75

«Особая группа Ханко»: Как советские летчики защищали Балтику

Осенью 1941 года советская истребительная группа с полуострова Ханко стала настоящей занозой для финского командования.

И-153 и И-16 из ее состава безнаказанно штурмовали вражеские войска на островах архипелага, препятствуя их захвату, эффективно боролись против самолетов противника.

Для нейтрализации этой группы в Финляндии была сформирована специальная эскадрилья истребителей Кертисс «Хаук» 75 под командованием капитана Пааво Берга. К боевым действиям она приступила 31 октября.

Первый воздушный бой между советскими и финскими истребителями состоялся уже через день. В нем приняли участие четыре «хаука» во главе с Бергом и два И-16 под командованием Цоколаева, к которым вскоре присоединился «ишачок» Василия Голубева (его пара взлетала с аэродрома под артиллерийским обстрелом, и ведомый Дмитрий Татаренко вынужден был прекратить разбег из-за разрыва снаряда перед самолетом).

В район боя Голубев подоспел как раз вовремя, когда «хауки» зажали в клещи истребители И-16, и Берг уже открыл огонь по отставшему самолету лейтенанта Творогова. Заградительные очереди вынудили Берга прекратить стрельбу, а затем Голубев резким разворотом вышел на позицию для атаки.

Позднее он вспоминал: «Сближаюсь на сто метров — моя любимая дистанция, только выходить из нее тяжело — и даю точную очередь по мотору и кабине «спитфайра». Вижу, как разрывные пули рвут обшивку самолета и остекление фонаря кабины, «спитфайр» переворачивается и падает рядом с нашим миноносцем». Так бесславно закончилась карьера капитана Пааво Берга. Его ведомый поспешно покинул поле боя, а еще через некоторое время, получив изрядные порции свинца, удрали на большой скорости и остальные два «хаука».

Самолеты противника советские летчики опознали как «спитфайры», и в этом есть какая-то загадка, поскольку по официальным источникам истребители этого типа на вооружении финских ВВС не состояли. Конечно, в условиях скоротечных воздушных боев пилоты нередко путали силуэты вражеских самолетов (к тому же в начале войны малоизвестных), но Голубев и после войны настаивал на том, что это были именно «спитфайры» ( Supermarine Spitfire — британский истребитель времён Второй мировой войны. Различные модификации использовались в качестве истребителя, истребителя-перехватчика, высотного истребителя, истребителя-бомбардировщика и самолёта-разведчика).

"Особая группа Ханко": Как советские летчики защищали Балтику
Василий Федорович Голубев

Кроме того, доклады о встречах в воздухе с финскими «спитфайрами» поступали и от других советских летчиков.

Жажда реванша финскими летчиками привела вскоре к очередному воздушному бою, который произошел 5 ноября и опять закончился для них явным поражением.

Вновь предоставим слово Василию Голубеву: «А вскоре пять «спитфайров» вызвали нас на бой — такое иногда бывало в годы войны. Вызов мы приняли и, предварительно обговорив план сражения, взлетели двумя парами. Противник ходил двумя группами — три и два, все на одной высоте.
Я покачал им крыльями, они ответили. Значит, мы правильно догадались — им нужен бой-реванш. Наши две пары разделились, и враги, вероятно, ликовали: считали, что теперь-то нам придет конец. Но просчитались. Все вместе они бросились на нас с Татаренко и начали преследование. Пулеметные трассы «спитфайров» проходили очень близко от нас: на каждом истребителе врага по восемь пулеметов «Браунинг».

Вижу пару Васильева впереди и выше. Мы незаметно для врага тянем его в нужном направлении — под пару Васильева. И тут ловушка захлопывается. Васильев с Байсултановым пикируют и почти в упор расстреливают двух «спитфайров». И как поется в песне, «пенистые волны моря проглотили их в один миг».

Остальным трем истребителям уже не до боя: они ищут путь к спасению. Но Татаренко ловит одного их них в прицел. Пулеметная очередь, самолет врага завертелся в нисходящей «бочке». Вот-вот и он упадет. Но над самой водой летчик все же вывел его в горизонтальный полет. Остальные два, шарахаясь из стороны в сторону, уходят к своим островам».

В октябре 1944 года, когда Финляндия уже разорвала отношения с фашистской Германией, полк Василия Голубева перебазировался на финский аэродром Мальме, и там советский летчик встретился с финским майором, бывшим участником этих боев. В личной беседе тот ему рассказал, что только 2 ноября его эскадрилья потеряла целых три истребителя — один из них был сбит в воздушном бою, а два разбились на обратном пути. 5 ноября финны лишились еще трех самолетов. В итоге из 9 финских истребителей было потеряно 6, что послужило причиной расформирования эскадрильи. Ее личный состав разбросали по разным подразделениям.

Любопытно, что в журнале «Авиамастер» (1/2003 г.) была помещена статья «Особая группа Ханко», посвященная именно этим двум боям и написанная Андреем Диковым и Карлом-Фредериком Геустом, т. е. представителями обеих в прошлом воевавших между собой государств.

Редкий пример сотрудничества, но, к сожалению, не очень удачный. Вечное противоречие между Востоком и Западом приводит к тому, что Запад не желает признавать даже очевидных поражений. Поэтому финские историки признали потерю всего двух истребителей и, в свою очередь, предложили другую версию воздушных боев, и даже дополнили ее схемой полета своих самолетов, т. е. напустили как можно больше туману.

Однако в этом случае возникает вопрос, почему финскую эскадрилью, потерявшую только два самолета (кстати, записанных во время войны, как сбитых зенитной артиллерией), вывели из боевых действий и расформировали? Эпизод встречи Голубева с финским майором в статье не упомянут — либо авторы не дочитали мемуары Голубева до конца, либо он был намеренно опущен, поскольку не вписывался в «официальную финскую версию» событий…

Источники: Голубев В. Ф. «Во имя Ленинграда». ФАИР-ПРЕСС, 2000.
Новиков А. А. «В небе Ленинграда». Наука, 1970.
Корнюхин Г. В. «Воздушная война над СССР. 1941».

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.