2020-05-06_10-50-54

Гроссмейстер артиллерии Василий Грабин и его оружие Победы

Самыми именитыми его учителями были, пожалуй, В. И. Рдултовский и П. А. Гельвих, в своё время блестяще окончившие знаменитую Михайловскую артиллерийскую академию и оставленные в ней в качестве преподавателей.

Гроссмейстер артиллерии Василий Грабин и его оружие Победы
Генерал-полковник технических войск Василий Гаврилович Грабин

Первый из них известен как лучший конструктор артиллерийских боеприпасов, взрывных устройств и взрывателей, второй – как видный учёный в области баллистики и теории стрельбы артиллерии.

Гроссмейстер артиллерии Василий Грабин и его оружие Победы
Преподаватели Военно-технической академии имени Ф. Э. Дзержинского В. И. Рдултовский (слева) и П. А. Гельвих

С благодарностью вспоминал Василий Гаврилович и других преподавателей Михайловской академии, превратившейся после революции в Военно-техническую академию имени Ф. Э. Дзержинского, где он учился (ныне носит наименование Военной академии РВСН имени Петра Великого): профессоров Стажарова, Лендера, Дурляхова и иных, благодаря которым он и состоялся как конструктор необыкновенных артиллерийских систем.

Учителями могли бы стать и оружейники знаменитого концерна «Рейнметалл», в силу запрещения Германии по Версальскому договору на разработку вооружений вынужденного создать с ВПК СССР совместное предприятие – фирму «Бютаст» («Бюро для технических работ и изучений»), где по замыслу руководства немецкие специалисты должны были передавать русским коллегам свой опыт.

Условия договора не соблюдались: несмотря на выплаченную советской стороной огромную по тем временам сумму 1125000 американских долларов, наших инженеров немцы использовали в качестве простых чертёжников, к разработкам не допуская. Именно Грабин положил конец этой практике, отправив соответствующие рапорты, после чего ситуация несколько изменилась. Но ненадолго: пришедший к власти в 1933 году Адольф Гитлер отозвал своих оружейников обратно в Германию.

Гроссмейстер артиллерии Василий Грабин и его оружие Победы
Василий Грабин 15-летнем возрасте; справа он – курсант артиллерийских курсов (1921 г.)

Следует понимать, что Василий Грабин к тому времени был уже целиком сформированным и глубоко мотивированным на выполнение своей миссии специалистом. Любовь к артиллерии ему привил отец, отставной старший фейерверкер (чин унтер-офицерского звания, командир батареи двухорудийного состава). Слышанное в раннем детстве было дополнено картиной боя, которую Василий видел в марте 1920 года в Екатеринодаре: четыре пушки вели огонь по отступавшим за реку Кубань белогвардейцам. «Это и были трехдюймовки – 76-миллиметровые пушки образца 1902 года… С огромным интересом наблюдал я за работой орудийного расчёта…»

В ноябре 1921 года Грабин поступает, а в сентябре 1923 году оканчивает Петроградскую командирскую школу полевой тяжелой артиллерии. Служит строевым командиром. В мае 1925-го переводится на должность комвзвода Ленинградской командирской школы, и сам учит других.

В августе 1926-го становится слушателем Военно-технической академии. Четыре года спустя он – дипломированный инженер-конструктор КБ завода «Красный Путиловец», ещё через год оказывается в КБ № 2 ВОАО Наркомтяжпрома, которое вскоре сливают с КБ № 1, где и оказывается бок о бок с конструкторами-немцами. Перебазированное под Москву в посёлок близ станции Подлипки (ныне город Королёв) оно становится самым крупным и единственным конструкторским бюро того времени, занимавшимся разработкой и доработкой различных типов ствольных артиллерийских систем. Грабин – первый заместитель начальника.

Следующий, 1933 год знаменуется не только отъездом на родину немецких специалистов, но и разгромом грабинского КБ. Его ликвидировали по приказу маршала М. Н. Тухачевского, начальника вооружений РККА. Конструкторов артсистем разбросали по оружейным заводам, по 10-15 человек на предприятие – и не затем, чтобы они создавали новые образцы оружия, а лишь для сопровождения производства пушек по старым чертежам.

Такое решение было принято в связи с увлечением Михаила Николаевича «принципиально новыми» артсистемами – так называемыми динамореактивными пушками Л. В. Курчевского. Делались они достаточно просто: от имеющегося орудия отрезалась казённая часть, в него вставляли сопло Лаваля (воронку). Боеприпас использовался штатный, только в донце снаряда проделывались отверстия для выхода газов. Выстрел получался эффектный: из поставленного на ствол пушки стакана с водой не проливалось ни капли. То, что снаряд летел недалеко, не давая при этом точности попадания и не обеспечивая кучности стрельбы, считалось делом десятым. Безоткатные орудия Курчевского пошли в серию, оттеснив далеко на задний план классическую артиллерию.

