i

Триумф победившей Родины

На длинном веку человечества немного сыщется событий, к которым приложима формула: «Такого ещё не бывало в мировой истории».

К ним, несомненно, относится наш Праздник Победы, который, по слову вдумчивого исследователя, «всё более и более отождествляется с гражданской Пасхой… – в смысле земного спасения, поскольку в той страшной войне народам СССР участь была уготована страшная».

На самом деле светлое Христово Воскрсение в 1945 году праздновалось не 9-го, как многие считают, а 6 мая. Празднование (тогда) совпало с днём памяти Святого Славного Великомученика, Победоносца и Чудотворца Георгия – чьё имя носил Жуков, народной молвой наречённый Маршалом Победы.

Соответственно, День Святой Троицы – следующий великий праздник, отмечаемый на 50-й день после Пасхи, приходился в том памятном году на 24 июня. Именно на него, как на дату грандиозного Парада Победы, и указал маршал Иосиф Сталин на встрече с высшими военачальниками РККА, состоявшейся в Кремле 15 мая, сразу по истечении Светлой седмицы.

Идея такого мероприятия была встречена с огромным энтузиазмом. Однако для достойного его воплощения военачальники потребовали времени: не менее двух месяцев. Верховный главнокомандующий был непреклонен: 40 суток и ни днём больше.

Масштаб поставленной задачи был огромен. Ведь не существовало заранее утверждённого сценария предполагавшегося зрелища. Ясна была цель: в коротком временном промежутке, по предварительным расчётам всего за два часа с небольшим, показать всему миру историю Великой Отечественной войны, её героев, средства достижения Победы, раскрыть смысл невиданного никогда прежде военного конфликта.

Безусловно, имелась многовековая традиция военных триумфов, восходящая к Древнему Риму и усвоенная нами со времён Петра Великого. Красная площадь в Москве помнила его героев Азова и Полтавы, Гангута и Гренгама. Его парады включали прохождения лучших полков, знатных пленников, демонстрацию военных трофеев, волочение на поругание вражеских знамён, пиры в ознаменование Победы.

Ровно то же самое должно было быть и у Сталина, ибо неизменна суть войны, и Победа безусловно требовала должного оформления. Сделать это нужно было с большой поправкой на просвещённый ХХ век.

Так оно и было. Трофеи и поверженную технику врага москвичам начали показывать, выставляя на площадях столицы, начиная с июля 1941 года и далее везде, где враг, ею обладавший, был бит наступающей Красной армией.

«Парад несостоявшихся победителей» тоже прошёл раньше, в понедельник 17 июля 1944 года, когда колоннами по Садовому кольцу и другим улицам столицы провели под конвоем около 57 тысяч пленных немецких солдат и офицеров. Шествие продолжалось без малого семь часов. Улицы после этого были тщательно вымыты поливальными машинами. И эта, получается, страница истории, которая могла бы стать в иных условиях тоже частью Парада Победы, была перевёрнута за 11 месяцев до него.

Большим вызовом, надо полагать, для организаторов Парада стала насущная потребность вспомнить всех, кто внёс свой вклад в Победу. Самой крупной воинской единицей тогда был фронт. Всех фронтов, учреждаемых во время Великой Отечественной и шире – Второй мировой, было аж 42. Но многие из них, выполнив свою боевую миссию (как, скажем, Сталинградский, Степной или Западный), были переформированы во фронты с более актуальными задачами и получили новые названия, им соответствующие. Иные на момент Парада ещё пребывали в статусе округов (Забайкальский, Приморская группа войск), с началом войны с Японией ставшие соответственно Забайкальским, 1-м и 2-м Дальневосточными фронтами, ещё только готовились стяжать свою боевую славу.

Безусловно, имели право быть упомянуты и те фронты, имена которых были не очень на слуху, но несомненно внесшие свою лепту в копилку Победы: Волховский, Воронежский, Донской, Крымский, Орловский, Резервный и т. д.; это давало бы более полную картину войны. Но для представления применили иной принцип. К торжественному прохождению на Красной площади были отобраны сводные полки лишь десяти фронтов, сражавшихся на всём пространстве от финских хладных скал до теплого Чёрного моря: Карельского, Ленинградского, 1-го Прибалтийского, 1-го, 2-го и 3-го Белорусских, 1-го, 2-го, 3-го и 4-го Украинских. И сводный полк Военно-Морского флота.

Парад Победы открыл сводный полк барабанщиков-суворовцев, и в этом был глубинный смысл. Напомним: барабанщиком в первой роте Преображенского полка, тогда ещё потешного, шагал в своё время Пётр Великий, создатель русской армии нового типа, покрывший её знамёна славою первых немеркнущих побед. Таким образом, и он здесь незримо предстоял.

Второе: суворовские училища, эти возрождённые былые кадетские корпуса, были учреждены в 1943 году, когда победоносно завершалась Курская битва, но лишь начиналась битва за Днепр. Однако уже тогда руководство страны думало наперёд. И вот сейчас по Красной площади шло новое, грядущее поколение офицеров Красной армии, её будущая честь и слава. Шагало впереди всех. Огромный символизм!

Далее шли сводные полки фронтов, численностью свыше тысячи человек каждый, представлявших различные рода войск, офицеры и рядовые которых отличились в боях и имели боевые ордена. Знамёнщики с ассистентами, как правило герои Советского Союза, несли по 36 боевых стягов наиболее отличившихся в боях соединений и частей каждого фронта. Во главе таких полков, чуть впереди своего фронтового штандарта, шли командующие фронтами и армиями.

