1550428829_arhivnie_photo_moscow_10

Москва 1941-го — жизнь прифронтового города

Москва. Зенитки на крышах. Дирижабли на улицах города. Бомбоубежище в метро. Советские бойцы у орудий. Запись добровольцев в ополчение. Часовые на Кремлевской стене. Танки на улицах Москвы. Укрепления на улицах.

Всё это время советская столица жила жизнью прифронтового города. Подготовка Москвы к обороне началась еще летом. Сотни тысяч жителей города и Подмосковья (в основном — женщины и подростки) трудились на сооружении Ржевско-Вяземской и Можайской линий обороны.

В Москве было сформировано 12 дивизий народного ополчения (около 120 тыс. человек), 25 истребительных батальонов (18 тыс. человек). В ополчение ушли многие из тех, кто не подлежал призыву в армию по возрасту и состоянию здоровья; ополченцами становились, в частности, студенты и преподаватели московских вузов, сотрудники научных институтов.

На московских предприятиях выпускали продукцию для фронта: боеприпасы, стрелковое вооружение, авиационные моторы, минометы. На заводе «Компрессор» была доработана и запущена в серийное производство реактивная пусковая установка БМ-13 (катюша).

С конца июля началась эвакуация из Москвы населения, предприятий и учреждений. К концу 1941 г. в городе оставалось 2,5 млн. жителей. На улицах и площадях выросли сваренные из рельсов противотанковые ежи, надолбы, баррикады. В городе были сооружены три оборонительных рубежа: по Окружной железной дороге, Садовому и Бульварному кольцу.

В вечерние и ночные часы Москва была полностью затемнена. В городе постоянно дежурили добровольцы из 13 тыс. противопожарных команд. На крыше каждого высокого дома стояли ящики с песком для тушения зажигательных бомб. Практически каждую ночь город оглашало завывание сирены, и тревожный голос диктора сообщал: «Граждане! Воздушная тревога!» Многие москвичи привыкли постоянно ночевать в бомбоубежищах, на станциях метро, в подвалах. В московское небо поднялись заградительные аэростаты, Кремль был укрыт маскировочной сеткой.

Первый воздушный налет на столицу произошел в ночь на 22 июля, через месяц после начала войны. Борьбу с немецкими бомбардировщиками вели силы ПВО: истребительная авиация и зенитчики. За пять месяцев немцы совершили 122 воздушных налета на Москву. Но из 8 тысяч участвовавших в них самолетов к городу прорвались только 229. Около 1300 немецких самолетов были сбиты. В боях на подступах к Москве летчик В.Талалихин совершил первый в истории авиации ночной таран.

Из-за высоких потерь германское командование отказалось от налетов сплошных масс бомбардировщиков, которые оно пыталось применять поначалу. Теперь немецкие пилоты стремились прорываться в московское небо малыми группами. В ходе бомбежек в Москве погибло свыше 1,2 тыс. человек и около 5,4 тыс. было ранено. Но всё же успешные действия ПВО не позволили гитлеровцам причинить Москве большие разрушения — подобные лондонским.

16 октября было принято решение об эвакуации правительственных учреждений и дипломатических представительств в Куйбышев (Самару). Во дворах многочисленных контор начали жечь документы; вереницы машин потянулись к Казанскому вокзалу. По Москве поползли слухи о том, что город готовят к сдаче. Опасения москвичей были небеспочвенными: возможность сдачи столицы действительно обсуждалась высшим командованием. Вокзалы, мосты, важнейшие предприятия, московский метрополитен были заминированы.

Есть сведения, что и сам Сталин собирался покинуть Москву. Один из охранников вождя утверждал в мемуарах, что Сталин даже приехал на Казанский вокзал и долго ходил взад-вперед по пустынному оцепленному перрону вдоль специального поезда, готового отправиться в Куйбышев, однако в конце концов решил всё же остаться в Москве. Однако сведения эти оспариваются другими близкими к Сталину людьми. Так или иначе, Ставка и ГКО не покинули столицу.

Слухи о близкой сдаче Москвы вызвали панику. Десятки тысяч людей пытались любым путем выбраться из города. Начались погромы и грабежи магазинов. В этих условиях 20 октября Москва была объявлена на осадном положении. В городе запрещалось всякое движение без специальных пропусков с полуночи до пяти часов утра. Ответственность за поддержание порядка возлагалась на военного коменданта, которому были подчинены милиция и войска внутренней охраны НКВД.

Постановление ГКО требовало: «Нарушителей порядка немедленно привлекать к ответственности с передачей суду военного трибунала, а провокаторов, шпионов и прочих агентов врага, призывающих к нарушению порядка, расстреливать на месте».

Чрезвычайные меры позволили властям погасить панику, овладеть ситуацией в городе.

Приостановка немецкого наступления дала возможность провести 7 ноября парад на Красной площади. Это был необычный парад, непохожий на торжественные мероприятия предыдущих и последующих лет. Солдаты некоторых частей, направлявшихся к фронту из тыловых районов страны, буквально накануне парада узнали, что им предстоит пройти по Красной площади. Прямо с парада они отправлялись на передовую.

А днем раньше состоялось торжественное заседание, посвященное годовщине революции. Правда, проходило оно не в зале Большого Кремлевского дворца, а на перроне станции метро «Маяковская». Парад имел огромное пропагандистское значение: он вселил в души людей уверенность в том, что Москва сдана не будет.

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.