scale_1200

За кулисами начала войны

К тому времени как план войны с Советским Союзом, известный как план «Барбаросса», был утверждён Гитлером, Германия захватила 11 стран Европы: Австрию, Чехословакию, Польшу, Данию, Норвегию, Бельгию, Нидерланды, Люксембург, Францию, Югославию, Грецию и находилась в состоянии войны с Англией. Советский Союз должен был стать тринадцатым государством в этом списке.

Цель – Советский Союз

Гитлер и его генералы начали активно обсуждать возможность войны против СССР сразу же после победы над Францией, когда угроза с запада была устранена. Предпринятые Германией всевозможные попытки до похода на восток заключить мир с Англией не увенчались успехом. Ни выступлениями в Рейхстаге и прессе, ни переговорами через шведских посредников склонить английского премьер-министра Черчилля к миру не удалось. Однако англичане заверили Гитлера, что, несмотря на объявленную войну, Англия не будет угрожать Германии: за год до этого англичане сами готовились к нападению на СССР.

21 июня 1940 года главнокомандующий сухопутными войсками Германии Браухич (Walther von Brauchitsch) получил от Гитлера приказ разработать план войны с Советским Союзом. После привлечения специалистов различных штабов и многократных обсуждений директива №21, получившая название «план „Барбаросса“», была разработана и 18 декабря 1940 года утверждена Гитлером. Это был план блицкрига, напоминающий во многом маршрут Наполеона и предусматривающий удар на Москву всеми силами, собранными в один мощный кулак.

Генерал-майор Эрих Маркс (Erich Marcks), привлечённый к разработке плана, предложил напасть по всей границе СССР с целью отвлечь силы Красной армии, а основной удар мощным танковым кулаком нанести из Восточной Пруссии и Северной Польши на узком фронте в направлении Москвы. Столицу планировали захватить к середине сентября. План был полностью аналогичен предыдущим планам гитлеровского вермахта захвата европейских столиц. Все они предусматривали молниеносный захват столиц и полностью себя оправдали: Польша пала через 17 суток, Бельгия вместе с Голландией – через 15 суток, Франция – через 17 суток, Греция с Югославией – через 18 суток. 



Московское совещание

Вскоре о плане «Барбаросса» был информирован Сталин. Он решил воспользоваться ситуацией по своему усмотрению. Ведь война как ничто другое сплачивает народ вокруг властей, при этом она предоставляет удобную возможность руками врага избавиться от всех нежелательных элементов, сохранив незапятнанной репутацию вождя. Но план «Барбаросса» не оправдал ожиданий Сталина. Ему было необходимо, чтобы Гитлер ударил не кулаком, а растопыренными пальцами, веером прочесал всю европейскую часть СССР и очистил её от «нежелательных элементов». Рассредоточив войска по огромной территории, Гитлер был бы обречён на поражение, и Сталин придумал, как заставить его изменить свой план.

Через пять дней после подписания Гитлером плана «Барбаросса» в Москве срочно, в обстановке строжайшей секретности, собрали совещание высшего командного состава Красной армии. На совещание, которое проводилось в присутствии Сталина и всего Политбюро, было вызвано 276 маршалов, генералов и адмиралов. Сталин был уверен, что об этом сверхсекретном совещании Гитлер будет иметь полную информацию. Уже тогда было известно, что в Генштабе работает германский агент. Агент действовал в течение всей войны и раскрыть его не удалось. Во всяком случае, его раскрытие не афишировалось.

Совещание продолжалось 9 дней и закончилось вечером 31 декабря 1940 года. Материалы этого совещания были засекречены и до настоящего времени полностью не открыты. Известно, что единодушным мнением выступающих было уменьшить плотность войск в обороне, увеличив полосу обороны дивизии в 2-3 раза. По-видимому, таково было указание Сталина. Большинство военачальников лишь недавно заняли свои должности, придя на смену репрессированным. Они не имели ни своего мнения, ни знаний, ни опыта. А знающие и имеющие опыт понимали, что заявлять о своём собственном мнении опасно. Снижая обороноспособность Красной армии, Сталин намного упростил задачу готовившемуся к нападению Гитлеру. Возможно, Сталин опасался, что в случае быстрого поражения Гитлера Англия и США поддержат его в войне против СССР. После совещания почти все участники были отправлены по местам службы и только группе из 49 высших военачальников были выданы задания для подготовки. Им предстояла оперативно-стратегическая игра. 



Игра по серьёзным правилам

Эта игра, имевшая впоследствии огромное влияние не только на ход Второй мировой войны, но и на судьбы многих народов мира, началась утром 2 января 1941 года в помещении Генерального штаба РККА. Руководство осуществляли 12 высших военачальников, главным руководителем был нарком обороны СССР маршал Тимошенко. Игра проводилась под наблюдением Политбюро и Сталина. Некоторые сведения о ней, нарушив завесу секретности, поведал в книге «Воспоминания и размышления» маршал Жуков:

«В этой игре я командовал „синими“, играл за немцев. А Павлов, командовавший Западным военным округом, играл за нас, командовал „красными“, нашим Западным фронтом… Взяв реальные исходные данные и силы противника – немцев, я, командуя „синими“, развил операцию именно на тех направлениях, на которых потом развивали их немцы. Наносил свои главные удары там, где они их потом наносили. Группировки сложились так, как они потом сложились во время войны… Игра длилась около восьми суток. Руководство игрой искусственно замедляло темп продвижения „синих“, придерживало его. Но „синие“ на восьмые сутки продвинулись до района Барановичей, причём, повторяю, при искусственном замедленном темпе продвижения».

