2020-04-27_10-27-09

Как «Мёртвая голова» споткнулась о дивизию комдива Тишинского

Полковник Тишинский прибыл на Северо-Западный фронт как инспектор Главной инспекции кавалерии Красной армии.

Через несколько дней он должен был вернуться в Москву. Но судьба распорядилась по-своему. Случилось так, что он неожиданно получил назначение на должность командира 237-й стрелковой дивизии.

Как «Мёртвая голова» споткнулась о дивизию комдива Тишинского
Тишинский Вацлав Янович

РАЗГРОМ ЭСЭСОВЦЕВ ПОД BAHЦEM

Золотой страницей в боевой биографии 237-й дивизии можно назвать успешные бои на шимской земле с немецкой дивизией СС «Мёртвая голова». Начальник штаба сухопутных войск Германии генерал-полковник Гальдер возлагал большие надежды на эту дивизию. Но нашим командованием своевременно был разгадан замысел противника.

В двадцатых числах июля 1941 года дивизионная разведка под командованием лейтенанта Савельева захватила в плен немецкого ефрейтора Штиммлера. В правой петлице у него было изображение черепа с перекрещёнными костями. На допросе пленный рассказал, что «их дивизия, сформированная из специальных охранных отрядов нацистской партии, участвовала в боях во Франции и Греции и предназначена для решающих ударов на одном из главных направлений Восточного фронта». Пленный сообщил также, что дивизия СС «Мёртвая голова» готовится к наступлению.

Командующий 11-й армии приказал полковнику Тишинскому нанести удар по отборным головорезам противника. Время для подготовки измерялось часами. Но опытный и энергичный комдив тщательно анализировал возможные варианты предстоящей операции. На кратком совещании командиров и комиссаров полков Тишинский, отдав приказ на бой, сказал: — Наша дивизия имеет полную возможность разбить спесивых «мёртвоголовцев», всё будет зависеть от стойкости и храбрости красноармейцев и командиров. Я уверен, что наши доблестные бойцы с честью выполнят боевую задачу. Гитлеровцы будут разбиты и будут позорно бежать, бросать раненых и вооружение, как совсем недавно под Сольцами и Ситней».

26 июля 1941 года в районе деревни Ванец Шимского района Новгородской области 237-я стрелковая дивизия вступила в бой с дивизией СС «Мёртвая голова». Вот как описана картина этого боя в статье «Как была разгромлена дивизия «Мертвая голова» в газете «Правда» от 7 августа 1941 года:

«В полный рост, с папиросами в зубах, густыми цепями, с автоматами лихо шли в атаку гитлеровцы. Величайшее напряжение воли и нервов надо было иметь в те минуты, чтобы удержаться от преждевременного выстрела, не нажать на спусковые крючки винтовок или автоматов. «Мёртвые головы» подходили всё ближе и ближе к нашей линии обороны. Чётко просматривались лица врагов, стали видны даже эмблемы смерти в чёрных петлицах. — Огонь! — разносится короткая, как выстрел, команда. И ливень, вихрь, ураган огня взметнулся навстречу фашистским цепям. Полчаса не прекращался артиллерийский и минометный огонь. Когда рассеялся дым, улеглась пыль, красноармейцы увидели, что всё поле боя усеяно трупами вражеских солдат. Остатки «Мёртвой головы», потеряв свой хвастливый вид, ползком, пригибаясь к траве, срочно укрывались в кустах, канавах, лощинах, затем в близлежащем лесу. Около них с револьверами в руках бегали офицеры, указывая в сторону наших позиций».

О ходе и результатах этого боя сообщала сводка Информбюро от 6 августа 1941 года2: «Фашистская дивизия пошла в атаку. Полковник Тишинский приказал открыть артиллерийский огонь. В воздух летели части разбитых танков, мотоциклы, пулемёты, миномёты, разорванные тела фашистских солдат. Когда «мёртвоголовцы» дрогнули, красноармейцы бросились в штыковую контратаку и докончили разгром дивизии «Мёртвая голова».

В этом бою противник потерял 2500 солдат и офицеров убитыми и ранеными. Огнём нашей артиллерии и миномётов уничтожено 30 немецких танков и бронемашин, 90 пулемётов, 45 миномётов».

