2020-05-20_14-33-03

Противник по-королевски: как приручали «всесокрушающего» тигра

10 августа 1944 года войска 1-го Украинского фронта, форсировав р. Вислу, прорвали вражескую оборону юго-западнее польского города Сандомир и, опрокинув части 4-й танковой армии противника, значительно расширили плацдарм.

Стремясь восстановить утраченные позиции по западному берегу р. Вислы, немцы срочно перебросили в район Сандомира пять дивизий (в том числе одну танковую) из группы армий «Южная Украина», пять пехотных дивизий из Германии, три пехотные дивизии из Венгрии и шесть бригад штурмовых орудий. Готовясь к немецкому контрнаступлению, советское командование осуществило перегруппировку войск. Срочно возводились оборонительные укрепления, устанавливались минно-взрывные заграждения.

С 11 августа, преднамеренно отойдя из ранее взятого местечка Шидлув и деревни Оглендув, перешли к обороне и части 6-го гвардейского танкового корпуса 3-й гвардейской танковой армии. Плацдарм к этому времени представлял собой неровное, упирающееся в р. Вислу полукольцо, в центре которого занимала оборону 53-я гвардейская танковая бригада, к левому флангу которой примыкала 52-я ГвТБр.

Отрыть для машин укрытия полного профиля в песчаных грунтах не удавалось — стенки окопов тут же осыпались. Немало неприятностей эта местность доставляла и немцам. Наши танкисты неоднократно наблюдали, как в песках часто буксовали «Пантеры» и как их механикам-водителям при попытке выбраться приходилось подставлять слабую бортовую броню своих машин под огонь наших войск.

В предыдущих боях за Шидлув и Оглендув эти маневры «Пантер» помогли нанести противнику серьезные потери (только за 11 августа 1944 года танкистами 53-й ГвТБр было уничтожено 8 танков противника). Поэтому 12 августа командир 53-й ГвТБр полковник В. С. Архипов со своим начальником штаба С. И. Кирилкиным, пришли к выводу, что противник по открытым песчаным полям уже не пойдет, а постарается обойти позиции бригады с флангов, поэтому на них стоит сконцентрировать все внимание.

Перед 2-м танковым батальоном майора А. Г. Коробова вся местность была как на ладони. На правом фланге, где занимали оборону танки Т-34 3-го ТБ капитана И. М. Мазурина, тянулась глубокая и широкая лощина, по которой из деревни Оглендув к местечку Сташув в тыл наших войск проходила полевая дорога. За лощиной находилось болото, где перешел к обороне 294-й стрелковый полк 97-й стрелковой дивизии.

Тянувшаяся в низине дорога, выводившая прямо к цели, не могла оказаться без внимания немцев. Чтобы прикрыть этот путь командование бригады решило на выходе из лощины на скатах безымянной высоты поставить в засаду два танка Т-34 из 3-го ТБ, поручив командовать ими заместителю командира батальона гвардии капитану П. Т. Ивушкину. Остальные танки батальона находились на основных оборонительных позициях в километре от Оглендув.

Первичные предположения о замыслах противника подтвердились уже в первых донесениях разведки, которую на ожидаемых направлениях выдвижения противника вели дозоры и три бронегруппы на танках и мотоциклах. В разведывательном донесении № 53 штаба 6-го ГвТК, составленного в 19.00 13 августа сообщалось:

«В ночь с 12 на 13.08 в районе западнее Шидлув захвачены пленные фельдфебель, принадлежащий 1-й роте 501-го отдельного батальона тяжелых танков РГК, и рядовой, принадлежащий 10-й роте 79-го МП 16-й ТД, взятый в районе Поник.

Фельдфебель показал, что на ст. Конеуполь после выгрузки 501-го отдельного батальона тяжелых танков РГК выгружалась танковая дивизия неизвестной ему нумерации. 501-й ТБ состоит из трех ТР и роты снабжения.

Противник по-королевски: как приручали  «всесокрушающего» тигра
Королевские тигры на марше

Батальон прибыл в составе 40 танков, 20 из них типа «Пантера» и 20 — T-IV. В Хмельник прибыло до 30 танков, остальные вышли из строя и требуют легкого ремонта».

Прибытие 501-го отдельного батальона тяжелых танков под командованием майора фон Легата, само по себе говорило о многом. В июле — августе 1944 года батальон прошел переформирование в учебном центре в Ордруфе (Ohrdruf) и получил новую материальную часть — гордость немецких танковых конструкторов, загодя нареченными «всесокрушающими» — танки «Тигр-Б».

Однако низкая надежность «сырой» машины (разрабатывать которую начали еще в 1942 году, но до «ума» так и не довели) привела к тому, что на Восточный фронт 5-го августа батальон был отправлен в неполном составе, поскольку 14 танков с различными неполадками было сосредоточено в 1-й роте, которая осталась в учебном центре.