Гроссмейстер артиллерии Василий Грабин и его оружие Победы
Изобретатели-авантюристы Н. И. Дыренков (слева) и Л. В. Курчевский. Оба были расстреляны вслед за М.Н. Тухачевским в 1937 году

Ещё одним увлечением маршала Тухачевского были танки Н. И. Дыренкова – уродливые монстры, вооружённые, конечно же, пушками Курчевского. В дополнение к ним планировалось очень массовое производство «проверенных» (хотя и показавших к тому времени свою неэффективность) танков Т-26 и БТ. Динамореактивным пушкам в подмогу полагались столь же «испытанные» пушки-«трёхдюймовки» образца 1902 года, прошедшие Русско-японскую, Первую мировую и Гражданскую войны, слегка модернизированные (до предела возможного) в 1930 году.

Благодаря этим, мягко говоря, заблуждениям маршала, РККА действительно встретила начало Великой Отечественной войны, имея на вооружении подавляющее большинство устаревших танков: Т-26 – 8747 единиц (не считая специальных модификаций), а БТ-7 – 5266 штук. Новых Т-34 и КВ-1 насчитывалось всего 1392 танка. С полевыми орудиями всё обстояло не столь печально, но всё равно к лету 1941 года более половины их парка составляли «трёхдюймовки», снятые с производства в 1937 году.

Гроссмейстер артиллерии Василий Грабин и его оружие Победы
Разбитая 76-мм дивизионная пушка («трехдюймовка) образца 1933 года с погибшим расчётом, 1941 год. Фото с сайта «Военный альбом»

Но к счастью для страны, в «оборонке» трудились не только Дыренков и Курчевский, чьи имена знают сегодня лишь историки, но и Михаил Кошкин, Николай Духов, Василий Грабин, не по заданию «свыше», а по воле своих сердец создавшие бронированные машины и артиллерийские системы, ставшие грозным оружием Победы.

Задание же от ГАУ (Главного артиллерийского управления) конструкторам в начале 1930-х было таким: создать универсальную пушку, которая могла бы и пехоту сопровождать, и поражать танки, и самолёты сбивать тоже. Каждый оружейник понимал, что такое орудие получится хуже, а обойдётся дороже любого специализированного. Поэтому Грабин в своём КБ на заводе № 92 (Горький), «сопровождая» производство старых пушек и формально конструируя заказанную новую «химеру», инициативно, вместе с группой энтузиастов, разработал свою дивизионную пушку взамен «трёхдюймовки», назвав её Ф-22. Орудия завода должны были представить руководителям партии и правительства на Софринском полигоне 14 июня 1935 года. Но маршал Тухачевский разрешил к показу лишь два из них, а третье (Ф-22) приказал убрать в сарай. Грабин сказал ему:

– При докладе руководителям страны буду вынужден упомянуть о Вашем запрете на демонстрацию орудия.

Маршал изумился дерзости капитана:

– Вы в самом деле будете так говорить?

– Скажу…

Продемонстрировать пушку в итоге разрешили, но – без стрельбы. И вот на этом самом смотре именно на орудие Ф-22 системы Грабина обратил внимание Сталин. Внимательно осмотрев изделие, подробно расспросив о нём, Иосиф Виссарионович высказал суждение:

– В вашу пушку можно влюбиться.

После этого Ф-22 пошла на испытания и доработку. Последние вели только к ухудшениям: конструктора заставили снять дульный тормоз, при выстреле якобы демаскирующий позицию, вернуться к вдвое меньшему, чем он предлагал, заряду пороха (под тем предлогом, что на складах ещё старых боеприпасов свыше 5 миллионов выстрелов) и так далее… Тем не менее орудие приняли на вооружение под названием «76-мм дивизионная пушка образца 1936 года». В процессе новых переделок название изменили – «образца 1939 года (УСВ)», что означало «усовершенствованная».

