b809c2b7bb

Генерал Андерс: История большого польского дезертирства

Вторая мировая война, помимо всего прочего, оставила после себя и немало примеров специфического юмора, который спустя десятилетия понятен лишь немногим.

Существовал в ту пору такой анекдот: «Что такое Вторая мировая война? Это попытка СССР, Англии и США заставить армию Андерса воевать».

Генерал Владислав Андерс в нынешней Польше почитаемая фигура — национальный герой, борец с нацизмом и коммунизмом.

Советским людям Андерс запомнился иначе — как человек, в самое лихое военное время пивший и гулявший за счет Советского Союза, а затем без зазрения совести покинувший поле боя.

22 августа 1941 года на совещании в Генштабе РККА были определены пункты формирования польских воинских соединений. Штаб армии было решено дислоцировать в Бузулуке, 5-ю пехотную дивизию в Татищеве, около Саратова, 6-ю пехотную дивизию — в Тоцком (под Бузулуком), запасный полк — в посёлке Колтубановском.

«В Бузулуке штаб получил в своё распоряжение красивый дом, гостиницу для офицеров, пятикомнатный особняк для командующего армией и ряд других помещений, где разместились сборный пункт для вновь прибывающих, комендатура гарнизона, отделы штаба и отдел социальной опеки», — вспоминали офицеры армии Андерса.

Польская армия в Средней Азии

В соответствии с соглашением от 14 августа 1941 года, «армия Андерса» рассматривалась как «часть вооружённых сил суверенной Польской Республики», которой будут присягать на верность её военнослужащие. По окончании войны армия должна была вернуться в Польшу. В соответствии с соглашением, польские воинские части должны были быть направлены на фронт по достижении ими полной боевой готовности.

Только в сентябре и октябре 1941 года СССР передал «армии Андерса» вооружение для одной пехотной дивизии: 40 артиллерийских орудий, 135 миномётов, 270 станковых и ручных пулемётов, 8451 винтовку, 162 пистолета-пулемёта, 1022 пистолета и револьвера.

Одновременно Великобритания поставляла обмундирование для армии Андерса. ( Нашим они побрезговали…)

Генерал выражал недовольство поставками, которые он считал недостаточными. Но на самом деле польскую армию снабжали настолько, насколько это было возможно. Оружия и боеприпасов не хватало на фронте, где враг вплотную подходил к Москве.

В декабре 1941 года по настоянию Андерса глава правительства Польши добился у СССР разрешения на увеличение польской армии в СССР до 96 тысяч человек.

25 декабря 1941 года Государственный комитет обороны СССР принял постановление «О польской армии на территории СССР», определявшее её численность (96 тысяч человек), количество дивизий и дислокацию (штаб и его учреждения в Янги-Юль Узбекской ССР, дивизии в Киргизской, Узбекской и Казахской ССР). Фактически, штаб армии Андерса находился в посёлке Вревский Янгиюльского района Ташкентской области Узбекской ССР.

К январю 1942 года на армию Андерса Советский Союз израсходовал 69 миллионов рублей, передав тысячи единиц оружия и десятки тысяч комплектов обмундирования.

И все это в период тяжелейшего отступления, а затем сражения под Москвой. Советское правительство было крайне заинтересовано в помощи польских подразделений.

Но в начале декабря 1941 года на встрече со Сталиным Андерс и Сикорский убеждали Сталина в том, что польские подразделения нужно отправить для дальнейшей подготовки в Иран. Дескать, там для этого наиболее подходящие условия

Реакция Сталина, согласно стенограмме беседы, была такова: «Тов. Сталин указывает, что мы не можем заставить поляков драться… Если поляки не хотят, то мы обойдемся и своими дивизиями».

Обстановка медленно начинала накаляться. Спецслужбы докладывали, что в армии Андерса царят антисоветские настроения, офицеры не собираются вступать в войну, пока она не перейдет на территорию Польши, и прямо говорят о будущем «противостоянии с Советами».

Возникал вопрос: а кто вообще готовится в тылу за советский счет — союзник или «пятая колонна»?

Кремль начинал охладевать и к Андерсу, и к «польскому проекту» в целом. Новые запросы генерала о поставках все чаще получали отказ. Андерс жаловался в Лондон, откуда пытались воздействовать на союзника.

18 марта 1942 года, на очередной встрече генерала со Сталиным была достигнута договоренность о переводе в Иран той части польских подразделений, в снабжении которых было отказано. Разговор о возможном участии поляков в боях с немцами снова не клеился. Сталин, которому, кажется, все уже в этом вопросе стало ясно, заметил: «Если поляки не хотят здесь воевать, то пусть прямо и скажут: да или нет… Я знаю, где войско формируется, так там оно и останется… Обойдемся без вас. Можем всех отдать. Сами справимся. Отвоюем Польшу и тогда вам её отдадим. Но что на это люди скажут…»

Иран вместо Сталинграда

Всех далеко идущих последствий этих слов Андерс не понял. Он полагал, что добился своей главной цели. В начале лета 1942 года было принято окончательное решение о переброске армии Андерса в Иран.

31 июля 1942 года генерал получил утвержденный Сталиным план окончательной эвакуации. Андерс в ответ поблагодарил советского лидера за помощь и заявил: «Стратегический центр тяжести войны передвигается в настоящее время на Ближний и Средний Восток». А в это самое время набирало обороты одно из главных сражений войны — Сталинградская битва.

В довершение всего Андерс выразил надежду, что советское правительство продолжит призыв поляков на своей территории, дабы они поступали в польскую армию в качестве пополнения.

Как на все это удавалось отвечать дипломатично — загадка.Больше 90 тысяч поляков одевались, экипировались, вооружались, кормились за счет воюющей страны, чтобы затем, в самую трудную минуту, воевать исключительно в своих интересах. А ведь те снаряды и патроны, что получали поляки, не доставались бойцам, дравшимся на передовой. А ведь тот хлеб, что они ели, не доставался обычным гражданам.

Было ясно, что для нашей страны ни генерал Андерс, ни его армия, никогда не будут настоящими союзниками.

Как и говорил Сталин, Польшу отвоевали и отдали полякам. Но не тем, кто сбежал, а тем, кто дрался с фашистами, не щадя сил. Андерс смириться с этим не смог. До конца жизни он был одним из лидеров польской эмиграции, надеялся на войну между Западом и СССР, и свержение коммунистического режима.

До реализации мечты Андерс не дожил — он умер в Лондоне в мае 1970 года. Но в сегодняшней Польше Владислав Андерс — одна из самых почитаемых фигур. Выбор героев тоже много говорит о том, какие ориентиры близки власти в данный момент…

ИСТОЧНИК

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.