9-го августа батальон прибыл в Польшу и разгрузился на станции Консуполь в районе города Кельце. Как показали пленные, из 40 танков только половина была тяжелыми танками «Пантера», остальные в последний момент дополнили Pz Kpfw IV. Позже выяснилось, что слова пленных о прибытии «Пантер» были неправдой. Скорее всего пленные пытались скрыть от противника появление на фронте секретной новинки, поскольку эти «Пантеры» оказались новейшими «Королевскими Тиграми».

В ходе короткого марша от станции выгрузки до штаба 16-й ТД, расположенного в районе Хмельник, на трех километрах пути осталось 10 неисправных танков. Потратив пару дней на ремонт и подготовку материальной части, батальон 11 августа совершив 2-км марш, достиг местечка Шидлув. Так как марш снова сопровождался поломками новых машин, то к исходу дня в строю батальона находилось лишь 11 исправных танков «Тигр-Б» — которым и пришлось принять боевое крещение в наступлении на Сташув.

Здесь необходимо отметить, что силы 6-го ГвТК отнюдь не обеспечивали советским танкистам значительного численного превосходства: немцам противостояли девять боеспособных Т-34-76 из 53-й ГвТБр, девять Т-34–76 и десять Т-34–85 52 ГвТбр, а занимавшая (на севере) оборону 51-я ГвТБр в своем составе имела одиннадцать танков Т-34–76 и четыре танка Т-34–85. У Сташува находились также одиннадцать тяжелых танков ИС-2 и один танк ИС-85, принадлежавших 71-му ОГвТТП.

С середины ночи с 12 на 13 августа все отчетливее доносился нарастающий гул танковых двигателей в глубине немецких позиций. Перед рассветом командир 53-й ГвТБр вернулся из штаба к своему танку, служившего наблюдательным пунктом и находившимся в боевых порядках 1-го ТБ, машины которого скрывала гряда невысоких песчаных дюн. Впереди справа простиралась лощина с уходившей на Сташув дорогой. Слева на поле были разбросаны копны соломы, в которых и были замаскировали танки Ивушкина. Ближе к выходу из лощины стояла «тридцатьчетверка» младшего лейтенанта А. П. Оськина, в экипаж которого входили: механик-водитель А. Стеценко, командир орудия А. Мерхайдаров, радист А. Грушин и заряжающий А. Халычев. Полковник Архипов с Ивушкиным по-пластунски подобрались к копне, скрывавшей танк, и, переговорив с Оськиным, приказали без команды огня не открывать.

Утро выдалось туманным. С наблюдательного пункта командира 53-й бригады уже не были видны ни околица деревни Оглендува, ни лощина, ни даже копны соломы с замаскированными танками. Тишину раннего утра прервал медленно нарастающий рокот танковых двигателей, а вскоре стал слышен и приближающийся лязг гусениц. С воздуха наплывал гул «Юнкерсов», идущих на Сташув. Затем открыла огонь немецкая артиллерия, но снаряды пронеслись высоко над передним краем бригады. Разведка противника так и не смогла обнаружить боевые порядки 53-й ТБр, не говоря уже о засаде.

В 7.00 13 августа противник под прикрытием тумана перешел в наступление на безымянную высоту одиннадцатью танками «Тигр-Б» в сопровождении нескольких бронетранспортеров с пехотой. Ивушкин доложил на НП:

«Танки пошли. Не вижу, но слышу. Идут лощиной».

Вот как дальнейший ход событий описал сам командир 53-й ГвТБр:

«Чудовищных размеров танк выбирался из лощины. Он полз на подъем рывками, буксуя в песке. Радировал с левого фланга майор Коробов:
— Идут.
Я отвечаю:
— Не спешить! Бить с четырехсот метров.
Между тем из лощины выползла вторая громадина, потом показалась и третья. Появлялись они со значительными промежутками: пока вышел из лощины третий танк, первый уже миновал засаду Ивушкина. «Бить?» — спросил он.— «Бей!» Вижу, как слегка шевельнулся бок копны, где стоит танк Оськина. Скатился вниз сноп, стал виден пушечный ствол. Он дернулся, потом еще и еще. Это Оськин вел огонь. Я отчетливо видел в бинокль, как в правых бортах вражеских танков появились черные пробоины. Вот и дымок показался, и пламя вспыхнуло. Третий танк развернулся фронтом к Оськину, но, прокатившись на перебитой гусенице, остановился и был добит.

Передаю по радио: «307 — 305». Сигнал общий. Ударило прямой наводкой сразу десятка три стволов. Да и гаубичные дивизионы накрыли лощину навесным огнем, и она на всем протяжении до Оглендува скрылась в тучах дыма и песчаной пыли».