Гроссмейстер артиллерии Василий Грабин и его оружие Победы
Генерал-майор В. Г. Грабин (сидит в центре) и другие выдающиеся конструкторы, удостоенные звания Героя Социалистического Труда указом от 28 октября 1940 г

Более тысячи таких орудий было захвачено вермахтом в ходе летнего наступления 1941 года. Осмотрев трофеи, немецкие оружейники – несостоявшиеся учителя Грабина, поняли замысел советского оружейника и оценили потенциал модернизации изделия: расточили камору под более мощный заряд, поставили дульный тормоз, более совершенный прицел – всё то, что сняли с пушки специалисты ГАУ. И не было у немцев лучшего орудия до 1943 года включительно. А наши бойцы назвали эту пушку «гадюкой»: русская по рождению, она воевала на стороне врага.

Следующим грабинским шедевром стала 57-мм пушка образца 1941 года «ЗиС-2»: совершеннейшее противотанковое орудие, насквозь прошивавшее своим снарядом любой танк германской армии – немецкого, французского или чешского производства. И это свойство её чуть не погубило. Избыточная мощность (не было во всём мире для неё цели) повлекла запрет производства этих орудий. Оборудование по выпуску «ЗиС-2» было приказано уничтожить, готовые стволы пустить в переплавку. Но Грабин и директор горьковского завода № 92 А. С. Елян не подчинились (Амо Сергеевич был свояком Л .П. Берии и мог позволить себе некоторые вольности в отношениях с руководством ГАУ): стволы они отправили на склад, оборудование законсервировали. И как же пригодились именно эти орудия, когда на полях сражений появились гитлеровские особо «твердолобые» танки вроде «королевского тигра» (Тигр-II)! Грабин предвидел пути развития немецкой бронетехники и загодя приготовил для неё средство противодействия.

Вершиной же конструкторской мысли Василия Грабина периода Великой Отечественной стала легендарная пушка «ЗиС-3». Мечта о таком орудии, поддерживающем войска «огнём и колёсами» (наступавшем вместе с пехотой) преследовала конструктора всю жизнь. Озарение произошло в конце 1941 года. «Идея родилась за одну ночь», – вспоминал Василий Гаврилович. Но и воплощение её не заставило себя долго ждать. «Гениальность Грабина состоит в том, что он совместил в себе конструктора, баллистика, технолога, организатора, – писал биограф оружейника Сергей Худяков, – сублимируя в этом изделии всё то, чему его когда-то учили, и воплощая весь свой опыт».

Он привлёк даже врача-физиолога к конструированию, предвосхищая тем самым появление науки о гармоничном взаимодействии человека и механизма, именуемой ныне эргономикой. Рационализм изделия позволил в разы уменьшить, против прежних моделей, количество узлов и деталей (Ф-22 — 2080 деталей, ЗИС-3 — всего 719). Для производства были целесообразно расставлены станки, что снижало затраты на перемещение узлов и деталей. Для сборки был впервые в мире применён конвейерный метод.

Запуская в производство новое изделие, Грабин и Елян смогли в то же время в пять раз увеличить выпуск орудий – как это и было обещано Василием Гавриловичем в телефонном разговоре с Верховным Главнокомандующим. И «ЗиС-3», минуя государственные испытания, под личную ответственность конструктора в количестве тысячи стволов ушла на фронт – и только после получения восторженных отзывов от бойцов прошла формальные испытания и была принята на вооружение РККА под названием «76-мм дивизионная пушка образца 1942 года».

Гроссмейстер артиллерии Василий Грабин и его оружие Победы
Огонь ведёт расчёт орудия «ЗиС-3»

Бойцы ласково называли её «Зося» или «Залп имени Сталина». «Огнём и колёсами» она проделала путь от Курска до Берлина. Характерен отзыв о ней представителя тех самых немецких оружейников, которые в своё время не захотели обучать своим премудростям молодого советского инженера Грабина – консультанта по артиллерии Адольфа Гитлера, руководителя отдела артиллерийских исследований фирмы Круппа профессора Вольфа. Он писал: «…мнение, что ЗиС-3 является лучшим 76-мм орудием Второй мировой войны, абсолютно оправданно. Можно без всякого преувеличения сказать, что это одна из самых гениальных конструкций в истории ствольной артиллерии».

Гроссмейстер артиллерии Василий Грабин и его оружие Победы
Танк Т-34 с грабинской пушкой Ф-32 (слева); КВ-1С были вооружены грабинскими пушками ЗиС-5

Василий Грабин изобрёл десятки других артиллерийских систем, его орудия были установлены на танках Т-34 разных модификаций и многих САУ. Но пушка «ЗиС-3» вправду была особенной: она стала самым массовым орудием Второй мировой, настоящим оружием Победы. Праздничные салюты в Москве и других городах-героях сопровождаются выстрелами из неё до сих пор.

Источник

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.