2020-04-07_12-11-12-800x400

Русский след в «Ваффен-СС Ягдфербанд Ост»

2 мая 1945 года командующий обороной Берлина генерал Вейдлинг приказал гарнизону сложить оружие, но война еще не закончилась.

Только в ночь с 8 на 9 мая был подписан акт о капитуляции Германии. С советской стороны акт подписал маршал Жуков, с немецкой – начальник генштаба фельдмаршал Кейтель. Однако с точки зрения юридической все не так просто – это был еще не конец войны.

Дело в том, что Кейтелю подчинялись не все вооруженные силы Германии, части СС могли продолжать действовать. Не подчинялись генштабу вермахта и правительства стран-союзниц Германии. О событиях, которые происходили в тот момент в Праге и могли существенно изменить послевоенный расклад сил в Европе, стало можно рассказать только сейчас.

Формально Чехия была самостоятельным государством, хотя и под немецким протекторатом, поэтому сопротивление советским войскам там продолжалось и 10 мая. А в это время в стороне от боев на одном из аэродромов в самолет грузился спецназ СС.

Рассказывает Михаил Пушняков, сотрудник КГБ, охотник за нацистскими преступниками: «Скорцени готовил их для серьезной операции по захвату ставки Тито».

Весной 1945-го война на Балканах все еще продолжалась, и ключевой фигурой там был маршал Иосип Броз Тито. Ему удалось сплотить под своим командованием огромные массы людей. Недаром распад Югославии случился сразу после смерти Тито – там все держалось на одном человеке. Изъятие Тито могло резко изменить всю ситуацию, и Югославия вообще бы не была создана.

Чтобы сбить с толку охрану Тито, парашютисты были одеты в советскую военную форму, вооружены советским оружием. Более того, диверсанты в основном были этническими русскими, да и командир у них был тоже русский – Решетников Игорь Леонидович, гауптштурмфюрер, кавалер ордена Железного креста двух степеней, командир роты в составе подразделения специального назначения «Ягдфербанд Ваффен-СС».

Вот что сообщает Михаил Пушняков: «Видимо, и в ставке Тито была агентура, которая готова была принять этот отряд. Я считаю, если бы операция совершилась, они бы захватили Тито. Единственное, что помешало, – нечем было заправить самолеты: бензина нет, керосина нет. Они посидели два часа, немцы доложили, что операция отменяется. Приходит Решетников: «Ребята, расходитесь кто куда хотите». С собой он взял своего адъютанта Иванова и стал перебираться в Австрию. А эти – кто куда».

Последняя операция «Ягдфербанд» не состоялась, но что это была за организация, стоит рассказать.
Разведорган «Ягдфербанд» был создан в начала 1944-го на базе кадров личного состава дивизии «Бранденбург» и других подразделений специального назначения Ваффен-СС. Организационно он был включен в состав главного управления имперской безопасности и непосредственно подчинялся Гиммлеру. Командиром «Ягдфербанд» был Отто Скорцени.

«Ягдфербанд» занимался подготовкой и осуществлением десантных операций по захвату или уничтожению в тылу противника особо важных военных объектов. Кроме этого, подготавливались небольшие группы агентов-парашютистов, в том числе и радистов, для осуществления диверсионных и террористических актов в близких тылах войск неприятеля.

Рассказывает полковник ФСБ Олег Матвеев: «По личному указанию Гиммлера в системе главного управления имперской безопасности фашистской Германии был создан новый орган. Он получил название «Ваффен-СС Ягдфербанд», что в буквальном переводе означает «истребительное соединение войск СС». Данный орган предназначался для ведения разведывательно-диверсионной и террористической работы в тылах армии стран антигитлеровской коалиции».

21 января 1945 года запомнилось бойцам 5-й танковой армии отчаянным сопротивлением роты эсэсовцев около польского города Иновроцлава – почти сутки они сдерживали советское наступление. Но, несмотря на полное окружение окружение, они не сдавались. Те, у кого кончались боеприпасы, бросались с гранатами под танки. В плен удалось захватить лишь несколько раненых. Такое упорство в конце войны было редкостью. Но еще больше советские солдаты удивились, когда поняли, что перед ними русские.

После первых допросов контрразведчики СМЕРШа впервые узнали о существовании «Ягдфербанд Ост» – истребительного соединения «Восток». Узнали чекисты и некоторые имена. Работа СМЕРШа была усилена, поскольку, несмотря на очевидное уже поражение Германии, бойцы из состава «Ягдфербанд» могли доставить немало неприятностей.

Рассказывает Олег Матвеев: «Постепенно начались аресты агентов данного органа в прифронтовой полосе, и благодаря их показаниям у СМЕРШа сложилась определенная картина деятельности данного органа».

Однако под Иновроцлавом командир той самой роты сумел избежать гибели или ареста. Ему удалось вырваться из окружения с группой диверсантов, но не к немцам, а в тыл Красной армии. Эта группа совершила 200-километровый марш по тылам, после чего сумела вновь перейти за линию фронта.

Говорит Олег Матвеев: «На советско-германском фронте непосредственно работало подразделение «Ваффен-СС Ягдфербанд Ост». В его составе, в свою очередь, находились три специальных роты: первая специализировалась на проведении диверсионно-разведывательной деятельности, вторая несла службу по охране штаба и различных структур данного подразделения, а третья рота занималась борьбой с партизанами. Возглавлял ее некий Игорь Решетников, в общем-то, считавшийся у немцев большим специалистом в этой области».

Окончание войны Решетников встретил в Вене. В 1948 году он был арестован на грабеже, и американский военно-полевой суд приговорил его к расстрелу. Ему удалось связаться с сотрудниками спецслужб, он тут же согласился на вербовку и был отправлен в советскую зону оккупации.

Но на начальном этапе фильтрации сотрудники НКВД легко разоблачили его. На этом карьера Решетникова как американского шпиона была завершена. Он был осужден за измену Родине на 25 лет и отправился в Воркуту.

Но спустя 20 лет чекисты разыскали его бывшего подчиненного Павла Герасимова и на очной ставке с Решетниковым он подтвердил личность карателя.

Дело было пересмотрено, оба были приговорены к расстрелу…

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.