Точно так же, как во время стратегической игры, войска Павлова спустя полгода были разбиты немецкими войсками, но уже не на картах, а на полях сражений. Легенда о том, как Жуков предугадал планы Гитлера, вошла во многие советские учебники. Историки Америки, Англии, Франции, Германии, а также других стран часто повторяют эту легенду, не переставая удивляться и восхищаться необыкновенной прозорливостью военачальника. Но ничего сверхъестественного здесь не было. Получив сведения о секретном совещании и стратегической игре, немцы скорректировали план «Барбаросса» так, что его окончательный вариант имел мало общего с тем, что утвердил Гитлер 18 декабря, зато много того, что предложил ему Сталин. Хитроумный план Сталина удался полностью.

Для большей убедительности Сталин, несмотря на то что стратегическая игра показала некомпетентность генерала Павлова, повысил его в звании и оставил командовать войсками западных рубежей в Белоруссии. После того как генерал армии Павлов выполнил свою роль, 4 июля 1941 года по приказу Сталина он был арестован, осуждён и расстрелян. Показавший во время стратегической игры свою некомпетентность генерал-лейтенант Ф. И. Кузнецов также был повышен в звании и назначен командовать на западную границу в Прибалтику. Генерал-майор Понеделин, показавший свою некомпетентность в вопросах обороны, назначен командующим армией на западной границе в Украине. В июне 1941 года армия Понеделина была разбита, он пленён. После войны доставлен в Москву, судим и расстрелян. 



Двойные стандарты Черчилля

Зная о готовящемся германском нападении, Сталин всячески пытался улучшить отношения СССР с западными соседями. 26 февраля 1941 года подписали договор о торговле и судоходстве с Румынией. 20 марта 1941 года возвратили Венгрии знамёна венгерской революции 1848 года. В Финляндию, где сложилась критическая ситуация с хлебом, в начале июня 1941 года было срочно отгружено более 7,5 тыс. тонн хлеба.

27 марта 1941 года Черчилль (Winston Churchill) организовал заговор против прогерманского правительства в Югославии. Отстранив от власти принца-регента Павла и премьер-министра Цветковича (Драгиша Цветковић), подписавших протокол о присоединении к Тройственному пакту, он поставил у власти антигерманское правительство Симовича (Душан Симовић). Новое правительство отказалось ратифицировать договор о присоединении Белграда к Тройственному пакту. С целью обострения советско-германских отношений организатором этого переворота Черчилль выставил Советский Союз, который спустя неделю, вечером 5 апреля, за несколько часов до вторжения в Югославию немецких войск, подписал в Москве с новым правительством Югославии договор о взаимопомощи.

Реакция Гитлера была быстрой. 6 апреля 1941 года немецкие войска перешли границу Югославии. Загреб пал 10 апреля, Белград – 12 апреля. Шесть дней спустя Югославия капитулировала. После событий в Югославии последние сомнения Гитлера относительно войны с СССР исчезли. 30 апреля 1941 года Гитлер назначает дату нападения: 22 июня.

Чтобы не получить удар в спину, Гитлер должен был заручиться поддержкой Черчилля. Когда-то государи в качестве гаранта, что выполнят свои обещания, посылали к союзникам своего наследника, история знает множество таких случаев. Черчилль возобновил традицию и потребовал от Гитлера, чтобы в качестве гаранта ему был послан объявленный 1 сентября 1939 года преемником Гитлера обергруппенфюрер СС и СА Рудольф Гесс (Rudolf Walter Richard Heß). 1 мая 1941 года на самолёте «Мессершмидт Bf 110» Гесс вылетел в Англию.

«Когда мы прочитали об этом, то просто ошалели. Это же надо! Не только сам сел за штурвал самолёта, но и выбросился с парашютом… Сталин спросил у меня, кто бы из наших членов Политбюро был способен на такое? Я порекомендовал Маленкова, поскольку он шефствовал в ЦК над авиацией. Сталин предложил сбросить Маленкова на парашюте к Гитлеру, пусть, мол, уговорит его не нападать на СССР» (нарком иностранных дел СССР Молотов).

«Русские очень подозрительно относятся к истории с Гессом. У меня был длинный разговор об этом с маршалом Сталиным. Он всё время твердил, что Гесс был приглашён нашей секретной службой. Не в наших интересах, чтобы теперь всё это всплыло» (Черчилль). Англия до настоящего времени хранит в тайне обстоятельства миссии Гесса. Нюрнбергский трибунал, вопреки требованию СССР, сохранил ему жизнь и присудил Гесса к пожизненному заключению. «Я ни о чём не жалею», – заявил он в последнем слове. Это значит, что его миссия удалась. Наиболее вероятно, что он был гарантом нападения на СССР.

