s1200 (2)

Слово командира полка в память о бесстрашной пулеметчице

Когда по другую сторону шоссе «поселился» не менее отважный офицер — Шура Окунева, гитлеровцам стало еще хуже.

Об этой девушке я расскажу особо.

До войны Шура работала продавцом в гастрономе на Абельмановской заставле столицы. Осенью 1941 года ушла на фронт, сначала официанткой в столовую, потом добилась направления в офицерскую школу. Окончив ее, летом 1942 года она прибыла в батальон, где была назначена командиром пулеметного взвода.

В аккуратно подогнанном обмундировании, с короткой мальчишеской стрижкой и завидной строевой выправкой, Шура как-­то сразу всем у нас пришлась по душе. Что же касается фашистов, то им приход Шуры сулил лишь новые неприятности.

Мастерски владея оружием, Шура добивалась от подчиненных того же. Результаты этого гитлеровцы очень скоро почувствовали на своей шкуре, когда Окунева «взялась» по­ настоящему за холмский тракт. Огонь ее кочующих пулеметов не раз сметал все живое на тракте, по которому шло снабжение немецких войск.

Гитлеровцы пытались отбросить взвод Окуневой, но лишь теряли людей. Тогда они подтянули артиллерию, минометы и обрушили на крошечный участок тонны смертоносного металла. Однажды в амбразуру дзота Окуневой влетел снаряд и, не, разорвавшись, застрял в бревне. Я предложил ей сменить позицию. «Самолюбие не позволяет», — ответила она.

«Смирившись», гитлеровцы почти прекратили обстрелы. Но тишина не устраивала Шуру. Затемно она выдвигала пулеметы к тракту и подкарауливала очередную колонну автомашин. Фашистам оставалось лишь одно: в бессильной злобе вновь обрушивать огненный шквал на позиции и КП батальона.

Иногда, когда было тихо, я заходил в ее блиндаж. Девичьи руки сумели создать там своеобразный уют. Над амбразурами были протянуты узкие кружевные полоски. На полочках, рядом с гранатами, туалетные принадлежности, патефон (единственный в батальоне), пластинки: она любила музыку.

В феврале 1943 года батальон готовился к наступлению. Слева наших частей не было. Фашисты узнали об этом, и невдалеке от хвойных шалашей штаба появились их автоматчики. Началась перестрелка.

Я позвонил Окуневой:
—К штабу ломятся немцы…
—Мы уже разобрались, где они, — спокойно ответила Шура.
— Сейчас устроим им отходную.

Ее пулеметы ударили по фашистам. Враг повернул назад, но было поздно: около двух немецких рот осталось в заснеженном лесу.
За этот бой Шура Окунева была отмечена второй боевой наградой — орденом Красной Звезды. Тогда она была единственной в бригаде, имевшей две правительственные награды.

Слово командира полка в память о бесстрашной пулеметчице

Через полгода, уже на другом фронте, отважная пулеметчица погибла в жестоком бою…

Василий Поликарпович Славнов, командир 123-го стрелкового полка 62-й стрелковой дивизии.

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.