546

Как французы второй раз Москву брали

Существует такая легенда: во время подписания безоговорочной капитуляции в мае 1945 г. генерал-фельдмаршал Кейтель, увидев представителей Франции среди держав-победительниц, усмехнулся и спросил: «Что, и Франции мы тоже проиграли?»

На что был получен лаконичный ответ: «Да, господин фельдмаршал. И Франции тоже». Но вопрос Кейтеля, даже если в реальности его и не было, так и остался висеть в воздухе. Уже позже пустоту ответа, дающего на этот вопрос, заполнит объявление генералом Шарлем де Голлем всех французов «героями Сопротивления»: во имя единства нации и послевоенной политики действительно существовавший во время войны раскол будет заретуширован. Коллаборационизм, после суда над участвовавшими в этом процессе, постараются забыть как одну из самых неприглядных страниц истории, заменив его образом Франции «маки» и Сопротивления.

Однако были и другие французы. Те, которые, так или иначе, выбрали сторону нацистов. Цифры по этим «другим» существуют разные: так, немецкий историк Мюллер утверждает, что их было примерно 60 тыс., а на Восточном фронте воевали не более 10 тыс. Не стоит забывать и о французских фольксдойче (французы немецкого происхождения) из аннексированного Эльзаса, которых призывали на общем основании в нацистские вооруженные силы; их было примерно 52 тыс.

Согласно данным К. Бишопа, непосредственно на германской службе французов было больше, чем представителей какой-либо другой западноевропейской страны. Так, из Эльзаса и Лотарингии нацисты призвали свыше 140 тыс. человек, еще 150 тыс. были мобилизованы в Организацию Тодта и еще 25 тыс. работали на ВМФ в бретонских и бискайских портах. Непосредственно добровольцев, которые пожелали присоединиться к немцам, было около 45 тыс.

По мнению венгерского специалиста К. Бенэ, количество французов в различных подразделениях германской армии стоит оценивать в диапазоне от 29 360 до 34 360 человек.

638-й пехотный полк вермахта (Infanterie Regiment 638), сформированный из французских граждан и имевшего второе название — Legion des Volontaires Français contre le Bolchevisme, сокр. LVF (Легион французских добровольцев против большевизма, далее — ЛФД).

ЛФД, набиравшийся во Франции с июля 1941 г., был сформирован в Польше осенью того же года и воевал на территории Советского Союза с ноября 1941 по июнь 1944 г.

Командующий группой армий «Центр» фельдмаршал Ф. фон Бок 30 октября 1941 года издал «Приказ на продолжение операции» (также известный как директива № 2250/41), который санкционировал генеральное наступление на Москву. В этом приказе, в частности, говорилось: «7. Французский 638-й пехотный полк после прибытия в Смоленск подчиняется командующему войсками группы армий “Центр”. После сосредоточения в районе Смоленска направить полк в район Вязьмы».

1 ноября первые подразделения ЛФД прибыли в оккупированный Смоленск. 5 ноября переброска полка на Восточный фронт завершилась.

24 ноября I батальон занял боевые позиции, в южной части Нарских прудов, немного южнее деревни Выгаядовка. Главной целью будущего наступления для французов было Дюгьково. Эту деревню легионерам еще только лишь предстояло атаковать 1 декабря.

Как французы второй раз Москву брали
С первым знаменем, конец ноября 1941 г.

I батальон 638-го французского полка расположился посередине двух немецких батальонов: слева стояла часть 19-го пехотного полка, справа — батальон 61-го пехотного полка. Штаб полка обосновался в деревне Головково, а командный пункт I батальона занял Выглядовку. Французам, выдвинувшимся на боевые позиции, было приказано взять только самое необходимое: личное стрелковое оружие, немного еды, запас патронов, противогазный бачок и одеяла. Остальное (тяжелые пулеметы, минометы, боеприпасы, провизию и т.п.) должно было быть подвезено позднее.

В суточном оперативном донесении за 25 ноября упоминаются французы: «I и II батальоны 638-го пехотного полка (французский легион) без транспортных средств прибыли в 7 пд. Один батальон восточнее Болдино, один — в районе северо-восточнее г. Богородск».

Согласно некоторым французским источникам, до Москвы оставалось 32 километра; это не так. Путь до Москвы от Дютьково (если ехать через Кубинку) составляет 77 километров. Интересно, что на французских картах расстояние обозначено верно: 63 километра по прямой.

Как французы второй раз Москву брали
Легионеры под Москвой

Рассмотрим сводки по потерям, вышедшие во время войны. Так, офицеры 7-й пехотной дивизии считали (отчет от 31 декабря 1941 г.), что французы потеряли 21 человека (2 офицера и 19 унтер-офицеров и бойцов) убитыми и 147 (1 офицер и 146 унтер-офицеров и бойцов) ранеными. В уже упоминавшемся официальном отчете ЛФД стоят следующие цифры: 40 убитых, 105 раненых, 300 обмороженных или заболевших. В других документах утверждается, что всего легионеры потеряли 40 человек убитыми и 100 ранеными.

Как историки оценивают потери ЛФД во время операции «Тайфун»? Жиолитто и Дар, видимо, используя официальные цифры, пишут о 40 убитых, 107 (хотя в документе 105) раненых и 300 заболевших. В категорию «заболевших» входят как различные обмороженные, так и продолжавшие страдать от той же дизентерии. В конце 80-х некоторые французские историки считали, что под Дютьково убили 44 бойца, ранили 150, 300 обморозились и бесчисленное количество заболели.

Ферстер пишет, что легионеры потеряли 60 человек убитыми и ранеными и 150 обмороженными; такого же мнения придерживается и Нойлен. Один историк, работавший с мемуарами ветеранов, пишет, что под Москвой были убиты 65 человек, 120 ранены и более 300 обморозились или заболели.

Многие из историков почему-то забывают, что легион нес потери еще на марше, поэтому считают лишь цифры убитых и раненых во время боевых действий. Лишь несколько человек упоминают о цифрах потерь еще до вступления в зону боевых действий.

Так, Форбс считает, что с 24 ноября по 8 декабря ЛФД потерял более 500 человек, включая 44 убитых, плюс 20 —25 умерло позже в госпиталях; сюда же стоит добавить примерно 400 бойцов, потерянных на марше до указанного срока.

Бенэ пишет, что 500 человек выбыли из строя из-за обморожений и болезней до атаки 1 декабря. Это верно, учитывая цифры, приводимые Форстером, когда легионеры только присоединились к немцам (тогда в строю был 1971 боец, т.с. до этого ЛФД понес ощутимые потери во время марша). Можно эти же цифры сравнить с немецким отчетом от 3 декабря (всего 1520). Также Бенэ прибавляет к этому числу 50 убитых, 120 раненых за время боев; плюс 200 обмороженных (многим из которых ампутировали конечности) и 100 эвакуированных во время и после наступления; все вместе даст 970 человек. На наш взгляд, именно цифры Бенэ (и Форбса) наиболее близки к реальности.

По материалам О. И. Бейда

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.