Появились «Юнкерсы» и «Мессершмитты» и почти одновременно наши истребители. Закипел бой в воздухе. 2-й танковый батальон Коробова в течение дня вел бой с танками противника западнее высоты 247,9. К исходу дня 53-я бригада заняла оборону по ее южной части — 300 м восточнее деревни Оглендув в готовности для наступления в направлении на Шедлув. Два танка 3-го ТБ с ротой автоматчиков в 22.00 атаковали деревню, которую к восьми часам утра удалось полностью очистить от противника. После чего 3-й ТБ закрепился на окраине. Среди взятых в деревне трофеев оказались и отошедшие после неудачной атаки немецкие танки. Здесь-то и выяснилось, что бой пришлось вести с новейшими немецкими танками (туманным утром разбираться было некогда, и в первых донесениях, сосчитав горящие танки, сообщили об уничтожении трех «Пантер»).

2-й ТБ во взаимодействии со 2-й танковой ротой 71-го ОГвТТП и 289-м стрелковым полком в 9.00 начал наступление в направлении на Зарез. Находившиеся западнее Оглендува «Тигры-Б» своим огнем преградили путь наступающей пехоте. Тогда взвод танков ИС-2 гвардии старшего лейтенанта Клименкова, выдвинулся вперед и с заранее подготовленных позиций открыл огонь по танкам противника, в результате короткого боя Клименков один танк сжег и один подбил.

После этого пехота, не встречая сильного сопротивления, вошла в Оглендув, где уже добивали противника танки 3-го ТБ. В это время 7 танков «Тигр-Б» атаковали наши позиции с направления высоты 272,1. Находившийся в засаде в кустарнике восточнее Мокре на танке ИС-2, гв.ст.л-та Удалов (Удалов воевал на ИС-2 с башенным № 98, имевшим пушку Д-25) подпустил танки противника на 700 — 800 м, открыл огонь по головному и после нескольких метких выстрелов один танк был сожжен, а второй подбит.

Танки противника отвернули и начали удаляться. Удалов вывел свою машину лесной дорогой навстречу противнику и с опушки леса снова открыл огонь. Оставив еще один горящий танк, противник повернул назад. Вскоре атака «Королевских тигров» повторилась, на этот раз они шли в направлении Поник, где стоял в засаде танк ИС-2 гв. л-та Белякова, который открыл огонь с дистанции 1000 м и третьим снарядом зажег танк. Видя и здесь губительное для наступления направление, оставшиеся танки противника повернули назад.

Всего же за трое суток непрерывных боев в период с 11 по 13 августа 1944 года в районе местечек Сташув и Шидлув войсками 6-го ГвТК было захвачено и уничтожено 24 вражеских танка, 13 из которых были новейшими тяжелыми танками «Тигр-Б».

«В период с 9 по 19 августа 1944 года 52-я ГвТБр пленила 7 и уничтожила 225 солдат и офицеров, уничтожила один пулемет, захватила 3 пушки, уничтожила 6 танков и 10 грузовых автомашин, две спец.машины».

Помимо этого, как следует из донесений частей и соединений корпуса о пленных и трофеях, захваченных у противника:

Всего же, с 1 по 29 августа 1944 года 53-я ТБр уничтожила 8 обер-офицеров, 37 унтер-офицеров, 153 солдата, захватила 2 унтер-офицера, 6 «Королевских тигров» и уничтожила: 1 самолет, 12 танков, 29 гаубиц, 150 винтовок, 7 автоматов, 20 пулеметов, 4 миномета и 2 пушки». Необходимо отметить, что этот успех был тем более впечатляющим, что подразделения 6-го ГвТК в этих боях не потеряли ни одного своего танка.

Потери противника, чуть позже, подтверждались и разведсводкой № 39 штаба 6 ГвТК, составленной 16 августа в 19.00:

«16.08 в районе Зараз захвачен пленный, принадлежащий 501-му батальону тяжелых танков.

Пленный показал, что 501-й отдельный батальон тяжелых танков формировался в Германии, получил 40 новых танков: до 20 «Королевских тигров» и до 20 типа «Т-4». В районе Хмельник батальон прибыл две недели назад. В настоящее время в батальоне осталось до 26 танков, остальные сожжены и подбиты.

Противник по-королевски: как приручали  «всесокрушающего» тигра
Подбитый королевский тигр

Пленный, кроме своих танков, видел танки «Тигр» другой части. Нумерацию части пленный не знает».

Противник по-королевски: как приручали  «всесокрушающего» тигра
Трофейный Королевский тигр захваченный под Сандомиром

По воспоминаниям командира 53-й ГвТБр: «… кто подбил и сколько — вопрос трудный, так как огонь вели и танкисты двух батальонов — И. М. Мазурина и A. Г. Коробова, и приданные нам два артиллерийских (185-й гаубичный и 1645-й легкий) два самоходно-артиллерийских (1893-й и 385-й) полка. Отлично работала штурмовая авиация. Экипаж Оськина сжег три танка, один подбил. Сам Александр Петрович был удостоен звания Герой Советского Союза, Абубакир Мерхайдаров — ордена Ленина. Отмечены были наградами все члены экипажа»…

Источники: «Танкомастер» № 6 1999.
Отчет о боевых действиях 71 ОГвТТП;
T. Jentz «Panzertruppen» vol.2

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.