2020-04-28_10-41-10

На войне всякое бывает…

Дважды Герой Советского Союза генерал-лейтенант т/в Слюсаренко Захар Карпович (в июне 1941-го — старший лейтенант, командир 1-го танкового батальона 19-го тп 10-й тд 15-го мехкорпуса) в своей книге «Последний выстрел» вспоминает:

«…Нашего комкора Игната Ивановича Карпезо все мы очень любили и уважали. Человек крайне скромный и беззаветно храбрый, он всегда был там, где жарко. На войне, говорят, случается такое, что ни бог, ни черт предвидеть не в силах. Именно такое произошло с генералом Карпезо.

26 июня 15-й корпус с трудом отражал все усиливающиеся атаки противника. Вражеская авиация засекает командный пункт. Тяжелораненый генерал-майор (он тогда был в этом звании) падает, теряет сознание. Неопытный врач констатирует смерть. Комкора хоронят тут же, на месте. Речи, ружейный салют, букеты полевых цветов…

И в это время из штаба армии возвращается его заместитель по политчасти полковой комиссар И. В. Лутай. «Карпезо погиб?! Не может быть! — не верит Иван Васильевич. — Герой гражданской войны, бесстрашный человек и — погиб! Нет!» Лутай приказывает выкопать генерала. Жив!»…

Тот же Слюсаренко вспоминает: « …Люк моей машины открыт. Изучаю высотку, которую надо обойти, чтобы ударить по врагу с тыла. Двугорбый холм, кажется, упирается в темно-серое небо. С двух сторон его, как часовые, охраняют тополя, высоко поднявшие свои копья-кроны. Левее, в низине, идет горячий бой. Его ведет батальон Жабина. У него семь тридцатьчетверок. А может, уже меньше. У гитлеровцев же, по нашим сведениям, около двадцати машин.

Надо скорее обогнуть «верблюда» справа и ударить по противнику с тыла.
Фью-и-и-и, фью-и-и-и-и… Шальная пуля или снайпер из засады целится? Только подумал опуститься в машину, чувствую сильный толчок в грудь, в самое сердце. Инстинктивно подаюсь назад, ударяюсь затылком о край люка, но ничего — жив. Как же так? Что за чудо? Какая-то загадка…
Во время схватки с фашистскими танками, когда перед тобою лишь одна цель — уничтожить врага, нет-нет да и вспоминаю об этой загадке: пуля ударила в грудь, кажется, в самое сердце, а я остался жив!

— Товарищ гвардии полковник, что с вашим орденом Ленина?! — спрашивает после боя механик-водитель старшина Андроний Бабаян.
Рассматриваю орден, с которым никогда не расстаюсь. На нем глубокая вмятина. Теперь ясно: пуле преградил путь орден Ленина.
— А ведь могла…
— Могла, конечно.
— Теперь, товарищ комбриг, награда вам особенно дорога.
— Да, — соглашаюсь я»…

На войне всякое бывает...
Слюсаренко Захар Карпович

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.