции K-Verbände

Штурмовые отряды были брошены в дело после высадки 6 июня 1944 года союзников в Нормандии. Значение придавалось каждой отдельной операции. Первым серьёзным успехом стали проведённые одна за другой ночью в начале июля две операции в проливе Ла-Манш, в результате которых торпедным вооружением малых боевых средств были потоплены стоявшие на рейде британский крейсер, два минных тральщика и нанесены существенные повреждения крупному эсминцу. Англичане были ошеломлены.

Германские морские диверсанты провели, впрочем, с разной степенью успеха, в общей сложности не менее 20 операций во Франции, Бельгии и Нидерландах (данные об их количестве и сведения о размерах нанесения урона противнику в источниках существенно разнятся). В публикациях выделяют следующие наиболее успешные операции: уничтожение батареи в устье Сены, взрыв шлюза Антверпенского порта и нападение боевых пловцов на мосты через реку Ваал в районе города Неймеген в Нидерландах.

В августе 1944 года германская батарея на южном берегу в устье Сены была захвачена англичанами. Это произошло столь внезапно, что артиллеристы не успели даже взорвать орудия и боеприпасы. Противник сразу же мог эффективно использовать эти дальнобойные орудия для артобстрела находившегося на противоположном берегу города Гавр, в котором ещё находились подразделения вермахта. Тогда один из отрядов МЕК, дабы ликвидировать угрозу, получил задачу по уничтожению батареи. В операции участвовали восемь бойцов подразделения. Тайком проникнув на территорию, где находилась батарея, они заложили подрывные заряды к орудиям. Взрывы последовали через пять минут, как и предполагалось согласно расчётам. Никто из немецких диверсантов не пострадал, они благополучно добрались до своих катеров и покинули место операции.

Батарея больше не могла обстреливать Гавр. Однако через несколько дней войска вермахта под натиском союзников всё же были вынуждены оставить этот город. Но это уже относится к вопросу успешности наступления англо-американских войск и никак не говорит о непрофессионализме соединения «К».

Антверпенский порт был в то время самым крупным по пропускной способности в Западной Европе. Будучи захваченным англичанами, он мог принимать всё необходимое для наступления союзников в глубь Германии. Порт имел шлюз, предназначавшийся для поддержания водного баланса в основном портовом бассейне, испытывавшем влияние морских течений. Все входящие и выходящие суда должны были пройти через него. Соединение «К» получило задание перерезать эту важную коммуникацию противника.

После изучения сложившейся обстановки стало ясно, что проникнуть к шлюзу могли только боевые пловцы. Решено было доставить их на катерах ко входу в шлюз и там спустить на воду. В ночь с 15 на 16 августа 1944 года два катера, на каждом из которых находились, кроме командира и рулевого, три боевых пловца и одна мини-торпеда на буксире, взяли курс вверх по течению реки Шельда. Сильнейший взрыв привёл к тому, что шлюз был потерян для судоходства. Потребовалось почти три месяца для устранения повреждений.

Два моста через Ваал немцы при отступлении не успели уничтожить. Захваченные англичанами, они имели для последних важное стратегическое значение для развёртывания дальнейшего наступления, посему усиленно охранялись. Сапёрные группы вермахта даже не смогли приблизиться к ним, германской авиации также не удалось их уничтожить. Оставалась последняя надежда – бойцы соединения «К».

И они выполнили поставленную перед ними задачу. В ночь на 29 сентября три отряда водолазов, каждый из которых состоял из четырёх человек, заминировали мостовые опоры. Взрывы полностью уничтожили железнодорожный мост и существенно повредили автомобильный. Из 12 боевых пловцов, участвовавших в диверсии, лишь двоим удалось добраться до немецких позиций. Этой операции отдала должное даже английская пресса того времени, назвав её «одной из самых отважных диверсионных операций этой войны».

В заключение – слова Кайюса Беккера: «На всех опасных участках, когда уже почти никто не верил в возможность успеха, выполнение задания поручалось морским диверсантам… Они неоднократно доказывали, что небольшая группа хорошо обученных и вооружённых людей в состоянии добиться успеха, действуя против намного превосходящих сил противника. Однако ни разу эти успехи, носившие ярко выраженный тактический характер, не вызывали у них мысли, что они могут оказать влияние на общий ход войны. Это относится ко всем людям соединения „К“».

И всё же не следует забывать о следующем. Несмотря на то, что морские диверсанты не участвовали ни в каких акциях против мирного населения оккупированных гитлеровцами стран (в отличие от вермахта и СС), они, тем не менее, действовали в интересах военной машины национал-социализма, преследовавшей захватнические цели в войне и, несомненно, оставившей трагический след в истории.

Андрей Громов

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.