zhenshiny-zaklyuchennye-v-rossijskoj-istorii-kak-kosmonavt-valentina-tereshkova-podportila-zhizn-arestantkam_1581763290-b

Самые известные женщины-заключенные в СССР

Знаменитости во всем мире периодически попадают в тюрьмы. Кинозвезд ловят с наркотиками, спортсменов на неуплате налогов.

Но в СССР некоторые очень известные женщины иногда оказывались за решеткой по весьма странным причинам…

Полина Жемчужина

Самые известные женщины-заключенные в СССР

В годы правления Сталина опала обычно обрушивалась не только на провинившегося оппортуниста, шпиона, правого уклониста или волюнтариста (нужное подчеркнуть), но и на всех членов семей «врагов народа». Поэтому известные фамилии в тюрьмах мелькали достаточно часто. Но одной из самых известных арестанток Полина Жемчужина стала по своей «вине» и без мужа.

Супруга самого Вячеслава Молотова, подруга Надежды Аллилуевой и достаточно видный советский функционер, недолго была наркомом рыбной промышленности и кандидатом в ЦК, а потом почти десять лет руководила одним из главков в Наркомате легкой промышленности,

Жемчужина рассердила Сталина уже после войны, в 1948 году. Ему не понравились ее чересчур близкие контакты с представителями Израиля, прежде всего с Голдой Меир, которая недолго занимала пост посла еврейского государства в СССР.

В результате жену Молотова молниеносно сняли со всех должностей, исключили из партии, а потом арестовали.

Без официального приговора, только «Особым совещанием», ее отправили на пять лет в ссылку, но уже в 1953 году снова арестовали. Спасла ее только смерть Сталина. Жемчужину освободили одной из первых по приказу самого Берии.

Лина Штерн

Самые известные женщины-заключенные в СССР

Из-за еврейского вопроса пострадала и Лина Штерн. Первая женщина-академик в СССР и первая женщина-профессор Женевского университета. Она сделала себе имя на исследованиях дыхания клеток, открыла значение оксидов, иммунитета.

В 1924 году вернулась в СССР, а почти весь заработанный на открытиях личный капитал она потратила на создаваемый в Москве Институт физиологии.

К сожалению, все заслуги перед советской наукой и властью оказались неважны, когда начался разгром Еврейского антифашистского комитета.

Он был создан, чтобы привлечь финансовую помощь со стороны богатых евреев из США во время войны. Но затем было решено закрыть этот совсем не советский проект. В результате, почти всех его участников арестовали в 1948 году и расстреляли.

Единственное исключение – Лина Штерн. В 74 года ее сослали в Среднюю Азию. В Москву она вернулась только в 1953 году, усталая и полуслепая. Несмотря на все это, она нашла в себе силы вернуться к работе.

Штерн даже закончила монографию по центральной нервной системе, но вышла она уже после смерти ученой в 1968 году.

Ольга Берггольц

Самые известные женщины-заключенные в СССР

Автора строки «Никто не забыт, ничто не забыто», лауреата Сталинской премии, кавалера ордена Ленина многие в застойные годы считали чуть ли не официальным поэтом советской власти. Книги Ольги Берггольц постоянно переиздавались, а строчки «Ленинградской поэмы», посвященной блокаде, учили в школе. И мало кто знал, что в ее биографии было тюремное прошлое.

Пострадала Берггольц, которую арестовали в 1939 году, вместе с первым мужем поэтом Борисом Корниловым. К последнему у властей было много претензий, от защиты кулацкого движения в поэзии до троцкизма, и проблемы у него начались еще в начале тридцатых.

Но к самой поэтессе никаких конкретных обвинений, кроме абстрактного «участия в контрреволюционной деятельности», подвести не смогли. Естественно, все подобное она категорически отвергала.

В результате, Берггольц через полгода, ничего не объясняя, отпустили и даже полностью реабилитировали. В своем дневнике она описала ситуацию следующим образом: «Вынули душу, копались в ней вонючими пальцами, плевали в неё, гадили, потом сунули обратно и говорят: живи!».

Татьяна Гнедич

Самые известные женщины-заключенные в СССР

Татьяна Гнедич прославилась благодаря переводам Байрона, Вальтера Скотта, Корнеля, Шекспира, долгое время учила новое поколение переводчиков.

Ее вариант «Дон Жуана» Байрона считается лучшим, а на генеральной репетиции спектакля, поставленному по нему, публика дружно скандировала «Автора!» и устроила настоящие овации. При этом знаменитая советская переводчица провела в тюрьме и лагерях 12 лет.

Гнедич пережила блокаду, работала военным переводчиком, но перед самым концом войны, в 1944 году, будучи кандидатом в партию, заявила в парткоме, что не имеет морального права быть коммунисткой после ее проступка. Все напряглись, что еще за проступок такой? Гнедич тут же арестовали.

В ходе долгого следствия выяснилось, что вся ее вина в том, что переводчица задумалась о поездке в Англию для работы над текстами.

Больше ничего предосудительного следователи НКВД не обнаружили, что не помешало им дать ей стандартную десятку, которую она отсидела «от звонка до звонка».

Самое интересное в ее истории то, что перевод «Дон Жуана», благодаря которому она создала себе имя, Гнедич сделала в тюремной камере. Работу она начала по памяти, а рукопись бережно хранила до самого конца своего заключения.

Ёсико Окада

Самые известные женщины-заключенные в СССР

История о том, как популярная японская актриса довоенных лет оказалась советской заключенной, интересна сама по себе.

Сразу после съемок своего дебютного фильма «Уличный фокусник» в 1924 году, Ёсико Окада стала одной из первых кинозвезд Японии, даже скандальное увольнение с киностудии не ударило по ее популярности.

Но в 1936 году она влюбилась в режиссера Риокичи Сугимото. Он был коммунистом и убедил ее, что настоящим актером можно стать только у Мейерхольда, у которого на тот момент уже были проблемы с советской властью.

Впрочем, не стоит думать, что они были совсем уж наивными романтиками. Сугимото имел задание от японских коммунистов по налаживанию связей с советским правительством.

В общем, в 1938 году пара сбегает в СССР через границу на Сахалине. Вот только обрадовались им только в НКВД, где тут же стали раскручивать несчастных в качестве шпионов японского империализма, которые шли к другому агенту – Мейерхольду.

Сугимото практически сразу расстреляли, а актрисе, которая ни слова не знала на русском, дали десять лет.

Окада вышла на волю только в 1948 году и практически сразу оказалась на Московском радио, где стала работать диктором вещания на Японию. Несмотря на прошедшие 10 лет, публика Страны восходящего солнца сразу же узнали актрису.

Несломленная японка в 57 лет поступила в ГИТИС и работала режиссером-постановщиком, из радио ушла только в 1986 году.

Макс Усачев

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.