fa900c3f-f1a6-45ad-9052-b3e2fc289486

Над Курском и Харьковом: воздушные тараны Анатолия Добродецкого

10 августа 1943 года. Последний этап Курской битвы. В небе над своим родным Харьковом, за 13 дней до его освобождения от нацистской оккупации 20-летний лётчик-истребитель Анатолий Добродецкий таранит в воздухе немецкий «мессершмитт».

Свой первый таран он совершил незадолго до этого, 15 июля. Второй оказался последним.

Есть что-то невыразимо пронзительное в судьбе Анатолия, короткой, но яркой, словно магниевая вспышка, и очень символичной для своей эпохи. Он родился 6 января (по другим сведениям — 16 июля) 1923 года в Харькове. Его отец был рабочим-железнодорожником; от дома на Лысой горе, где жили Добродецкие, до Южного вокзала можно было дойти пешком за 20 минут. Поступив в среднюю железнодорожную школу №3, одну из старейших в городе, мальчик стал много читать, увлёкся точными науками.

В стране в 1930-е годы бурными темпами развивалась авиация, и у всех на слуху были имена выдающихся советских лётчиков, ставивших один за другим мировые рекорды, — Михаила Громова, Владимира Коккинаки, Валерия Чкалова, Валентины Гризодубовой (тоже, к слову, харьковчанки). Прославленными авиаторами гордились, их любили, на них равнялись, на них хотели быть похожими. Атмосферу тогдашнего всеобщего энтузиазма и устремлённости в будущее очень точно передают слова «Марша авиаторов», написанного ещё в начале 1920-х:

Мы рождены, чтоб сказку сделать былью,
Преодолеть пространство и простор,
Нам разум дал стальные руки-крылья,
А вместо сердца — пламенный мотор…

Над Курском и Харьковом: воздушные тараны Анатолия Добродецкого
Анатолий Добродецкий. 1940 год

Ещё учась в школе, Анатолий стал проявлять большой интерес к радиотехнике и всему, что связано с авиацией. В Харьковский аэроклуб имени Ильича при харьковском Обществе авиации и воздухоплавания Украины и Крыма (ОАВУК) он записался, когда учился в 8-м классе.

В аэроклубе, открытом ещё в 1925 году, функционировали несколько секций – планерная, парашютная, самолётная, проводились запуски авиамоделей, полёты на планерах. Как только заканчивались уроки в школе, Добродецкий бежал в клуб: там под контролем грамотных и опытных инструкторов он постигал азы авиационного дела. В 1940-м он закончил школу – и тогда же совершил первый самостоятельный полёт на многоцелевом биплане «У-2» (в повседневном обиходе этот самолёт, лёгкий, надёжный и послушный в управлении, называли «кукурузником»). А взлетев в небо, Анатолий влюбился в него навсегда, окончательно и бесповоротно.

С вопросом о будущей профессии Добродецкий определился ещё будучи старшеклассником, поэтому по окончании десятилетки он поступил в Чугуевскую военную авиационную школу пилотов. Её история неразрывно связана с историей ХВВАУЛ (Харьковского высшего военного авиационного училища лётчиков), одного из старейших советских военных вузов, созданного в 1930 году. Позднее, когда началась Великая Отечественная война, тысячи его воспитанников сражались с противником на всех фронтах. За героизм и мужество, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, свыше 160 выпускников училища были удостоены звания Героя Советского Союза; 7 воспитанников (Андрей Боровых, Арсений Ворожейкин, Александр Клубов, Владимир Лавриненков, Виталий Попков, Иван Полбин, Василий Сенько) стали дважды героями, а Иван Кожедуб – трижды Героем Советского Союза.

18 питомцев училища применили таран в воздушных боях Великой Отечественной, а лётчики Алексей Катрич и Анатолий Добродецкий таранили немецкие самолёты дважды. Причём Катрич, тоже харьковчанин, преследуя вражеский самолет-разведчик «Dо-215» и израсходовав весь боезапас, совершил первый в мире высотный таран (на высоте 8000 м), после чего с незначительными повреждениями приземлился на свой аэродром. Воздушный таран применили лётчики Иван Пидтыкан и Сергей Титовка под Ленинградом, Михаил Баранов под Сталинградом, Борис Черевко под Одессой, Владимир Грек под Николаевом, Евгений Жердий под Купянском, Виталий Попков под Брянском, Владимир Лавриненков над рекой Миус.

В 1942-м, когда Добродецкий окончил школу пилотов (с началом гитлеровского вторжения на территорию СССР она была эвакуирована вглубь страны), война была в самом разгаре. Некоторое время его служба проходила в авиационных частях Забайкальского и Московского военных округов, хотя Анатолию, конечно же, хотелось поскорее попасть на передовую. И вот наконец в июне 1943-го он прибыл в 297-й истребительный авиационный полк, участвовавший в боях в составе Воронежского, а затем Степного фронта. Некоторое время ушло на освоение нового истребителя «Ла-5», а после этого начались разведывательные и боевые вылеты. За полтора месяца, совершив 27 вылетов, Анатолий принял участие в 11 воздушных боях, сбив при этом лично 3 вражеских самолёта и 8 – в составе группы.

На рассвете 5 июля 1943 года немцы начали операцию «Цитадель». В советской историографии это грандиозное сражение получило название Курской битвы. По своим масштабам, количеству задействованных в боях сил и средств, беспрецедентной ожесточённости, военно-политическим последствиям эту битву считают одним из наиболее важных сражений Великой Отечественной войны. Если в первые дни части РККА в основном оборонялись, то через неделю атаки войск вермахта захлебнулись, и Красная армия перешла в наступление. Более месяца (с 12 июля до 18 августа) продолжались Орловская, а с 3 по 23 августа – Белгородско-Харьковская наступательные операции.

