5IAAAgEPmuA-960

Парад Победы в 1945-м: мифы и правда

75 лет назад, 24 июня 1945 года, в Москве на Красной площади состоялся военный парад в честь победы над нацистской Германией.

Парад без преувеличения можно назвать грандиозным – под звуки оркестра из 1440 музыкантов в течение двух часов по Красной площади под проливным дождём прошли тридцать пять тысяч воинов, в том числе 249 генералов и двадцать четыре маршала, а также 1850 единиц боевой техники.

Эпиграфом к помпезному параду было бы уместно поставить строки русского поэта Гавриила Державина: «Гром победы, раздавайся, веселися, храбрый Росс!» Они были написаны в 1791 году в честь взятия турецкой крепости Измаил войсками Александра Суворова.

Когда смотришь кинохронику, невольно отмечаешь: его участники – молодец к молодцу, рослые, статные красавцы, «кровь с молоком». Это неслучайно – кандидаты тщательно отбирались из числа тех, кто был не ниже 176 сантиметров, не старше тридцати лет и, само собой разумеется, отличился в боях и имел награды. Впрочем, это правило соблюдалось не всегда: дважды Герой СССР Давид Драгунский, командир 55-й Васильковской танковой бригады 1-го Украинского фронта, из-за низкого роста отвергнутый в качестве участника парада, вспоминал, что командующий фронтом маршал Конев решил не лишать заслуженного фронтовика чести представлять фронт в Москве, приказав изготовить для Драгунского сапоги с высокими каблуками…

Вопреки общепринятому мнению, знамя Победы, то есть то красное знамя, которое ранним утром 1 мая 1945 года водрузили над поверженным рейхстагом, на парад 24 июня 1945 года не выносили – капитан Степан Неустроев, лейтенант Алексей Берест, сержант Михаил Егоров и младший сержант Мелитон Кантария, установившие это знамя над куполом рейхстага, маршировать строевым шагом так и не научились, к тому же Неустроев в свои двадцать два года был пять раз ранен, ходил с трудом. Позже он с с горечью вспоминал: «Как в атаку идти, так Неустроев первый, а вот на парад не гожусь».

Минутами высшего эмоционального накала для всех, кому посчастливилось побывать на параде, стал эпизод, когда солдаты, нёсшие двести немецких трофейных знамён, держа их наперевес и волоча полотнища по мокрой брусчатке, бросили их под бой восьмидесяти барабанов к подножию Мавзолея (на его трибуне стояла вся государственная верхушка во главе со Сталиным). Парад принимал маршал Георгий Жуков, командовал парадом – маршал Константин Рокоссовский.

Это был апофеоз великой победы, долгожданной, выстраданной, добытой огромной кровью, Победы, которая «одна на всех», – самое радостное событие в жизни каждого советского человека, дожившего до этого дня – по Красной площади чеканят шаг советские победители, и их сапоги топчут ненавистные фашистские знамёна.

Почему Сталин отказался принимать Парад Победы?

Как и всякое значительное историческое событие, Парад Победы 1945 года оброс разного рода мифами и недостоверными, порой выдуманными деталями.

В своих «Воспоминаниях и размышлениях» Георгий Жуков пишет, что, узнав о своей роли принимающего парад из уст Сталина, он возразил: «Спасибо за такую честь, но вы – Верховный главнокомандующий, парад следует принимать вам». «Я стар уже принимать парады, вы помоложе», – якобы ответил Сталин.

Последние полтора десятилетия появилось огромное число разного рода публикаций, авторы которых придерживаются мнения, что Сталин отказался принимать Парад вовсе не по причине своего возраста, при этом они ссылаются на самого же Жукова.

И действительно, в «Воспоминаниях и размышлениях» находим следующую информацию (в единственном прижизненном издании 1969 года этого утверждения нет): Василий Сталин, сын вождя, под большим секретом рассказал Жукову, что его отец собирался принимать парад сам, сел на коня, упал, ушибся и от этой затеи отказался.

