1023079569

Как погиб первый военный комендант Берлина генерал Берзарин

Ещё 24 апреля 1945 года, за неделю до капитуляции гарнизона Берлина, командующий 1-м Белорусским фронтом маршал Г. К. Жуков назначил генерал-полковника Н. Э. Берзарина военным комендантом Берлина.

Николай Эрастович Берзарин родился 1 апреля 1904 года в Петербурге. Его отец – токарь Путиловского завода, обрусевший латыш, мать – швея. Закончив три класса начальной школы, Николай начал работать в типографии, где получил специальность «переплётчик».

Физически крепкий, выглядевший намного старше своих четырнадцати лет, 14 октября 1918 года Николай добровольно вступил в Красную армию, которая только-только начала формироваться.

Николай Берзарин, начав военную службу пехотинцем-пулемётчиком, исправно шагал по ступеням служебной лестницы – командовал взводом, ротой, полком, закончил курсы усовершенствования комсостава РККА «Выстрел». Именно он командовал 32-й стрелковой дивизией, отбившей высоту Безымянная у японцев в советско-японском конфликте у озера Хасан (июль-август 1938 года), после чего японцы запросили о перемирии.

Берзарину несказанно повезло – он уцелел во времена «Большого террора» (1937−1938 год).
С первых дней Великой Отечественной войны Берзарин руководит армиями, попадавшими в самое пекло сражений. С мая 1944 года он командовал 5-й ударной армией, которая принимала активнейшее участие в штурме Берлина.

Жуков следовал давней русской военной традиции, согласно которой комендантом взятого неприятельского города назначался командир, чьи войска врывались в город первыми (21 апреля 1945 года 5-я ударная армия первой из армий 1-го Белорусского фронта ворвалась в Берлин, это был район Marzahn на восточной окраине города).

Столица Третьего рейха лежала в руинах, более миллиона берлинцев (на начало боёв население города составляло два с половиной миллиона человек) жили в подвалах, бомбоубежищах, готовя пищу на кострах среди развалин.

Вот картинка с натуры – отрывок из письма советского солдата-танкиста домой: «Сначала было пустынно, но затем мало-помалу стали появляться жители. Довольно потрёпанная, из скверного материала одежда, стоптанная обувь, бледноватые, худосочные лица. Без стыда, с голодным блеском в глазах, с натянутыми жалкими улыбками подходили женщины, мужчины и дети и просили: „хлеба“, „есть“. Когда я вспоминаю это, то даже и сейчас слёзы невольно наворачиваются на глаза. Это было печальное зрелище шествия голодных, запуганных людей».

Стало уже привычным штурм Берлина, когда самая крупная в истории войн стратегическая группировка противника была окружена и уничтожена в кратчайшие сроки, называть выдающимся коллективным достижением солдат и офицеров Красной армии. Но почему-то забывается, что с Берлином связан ещё один подвиг советских воинов – спасение огромного города от – не побоимся громких слов! – гуманитарной катастрофы.

Буквально за считанные недели после окончания боевых действий в Берлине были в основном налажены сложное коммунальное хозяйство и продовольственное снабжение населения, заработали городской транспорт, предприятия бытового обслуживания, две городские газеты и радио, открылись школы, медучреждения, кинотеатры, начались публичные концерты и выступления творческих и театральных коллективов.

Как погиб первый военный комендант Берлина генерал Берзарин

На уровне Берлина и во всех двадцати его районах под контролем военных комендантов были сформированы органы местного самоуправления, учреждена городская полиция.

Была разрешена деятельность политических партий (за исключением, разумеется, нацистской) и религиозных организаций. Отмечу особо – назначенный Берзариным раввин в пятницу 11 мая 1945 года провёл религиозную службу в Еврейском госпитале на Iranische Straße. Можно себе представить, каким радостным событием стала эта служба для тех немногих евреев, кому удалось выжить в годы нацистского господства.

Перечень мероприятий, проведённых в те дни в Берлине под руководством Берзарина, можно продолжать и продолжать.

«Послевоенный Берлин Берзарина боготворил»

И вместе с тем не будем представлять Берзарина этаким былинным богатырём силушки немереной, где ни взмахнёт мечом-кладенцом – там улица, где ни ударит копьём – переулочек.

Не следует забывать – возрождая Берлин из руин, Берзарин опирался на могучую поддержку «сверху». На первом заседании магистрата Берлина 19 мая 1945 года Берзарин сказал, что не проходит дня, чтобы ему не позвонил Сталин и не поинтересовался состоянием дел в городе (по какой причине Сталин проявлял заботу о поверженном Берлине – это тема отдельная).