С 1966 года Гесс был единственным заключённым тюрьмы Шпандау в Берлине. В 1974 году англичане пытались освободить Гесса, но СССР не позволил. Когда же в 1987 году правительство СССР рассмотрело вопрос о возможности освобождения Гесса, накануне принятия решения об освобождении он оказался мёртв, скорее всего – убит. Рудольф Гесс погиб в тюрьме Шпандау 17 августа 1987 года в возрасте 93-х лет. После его смерти здание тюрьмы Шпандау снесли, обломки размололи и сбросили в Северное море.

Своё обещание Черчилль сдержал, не допустив  в 1942 году открытия второго фронта в Европе. Хотя американские и многие английские военачальники считали, что для этого в то время были идеальные условия: 2000-километровое атлантическое побережье Франции, Бельгии, Голландии, Норвегии и даже Германии было открыто для вторжения. Черчилль в течение двух лет любыми путями, пользуясь тем, что англичане осуществляли общее командование войск, препятствовал высадке союзников в Европе. 



«Возможно внезапное нападение»

15 июня 1941 года командующий Западным фронтом генерал Павлов умолял Сталина разрешить вывести войска на оборонительные рубежи, но получил отказ. Через полтора месяца Сталин уничтожил всех, кто мог обвинить его в преднамеренном ослаблении обороны страны – приказ № 0250 от 28 июля 1941 г. сообщает о расстреле 4 советских высокопоставленных генералов, Павлов – в их числе.

21 июня 1941 года нарком Вооружённых сил Тимошенко на срочной встрече просил Сталина разрешить привести армию в боевую готовность и выдвинуть её на стратегически важные позиции. К 22 июня 1941 года в западных приграничных округах сухопутные войска Красной армии совместно с пограничными и внутренними войсками НКВД насчитывали более четырёх миллионов  человек.

Ночью 22 июня в штабы округов ушла следующая «директива №1»:

«1. В течение 22-23. 6. 41 г. возможно внезапное нападение немцев на фронтах ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО (Ленинградского военного округа, Прибалтийского, Западного и Киевского особых военных округов, Одесского военного округа. – Авт.). Нападение немцев может начаться с провокационных действий.

2. Задача наших войск – не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения… быть в боевой готовности, встретить возможный внезапный удар немцев или их союзников.

Приказываю:

а) в течение ночи на 22. 06. 1941 г. скрытно занять огневые точки укреплённых районов на государственной границе;

б)… рассредоточить по полевым аэродромам всю авиацию…

в) все части привести в боевую готовность…

д) никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить.

Тимошенко. Жуков, Павлов, Климовских, Фоминых».

Она опоздала… 



И началась война…

22 июня 1941 года в четыре часа утра небо озарили залпы тысяч орудий, германские войска на всем протяжении западной границы начали военные действия против Советского Союза.

Накануне вторжения германский посол Шуленбург безрезультатно добивался встречи с наркомом иностранных дел Молотовым. Сталин, зная, что посол хочет вручить меморандум о начале войны, запретил Молотову принимать его до начала военных действий, чтобы затем обвинить немцев в вероломном нападении. «Уже после совершившегося нападения германский посол в Москве Шуленбург в 5 час. 30 мин. утра сделал мне, как народному комиссару иностранных дел, заявление от имени своего правительства о том, что германское правительство решило выступить войной против СССР» (из выступления по радио Молотова, 22 июня 1941 года).

После начала военных действий командующим западными военными округами отправили «директиву №2»: «Войскам всеми силами и средствами обрушиться на вражеские силы и уничтожить их в районах, где они нарушили советскую границу. Впредь до особого распоряжения наземным войскам границу не переходить».

На экстренном заседании руководства Сталин поручил Молотову выступить с обращением к народу. Тут же, на заседании, Молотов составил текст выступления и поехал в Радиокомитет, где выступил в прямом эфире: «Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбёжке со своих самолётов наши города…». После обсуждения полученных сообщений войскам была направлена третья и последняя директива: «На фронте от Балтийского моря до госграницы с Венгрией разрешаю переход госграницы и действия, не считаясь с госграницей… Тимошенко, Жуков, Маленков».

В те дни Гитлер считал поражение Советского Союза делом нескольких месяцев, а то и недель, и даже не предполагал, что советские войска способны наступать.

Выступая 3 октября 1941 года в берлинском Дворце спорта, он заявил, что «противник уже разбит и больше не поднимется». Через шесть дней после этого выступления, когда было объявлено, что у русских осталось всего две армии, да и те находятся на грани уничтожения, пресс-секретарь Гитлера Отто Дитрих передал журналистам следующую фразу Гитлера: «Кампания против большевиков подходит к концу. Это единодушное мнение военных».

Это было глубоким заблуждением.

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.