Дочь маршала Мария Георгиевна заявила, что она нашла этот рассказ в рукописи отца, его не пропустила в печать цензура, но когда после распада СССР цензурные ограничения были сняты, Мария Георгиевна сочла возможным восстановить первоначальный текст. Тут же обнаружился некий полковник Сергей Маслов, в прошлом боевой кавалерист, в июне 1945 года майор, инструктор верховой езды. Он вспомнил, что давал Сталину уроки и был свидетелем упомянутого происшествия.

Первым рассказ Василия Сталина, а затем и Маслова, поставил под сомнение писатель Виктор Суворов, получивший широкую известность книгами, нередко весьма спорными, по истории Второй мировой войны. Суворов счёл, что разговор Жукова с Василием Сталиным состояться не мог в принципе, но уж если и состоялся, то эпизод с конём, сбросившим вождя, сочинил либо Василий, либо, по непонятным причинам Мария Жукова.

В июне 1945 года Сталину было шестьдесят шесть лет, фактически он был одноруким (левая рука с детства не сгибалась), верхом он никогда не ездил, а стать джигитом даже крепкому молодому человеку за несколько тренировок абсолютно не под силу.

Что же касается свидетельства Сергея Маслова, то Суворов и другие дотошные исследователи установили, что Маслов – обманщик и мистификатор. В июне 1945 года обучать Сталина он не мог, потому что отбывал десятилетний срок в одном из сибирских лагерей. Попав в августе 1942 года в плен, лейтенант Маслов пошёл на службу к немцам, участвовал в карательных акциях против французских партизан. Кичась мнимыми заслугами (он приписывал себе участие в военном параде в Москве 7 ноября 1941 года), Маслов носил незаслуженные им ордена, воинское звание полковник он тоже сам себе присвоил.

Но, разоблачив одну недостоверную историю, связанную с Парадом Победы 1945 года, Виктор Суворов стал создателем другого мифа, изложив его в книгах «Последняя республика» и «Святое дело» – мифа, прочно укоренившегося в общественном сознании. По Суворову, Сталин отказался от предложения принимать Парад, потому что считал победу над Германией… поражением. Итоги войны, дескать, не принесли решающего успеха в осуществлении марксистско-ленинской «исконно-программной» цели – распространении коммунизма по всему миру, прежде всего в капиталистических странах Запада. Захватить всю (!) Германию, Францию, Италию, Испанию, Великобританию не получилось, и, по версии Суворова, Сталин решил, что эта победа есть не что иное, как пролог к повсеместному и окончательному крушению коммунистических идеалов, а значит, по Суворову, дело Сталина «окончательно и бесповоротно проиграно».

Эта точка зрения обосновывается Суворовым на многих десятках страниц, но его доводы серьёзной критики не выдерживают. С чего бы Сталину обрекать себя на поистине шекспировские душевные терзания в июне 1945 года? Под его пятóй половина Европы, во Франции, в Италии коммунисты вот-вот придут к власти, ощутимой противодействующей силы у Сталина в Европе нет, Британская колониальная империя трещит по швам, США и Великобритания заняты войной с Японией.

И ещё один вопрос: а был ли вообще смысл Сталину принимать парад – на коне или в комфортабельном лимузине (вариант, который рассматривает Суворов)?

Сталин стоял высоко над всеми в прямом (на трибуне Мавзолея) и переносном смыслах. Он был на вершине своей славы, «великим полководцем всех времён и народов» (по выражениям того времени), который привёл страну к Победе, под чьим руководством Красная Армия добилась блистательных успехов – Варшава, Вена, Бухарест, Белград, Будапешт и, наконец, Берлин стали её добычей. И если согласиться с формулой «Победителей не судят», то ещё более верно, что победитель не судит самого себя.

