gallery_18229_x900

История обороны Воронежа

Феникс — мифическая птица, которая умирает в огне, чтобы возродиться из пепла и стать еще моложе, еще красивей. . .

Воронеж с полным правом можно назвать городом-фениксом. Его разоряли и поджигали враги. Фашистские орды почти сровняли его с землей. Но ничто не сломило гордый дух воронежцев. Возвратись к родным порогам, они без устали расчищали завалы и отстраивали город заново. Это был тоже подвиг, подвиг трудовой. . .

СТРАШНОЕ НАСЛЕДИЕ

В 1943 году после освобождения города была найдена брошюра «Штурм и оборона Воронежа», в которой фашистский журналист Густав Штебе писал:

«Город как таковой не представляет в настоящее время никакой ценности. Нужны будут десятки лет, чтобы его отстроить и начать новую жизнь». Захватчики знали самые современные, самые действенные методы разрушения: бомбежки, артобстрелы, взрывы, поджоги. Все рассчитывалось заранее: сколько подложить взрывчатки под больницу, клуб, архитектурный памятник, школу, сколько понадобится лет, чтобы восстановить то или иное здание. Все было распланировано и учтено. Только не был принят во внимание характер советских людей.

Гитлеровцы оставили после себя действительно пустыню: жилой фонд города был разрушен на 92 процента. Лежали в руинах Дом Советов, Дворец пионеров, здания вузов, театров, кинотеатров, сожжен цирк, разрушены филармония, вокзал, повержены в прах заводы и фабрики. Вырублены сады и парки, уничтожены культурные ценности, украдены памятники. Бесконечен список злодеяний. Только материальный ущерб оценен в 5 миллиардов рублей (в старом исчислении).

Но никакому подсчету не поддаются другие потери — тысячи убитых и замученных, множество исковерканных судеб. И другое страшное наследие: сотни тысяч мин, снарядов, авиабомб, гранат, спрятанных на площадях, заводских дворах, в парках, подвалах, канализации. Одно только отделение саперов-пиротехников (командир — сержант А. Т. Фомина-Склярова) обезвредило в то время более 18 тысяч мин, 446 авиабомб, 1286 снарядов, тысячи гранат. В городе действовали десятки таких отделений, 1060 саперов (эхо войны: еще в 1975 году во время строительных работ находили бомбы и снаряды).

В первые дни после освобождения главной задачей была очистка улиц от завалов, разборка проволочных и противотанковых заграждений, засыпка траншей. Прямо вслед за саперами, которые обезвреживали землю и здания от мин и снарядов, шли горожане с лопатами, кирками и носилками. Особенно отличилась бригада комсомолки Зебриной, очистившая 13 улиц. Бригада сестер Копьевых собрала среди развалин 10 тысяч книг, которые стали основой первых библиотек. Разве это не подвиги?

ЖИЗНЬ ЗАНОВО

26 января 1943 года, через день после освобождения города, открылись почта и телеграф, 4 февраля вступили в строй пекарня и хлебный магазин, 11 февраля пущен водопровод, 13 февраля заговорило радио. В марте-апреле восстановлена первая школа, дали первую продукцию жиркомбинат, фармацевтический завод.

В мае сданы в эксплуатацию отдельные цеха паровозоремонтного, вагоноремонтного заводов, три хлебозавода, мясокомбинат, 25 мая пошел трамвай. Через 45 дней после освобождения в городе работали 5 больниц, 5 амбулаторий, 2 поликлиники. 21 августа 1943 года правительство приняло постановление «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации». Огромную помощь оказали воронежцам трудящиеся Новосибирской, Читинской, Куйбышевской и других областей. Новосибирцы взяли шефство над Воронежем, отправив сюда 100 вагонов леса и цемента, 21 вагон металлических труб и железа, несколько десятков станков, 23 вагона строительных деталей, 5 вагонов электрооборудования, 11 вагонов мебели, более 100 вагонов вещей для населения. Медицинские работники Читы прислали оборудование, инструментарий и медикаменты для лечебных учреждений.

В военные годы, когда ощущался недостаток буквально во всем, это была поистине бесценная помощь. В конце 1943 года в городе насчитывалось 70 тысяч жителей. За короткое время воронежцы построили и восстановили 6159 домов, 76 магазинов, 122 столовые, 25 больниц, 27 школ, где обучались 12 тысяч детей, 16 детских домов, театр эстрады и два кинотеатра. Дала ток ВОГРЭС, обеспечив энергией промышленность и население. Из эвакуации возвращались вузы. Горожане взяли обязательство отработать каждому на восстановлении города по 10 часов в месяц.

Обещание свое они выполнили с лихвой: с 1944 по 1947 год было отработано 20 миллионов человеко-часов. В ту пору самоотверженно трудились бригады пенсионеров Болотова и Сукачева, домашних хозяек Гав-риковой, Заворуевой, Ананьевой, Денисовой, Яркиной, Черкасовой и других. За 1946-1947 годы 30 тысяч юношей и девушек в свое свободное время отработали на восстановлении Воронежа около 6 миллионов часов, подняв из руин 32 крупных объекта. Победу в городском соревновании одержала бригада каменщиков мединститута: 10 будущих врачей во главе с четверокурсницей Юлией Рыбкиной ежедневно выполняли норму на 200-220 процентов. К 30-й годовщине Октября комсомольцы и молодежь города завоевали первое место во Всесоюзном соревновании и были награждены переходящим Красным знаменем ЦК ВЛКСМ. В 1948 году объем выпускаемой продукции достиг довоенного. В городе действовали 7 вузов, 41 школа, 15 техникумов, театры драмы и музыкальной комедии, филармония, симфонический оркестр, русский народный хор, музеи краеведения и изобразительных искусств. Так руками горожан был совершен подвиг — из руин и пепла поднят Воронеж!

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.