«Красный прилив покатился на запад»

По завершении Курской битвы стратегическая инициатива в войне окончательно перейдёт на сторону Красной армии: отныне и вплоть до победного мая 1945 года РККА станет вести крупномасштабные наступательные операции, в то время как части вермахта будут отступать, откатываясь всё дальше на запад. Немецкий писатель Вольф фон Аакен в книге «Ведьмин котел» на Восточном фронте. Решающие сражения Второй мировой войны» (2010 г.) писал об этом: «Того, к чему стремился Гитлер, добились русские. Они перехватили инициативу и отныне стали навязывать немецким армиям свои правила игры. Красный прилив покатился на запад…»

15 июля 1943 года Добродецкий совершил свой первый таран. Произошло это в небе над Курском. В тот раз шестёрка истребителей «Ла-5», прикрывавшая передовые позиции советских наземных частей, вступила в бой с группой немецких истребителей «Мессершмитт-109». Два «мессера» атаковали самолёт командира группы Фёдора Березовского. Ведомым Березовского был Добродецкий: он, устремив свою машину вверх, а затем переведя её в вираж, буквально срубил плоскостью своего самолёта хвостовое оперение «Ме-109». Вражеский истребитель, кувыркаясь, полетел вниз. Второй «мессер» поспешил ретироваться. А Анатолий, дотянув на повреждённой машине до своего аэродрома, благополучно приземлился.

Схватка в небе над Харьковом

Через две недели, 10 августа, Добродецкий в составе эскадрильи «лавочкиных» под командованием старшего лейтенанта Петра Кучеренко вылетел на перехват 50 бомбардировщиков «Юнкерс-88» – эта армада под прикрытием истребителей шла бомбить советские войска на подступах к Харькову. Обнаружив противника в районе пригородов Русская Лозовая – Липцы – Сотники, Кучеренко отдал по радио приказ: одному звену лётчиков атаковать «мессершмитты», а другой группе, под его командованием, ударить по бомбардировщикам. Сам Кучеренко атаковал головную машину в первой тройке; Добродецкий, его ведомый, прошил очередью второй «юнкерс». Оба стервятника рухнули вниз. Сделав боевой разворот, группа «лавочкиных» начала атаку на следующее звено бомбардировщиков. И ещё один «юнкерс» камнем устремился к земле. В это время появились еще 8 «мессершмиттов».

– Атакуют сзади! Отражаю, – успел крикнуть Анатолий, предупреждая командира, и, развернувшись, ринулся навстречу врагу.

«Мессер» и «Лавочкин» стремительно сближались. Казалось, они вот-вот столкнутся. В последнее мгновение немец резко ушёл вверх, но Анатолий успел дать очередь в «брюхо» самолёта, и тот, запылав, полетел вниз. Бой, продолжавшийся 40 минут, становился всё более ожесточённым. На земле дымилось уже более десятка немецких машин, однако боеприпасы у советских лётчиков подходили к концу, да и горючее было на исходе. В этот момент в воздухе появились ещё две группы «мессеров» – около 30 машин. Один из «Ме-109» атаковал самолёт Петра Кучеренко. Резко сманеврировав, Добродецкий открыл по противнику огонь. Но короткая очередь сразу же оборвалась – боеприпасы закончились. И тогда, чтобы спасти своего командира, Анатолий дал двигателю полные обороты и бросил машину вперёд. Краснозвёздный «лавочкин» врезался в «мессер», круша его фюзеляж винтом…

Не сдаваться до последней минуты

Тело Добродецкого и обгоревшие останки его «Ла-5» были обнаружены только 23 сентября 1943-го поблизости от села Кицевка Печенежского района Харьковской области, в 13 км от Чугуева. В кармане гимнастерки пилота нашли комсомольский билет на имя Анатолия Васильевича Добродецкого. Лётчик не погиб в воздушном бою – после тарана он пролетел довольно большое расстояние, вероятно, потеряв ориентацию в пространстве и посадив горящую машину. Он даже сумел отползти от неё на расстояние около двух сотен метров. Обстоятельства гибели Анатолия говорят о том, что до самых последних мгновений своей жизни он не сдавался и пытался бороться…

Трудно сказать наверняка, доводилось ли Анатолию читать очерк Александра Куприна «Люди-птицы», где автор пишет о лётчиках, называя их «новой породе людей»: «Постоянный риск, ежедневная возможность разбиться, искалечиться, умереть, недоступные большинству людей ощущения страшной высоты, глубина и упоительная легкость дыхания, собственная невесомость и чудовищная быстрота – всё это как бы выжигает, вытравляет из души настоящего лётчика обычные низменные чувства: зависть, скупость, трусость, мелочность, сварливость, хвастовство, ложь – и в ней остается чистое золото». Но наверняка именно таким настоящим лётчиком Анатолий и стремился быть…

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 февраля 1944 года «за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом исключительный героизм и самопожертвование во имя Родины» младший лейтенант Анатолий Добродецкий был удостоен посмертно звания Героя Советского Союза и награждён орденом Ленина. Его имя навечно занесено в списки личного состава полка, в котором он служил; улица Войкова, на которой жил Анатолий, с 1963 года носит его имя, а в парке гарнизонного Дома офицеров харьковчане в 2005 году в честь 60-летия Победы установили памятник бесстрашному лётчику-земляку.

Наталья Кириллова

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.