Кто осмелился вспомнить в то время о страшных сталинских ошибках и просчётах, приведших страну к многомиллионным жертвам и тяжелейшим потерям, к катастрофе 1941 года, о более чем трёх миллионах красноармейцев, оказавшихся в плену к концу 1941 года (подавляющее большинство которых погибло), о вермахте, дошедшем до Москвы и Ленинграда, до предгорий Кавказа? Живой бог, небожитель, через три дня генералиссимус СССР (это высшее воинское звание присвоено Сталину 27 июня 1945 года), повелевающий судьбами миллионов людей не только в своей стране, но и далеко за её пределами, в свой звёздный час появится на Красной площади, приравняв себя к самому обычному простому смертному, пусть и в маскарадной роли принимающего парад?

Вот здесь и кроется главная причина, по которой Сталин отказался принимать парад – для него эта роль была микроскопически мелка.

Трофейные знамёна, собака Джульбарс и перчатки из коричневой кожи

С парадом в июне 1945 года связана цепочка мифов и домыслов рангом пониже, я приведу их небольшую часть.

Из одной публикации в другую кочует сообщение, что в параде участвовал подполковник Александр Мазовер, которого называют не иначе как главным кинологом страны. По личному приказу Сталина он нёс на руках раненую служебную собаку Джульбарс, отличившуюся при розыске мин, причём – внимание! – нёс на «потёртом» сталинском кителе (вариант – шинели).

Александр Мазовер, действительно крупный специалист по служебному собаководству (но никак не главный советский кинолог), участник войны, с апреля 1943 года – командир 37-го отдельного батальона собак-миноискателей и истребителей танков, закончил войну майором и в Параде Победы не участвовал. Героический пёс, которого несут на сталинском кителе – эмоциональная деталь, бьющая по нервам, но эпизод с Джульбарсом – выдумка.

В бесчисленных публикациях и видеозаписях в интернете говорится о том, что среди немецких знамён, брошенных в ходе парада к мавзолею, находился и триколор, то есть нынешний российский государственный флаг РФ, взятый в качестве трофея у одного из подразделений Российской освободительной армии (РОА) генерала-изменника Андрея Власова, сформированной в конце войны и принимавшей участие в боях против Красной Армии.

Это тоже, говоря современным языком, фейк. При внимательном рассмотрении соответствующих кино- и фотокадров, триколор не обнаруживается, его отсутствие подтверждается списком трофейных знамён, скрупулёзно составленным при подготовке к параду и хранящимся в Центральном архиве Министерства Обороны РФ.

В российских СМИ встречается и следующий пассаж: утверждается, что солдаты, выносившие немецкие знамёна, бросали их на деревянные помосты, специально сколоченные для того, чтобы не осквернять Красную площадь, а также что солдаты отказывались брать «прокажённые» знамёна, поэтому им выдали кожаные коричневые перчатки. А поскольку кожи такого цвета в СССР не нашли, её срочно доставили самолётом из-за границы. Утверждается, что после парада помосты и перчатки (а в некоторых источниках – и сами знамёна) были сожжены.

На самом деле знамёна бросали на асфальтовую площадку перед Мавзолеем. Фактов, подтверждающих уничтожение перчаток, не существует, а что касается знамён, то их, разумеется, никто на сожжение не обрекал, они были переданы в Центральный музей Красной Армии.

Военный парад ежегодно 9 мая

День Победы государственным праздником и выходным днём стал в 1965 году, когда к власти пришёл Леонид Брежнев, представитель поколения, которое принимало активное участие в войне. День Победы начал перемещаться в списке советских праздников на первое место, оттесняя годовщину Октябрьской революции.

9 мая 1965 года в Москве на Красной площади состоялся военный парад, и именно тогда знамя победы вынесли в первый раз. Знамя нёс Герой СССР Константин Самсонов (он командовал батальоном при штурме рейхстага) в сопровождении Михаила Егорова и Мелитона Кантарии.

Парады в честь годовщины Победы проходили в 1985, в 1990 и, уже после распада СССР, в 1995-х годах. В 2007 году был утверждён регламент, согласно которому парад проводится ежегодно 9 мая. Однако в этом году парад в честь 75-летия Победы из-за пандемии был перенесён на более поздний срок.

Яков Черкасский

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.