С учётом вышесказанного становится понятно, почему в город в мае-июне 1945 года пошли сплошными потоками продовольствие по всей его номенклатуре, топливо (включая уголь и дрова для печного отопления), горюче-смазочные материалы и прочее, прочее, прочее, в том числе – в это трудно поверить, но это неопровержимый факт – пять тысяч дойных коров для обеспечения молоком детей и больных и натуральный кофе.

И это при том, что в это же самое время положение с продовольствием в СССР было чрезвычайно напряжённым, а в некоторых регионах люди умирали от голода.

Добавлю к этому, что в восстановлении коммунального хозяйства Берлина самое активное участие принимали инженерные войска 1-го Белорусского фронта.

Конечно же, Берзарин был послушным проводником политики, определяемой в Москве, старательным её исполнителем – под недремлющим оком НКВД и политорганов.

Но жители Берлина сразу же заметили, что боевой генерал Берзарин на своём посту не просто «отбывает номер», что относится он к своим обязанностям с душой, что горит желанием возможно быстрее поставить город на ноги, обустроить быт рядового горожанина.

Во время служебных поездок по берлинским улицам Берзарин находил возможность остановиться, поговорить с берлинцами, стоящими в очереди по тому или иному поводу, «за жизнь» (генерал понимал немецкий язык).

Как погиб первый военный комендант Берлина генерал Берзарин

Известны случаи, когда, подъехав к колонне военнопленных солдат вермахта и «фольксштурмовцев», Берзарин прямо на месте освобождал пожилых незадачливых вояк с наставлением немедленно отправиться к своим внукам.

Вот что пишет немецкий историк Петер Ян, бывший (с 1995 по 2006 годы) директор Германо-российского музея Берлин-Карлсхорст и автор книги «Bersarin Nikolaj». Elefanten Press, Berlin, 1999: «Послевоенный Берлин Берзарина боготворил: Гитлер внушал, что Советы искоренят немецкую нацию, а он первым делом начал её кормить. Ещё до капитуляции и из армейских запасов. Вплоть до бесплатного молока детям. Невероятно быстро поднял из руин важнейшие инфраструктуры, развивал культуру и религию».

У «зелёного слона» отказал тормоз

Одним из давних пристрастий Берзарина был мотоцикл, причём он любил прокатиться с ветерком, чтоб в ушах свистело. На фронте у него был американский мотоцикл «Харлей».

В Берлине Берзарин пересел в трофейный вермахтовский мотоцикл «Цюндапп» («Zündapp KS-750») с коляской, прозванный за свои габариты, мощь и цвет «зелёным слоном».

Рано утром 16 июня 1945 года Берзарин, сидя за рулём мотоцикла, со своим ординарцем Петром Лаховым в коляске подъезжал к перекрёстку улиц Schloßstraße/Ecke Wilhelmstraße, ныне Am Tierpark/Ecke Alfred-Kowalke-Straße в берлинском районе Friedrichsfelde. По поперечной улице двигалась колонна «Студебеккеров», с одним из них и столкнулся Берзарин, есть предположение, что у «зелёного слона» отказал тормоз. Смерть наступила мгновенно, вместе с генералом погиб и Лахов.

Гибель Берзарина породила целый пучок версий слухов и легенд, бытующих до сих пор. Этому немало способствовало то, что расследование обстоятельств гибели вели органы контрразведки «Смерш», к материалам, доставленным в Москву, доступа исследователей нет и поныне.

Николай Эрастович Берзарин похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище.

Берлин хранит память о Берзарине

2 мая 1975 года Н. Э. Берзарину было присвоено звание почётного гражданина города Берлина, но после объединения Германии, в 1992 году, вместе с рядом других советских военачальников и солдат Берзарину в этом звании было отказано.

После жарких дискуссий историческая справедливость всё же восторжествовала – Сенат Берлина 11 февраля 2003 года вернул Берзарину звание почётного гражданина Берлина.

Ныне о Берзарине в Берлине напоминают площадь Bersarinplatz в берлинском районе Friedrichshain и мост Nikolai-Bersarin-Brücke в административном округе Берлина Marzahn-Hellersdorf.

16 июня 2005 года, к шестидесятилетию гибели Берзарина, на месте катастрофы посажена берёза, 24 июня 2013 года здесь же установлен памятный камень.

Прожив всего сорок один год, Николай Берзарин сделал блестящую военную карьеру. И всё же звёздными часами в его жизни стали те недолгие пятьдесят четыре дня, когда он, комендант разрушенной, ненавистной в то время многими немецкой столицы, вдохнул в неё новую жизнь…

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.