Об этой же боевой операции начальник штаба Северо-Западного фронта Николай Фёдорович Ватутин 23 сентября 1941 года писал в газете «Красная звезда»:

«В направлении намеченного прорыва немцы ввели в бой новую дивизию СС. Отборные фашистские головорезы пошли в атаку против частей командира Тишинского. Во что обошлась им эта атака, видно из рассказов пленных: «Мы потеряли до 2000 убитыми и ранеными».

Так бесславно закончилась психическая атака фашистской дивизии». Находясь на передовой линии, воодушевляли бойцов на разгром врага комиссар дивизии Б. С. Довидович и начальник политотдела Ф. Я. Овечкин. Когда окончился бой, у воинов царило приподнятое настроение, гордость за свою часть, уверенность в том, что хвастливых немцев можно бить и побеждать. Уже тогда, в начале войны, был развеян миф о непобедимости Германии. Бойцы говорили: — Вот тебе и хвалёная дивизия. Ну, дали мы ей перцу. Кто остался из них жить, будет помнить, как мы их поливали огнём, а потом прикалывали штыками».

СМЕРТЬ КОМДИВА

Бои не утихали ни днём, ни ночью. В конце июля 1941 года 835-й стрелковый полк оборонял рубеж в районе Кчера. Немцы, видно, решили, что перед ними нет противника и, не имея впереди разведки, строем шли по дороге в сторону нашей обороны. Командир 835-го стрелкового полка А. М. Кибальчич мгновенно принял решение и отдал приказ — огонь открывать по его команде, приготовить гранаты. Запомнился один эпизод этого боя. Наводчик с танкового пулемёта, солдат средних лет, не спеша поставил прицел, зарядил ленту и, когда услышал команду, перекрестился и открыл огонь по немецкой колонне. Дорога была усеяна трупами немецких солдат.

30 июля, когда немцы считали, что они уже должны быть в Ленинграде, группа армии «Север» получила приказ Гитлера под грифом «Совершенно секретно» продолжать наступление на Ленинград. Противник смог перейти в наступление только 10 августа.

Южная группировка немцев имела задачу: прорвать фронт наших войск в направлении Новгорода. Им необходимо было преодолеть сектор Лужской оборонительной полосы, созданной за считанные недели с начала войны севернее озера Ильмень. Далее немецкое командование планировало развернуть наступление на Чудово—Любань и выйти в район юго-восточнее Ленинграда, чтобы соединиться с войсками финской армии.

12 августа немцы атаковали позиции 237-й стрелковой дивизии в районе Медведь—Закибье. Три дня шёл ожесточённый бой, полк под командованием Кибальчича стойко оборонял свои позиции. Не имея успеха, противник отступил и через некоторое время нанёс удар по соседней дивизии. Потеснив её, немцы вышли к тылам Лужского укрепрайона, высадив десант. В результате оказался оголённым правый фланг дивизии.

Для спасения положения полковник Тишинский приказал подполковнику Кибальчичу А. М. закрыть прорыв. Полк при поддержке артиллерийских полков и противотанкового дивизиона отбил все атаки противника. В этих экстремальных условиях, при возможности окружения, комдив Тишинский принимает смелое и тактически обоснованное решение на отход дивизии. Сдерживая противника на участке Медведь—Бедрино, оставив заслоны с прежним режимом огня и горящими кострами с тем, чтобы немцы не смогли разгадать замысел нашего командования, оторвались от противника и в ночь на 18 августа переправились через реку Лугу в районе села Воронино.

И на этот раз операция, задуманная комдивом, оказалась правильной и оправданной. Через Лугу благополучно были переправлены полки, спецподразделения и, что особенно важно, были спасены и эвакуированы в Ленинград около двух тысяч раненых бойцов. Активное участие в этой операции принял начальник политотдела дивизии Фёдор Яковлевич Овечкин. Всегда энергичный и решительный, он взял на себя ответственность руководить переправой.

В боях 10, 11, 12, 13 августа бойцы и командиры показали исключительную преданность Родине, беспощадно уничтожали фашистские войска на советской земле. Через 6 дней в районе деревни Люболяды Новгородского района полковник Тишинский погиб…

Как «Мёртвая голова» споткнулась о дивизию комдива Тишинского

Поделиться ссылкой:

2 комментария

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.