Участники Парада Победы, а их было около 40 тысяч человек, включая 24 маршала, 249 генералов, 2809 офицеров, 31116 сержантов и рядовых, 1400 музыкантов сводного военного оркестра и других, были одеты в новую, с иголочки форму, в кратчайшие сроки пошитую мастерицами швейных фабрик Москвы и Подмосковья. Награды фронтовиков обменяли на новые; вдобавок им первым была вручена медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», которой было суждено стать самой массовой за всю историю (приблизительно 14933000 награждений). Златоустовские мастера-оружейники сполна обеспечили парадные расчёты кортиками, курсантскими палашами, офицерскими и генеральскими шашками.

В Параде Победы приняли участие не только люди, но и кони. Терской породы жеребец по имени Кумир нёс принимающего парад маршала Жукова, арабский скакун Полюс – командующего парадом маршала Рокоссовкого. Прохождения полков завершило кавалерийское подразделение и 16 упряжек четвернёй, проехавших по Красной площади с пулемётными тачанками. Это была дань благодарности этим благородным животным, миллионным составом (одна лишь Монголия передала их нам в помощь свыше 500 тысяч) служивших в кавалерии, артиллерии и просто «тягловой силой». Они сполна разделили с солдатами все тяготы и лишения войны.

Были на Красной площади в тот день и собаки-сапёры, искавшие вражеские мины и наравне с бойцами получавшие свои пули и осколки. Одну такую, пса по кличке Джульбарс, накануне парада раненую при выполнении боевого задания, пронесли на руках на шинели Верховного главнокомандующего. Так распорядился сам Сталин.

После этого вступила на Красную площадь грозная боевая техника. Скрупулёзно подсчитано: прохождение «царицы полей» – пехоты – продолжалось 36 минут, «богу войны» – артиллерии – выделили 29 минут, бронетехнике – 21 минуту, конница получила 4 минуты на всё про всё. Показали вложения союзников в общее дело: американские грузовики «Студебеккер», «Додж» и командирские джипы «Виллис». Всего было показано 1850 единиц боевой техники; преимущественно, безусловно, отечественной.

Кульминацией Парада стало бросание немецких знамён к подножию мавзолея – традиция, заимствованная у римских воинов. Из более 900 трофеев такого рода для церемонии была отобрана лишь пятая часть. В их числе – штандарт 1-й танковой дивизии СС «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер», флаги партии НСДАП, Гитлерюгенда, Трудового фронта и другие, и почти два десятка кайзеровских, времён Первой мировой. Это была живая иллюстрация к речи маршала Жукова, который от имени и по поручению советского правительства и ВКП(б) поздравил доблестных советских воинов «с Великой Победой над германским империализмом» – ведь именно он, германский империализм, развязал две самые кровавые войны ХХ века. Именно его одолел доблестный советский солдат!

Речь Жукова была содержательной, яркой, «программной»; её разнесли по миру сотни корреспондентов всех главных мировых информационных агентств и запечатлели сотни фотографов и операторов кинохроники. Из десятков километров отснятой фото- и киноплёнки были смонтированы два фильма: 50-минутный чёрно-белый, и 18-минутный цветной, которые спустя месяц смотрели и вся наша страна, и многие другие государства мира.

Далее в Кремле прошли подряд два приёма, и оба в честь участников Парада Победы. И тот и другой являлись феноменальными, ранее невиданными.

Оба они состоялись в Георгиевском зале, самом просторном и самом роскошном из всех орденских залов Московского Кремля.

Первый был дан в тот же день, 24 июня, вечером, для высшего командного состава армии и флота. Яств и напитков было в изобилии. Тамадой был Молотов, однако всё внимание к себе приковал Сталин. Там-то и прозвучал его знаменитый тост о русском народе. «Я, как представитель нашего Советского правительства, хотел бы поднять тост за здоровье нашего советского народа и, прежде всего, русского народа. Я пью, прежде всего, за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза. Я пью за здоровье русского народа потому, что он заслужил в этой войне и раньше заслужил звание, если хотите, руководящей силы нашего Советского Союза среди всех народов нашей страны…»

Второй приём – 25 июня – был рангом несколько ниже. Зато на нём побывало больше тысячи людей. Начался он в 17.00. Столы тоже были богатые, яства знатные. На них, помимо отечественных водок и вин, стояли французские вина, американский виски – подарки союзников. Участников обслуживали официанты из лучших московских ресторанов.

Звучали тосты. Главный из них снова принадлежал Сталину. «Не думайте, что я скажу что-нибудь необычайное. У меня самый простой, обыкновенный тост. Я бы хотел выпить за здоровье людей, у которых чинов мало и звание незавидное. За людей, которых считают „винтиками“ великого государственного механизма, но без которых все мы — маршалы и командующие фронтами и армиями, говоря грубо, ни черта не стоим. Какой-либо „винтик“ разладился — и кончено. Я подымаю тост за людей простых, обычных, скромных, за „винтики“, которые держат в состоянии активности наш великий государственный механизм во всех отраслях науки, хозяйства и военного дела. Их очень много, имя им легион, потому что это десятки миллионов людей. Это – скромные люди. Никто о них не пишет, звания у них нет, чинов мало, но это – люди, которые держат нас, как основание держит вершину. Я пью за здоровье этих людей, наших уважаемых товарищей».

Празднование продлилось далеко за полночь, гости разошлись только утром 26 июня 1945 года. Что было весьма необычно, ведь ни до, ни после никто никогда на приёмах в Кремле так долго не засиживался. Но ведь и случай был особый!

Однако Кремль был всего лишь эпицентром торжества. Праздник широко разлился по всей Москве. Небо пылало огнями прожекторов, салютов и фейерверков. Везде звучала музыка. Совершенно незнакомые люди поздравляли друг друга с Великой Победой, обнимались и целовались.

Тихомир Павлов

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.