8va52b32b419b51a_1024

Трое кубинцев в боях под Ленинградом

В 1925 – 1933 годах Кубой правил диктатор Херардо Мачадо. Демократические права на острове были запрещены.

Членам оппозиционных партий и организаций приходилось или бороться против режима в подполье, или покинуть страну. Среди последних был и коммунист Хорхе Виво, ученый-геолог. Он не мог найти себе достойное место в «сахарнице для янки», как тогда называли Кубу, и выехал в Мексику с женой и дочерьми, а двоих сыновей-погодков – Хорхе и Альдо – послал учиться в СССР.

Окончив интернациональную школу-интернат в Иванове, братья Виво переехали в Ленинград. Хорхе поступил в медицинский институт, Альдо – в мореходное училище.

22 июня 1941 года, услыхав по радио выступление наркома иностранных дел Вячеслава Молотова о нападении фашистской Германии на СССР, братья вместе с советскими и испанскими сверстниками отправились в военкомат. Хорхе было 18 лет.

А семнадцатилетний рослый, спортивный Альдо подделал год рождения в метрике. Сам додумался или взял пример с русских сверстников?

В 1941 году в нашей стране несовершеннолетних юношей и девушек, прибавлявших себе возраст, чтобы попасть на фронт, было больше, чем сегодня взрослых уклонистов! 24 июня братья расстались навсегда.

Хорхе Виво вступил в партизанский отряд особого назначения, действовавший в районе Пулковских высот. В начале 1942 года был тяжело ранен. Лечился в госпитале в блокадном Ленинграде. Затем его эвакуировали в Среднюю Азию. После окончания войны он вернулся к родителям в Мексику. Пошел по стопам отца, стал инженером мексиканской государственной нефтяной компании «Пемекс». В 1985 году был приглашен в СССР на празднование 40-летия Победы в Великой Отечественной войне. Посетил Москву, Ленинград. И могилу младшего брата под Невской Дубровкой.

Невский пятачок – плацдарм площадью три на два километра на левом берегу Невы, созданный в ночь с 18 на 19 сентября 1941 года по указанию Военного совета Ленинградского фронта, чтобы предотвратить тут форсирование Невы гитлеровцами, стремившимися соединиться с финскими войсками, стоявшими у Белоострова и Лемболова. До конца апреля 1942 года за него шли упорные бои. Каждые сутки на плацдарм падало около 50 тысяч снарядов, бомб и мин.

Альдо Виво оказался здесь в сентябре в составе диверсионно-разведывательной группы. По словам оставшихся в живых товарищей по оружию, проявил себя как бесстрашный боец. Точная дата его гибели неизвестна.

Третьего кубинца, участвовавшего в Великой Отечественной войне, звали Энрике Вилар. Сын политзаключенного – рабочего активиста Сесара Вилара – попал в СССР с помощью МОПРа (Международной организации помощи борцам революции, впоследствии безосновательно распущенной). Жил и учился в том же Ивановском интернациональном детском доме.

В 1941 году этого несовершеннолетнего на фронт не взяли. В апреле 1942 его приняли в снайперскую школу, через год зачислили в Московское высшее общевойсковое командное училище.

С конца 1944 года командир стрелкового взвода 2-го Белорусского фронта младший лейтенант Энрике Вилар воевал в Польше. 29 января 1945 года был убит в бою. Похоронен в польском городе Бранево.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 февраля 1985 года Энрике Вилар и Альдо Виво были награждены орденами Великой Отечественной войны I степени (посмертно), Хорхе Виво – орденом Великой Отечественной войны II степени…

Юлия ЖЕЛЕЗНЯК

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.