2ww-21

Ошибочные сражения между союзниками во Второй мировой войне

25 апреля 1945 года, недалеко от города Торгау на Эльбе, войска 1-го Украинского фронта встретились с войсками 1-й армии США.

Газеты многих стран мира опубликовали фотографию, где офицер американской армии пожимает руку советскому офицеру. Этот снимок должен был знаменовать собой итог борьбы с фашизмом армий антигитлеровской коалиции со времени открытия Второго фронта 6 июня 1944 года и до момента встречи.

Ошибочные сражения между союзниками во Второй мировой войне

Но не все сегодня помнят, что в течение этих 323 дней на огромном пространстве – от Северного моря до лесов Югославии – происходили незапланированные, но от этого не менее трагические сражения между самими союзниками.
О некоторых эпизодах так называемого Третьего фронта советскому командованию докладывали сразу, о других стало известно многие годы спустя после победы.

Неожиданная атака с воздуха

Ниш, Югославия, 7 ноября 1944 года. Боевое донесение штаба 866-го истребительного авиационного полка 288-й авиадивизии. «В 7 часов утра колонна советских войск, двигавшаяся в направлении города Ниш, была атакована 40 американскими самолётами „Лайтнинг“. Бомбардировка нанесла значительный урон: погибло много живой силы и техники Красной армии».

Как только стало известно об этом нападении, с ближайшего советского аэродрома в воздух поднялась четвёрка истребителей «ЯК» дислоцированного здесь 866-го авиаполка. Сначала советские лётчики приняли американские самолёты «Лайтнинг» за немецкие «Рамы» – «Фокке-Вульф» Fw 189. Но у немцев в этом районе не могло быть столько самолётов. Подозрение пало на 82-ю истребительную группу ВВС США. Самолёты «ЯК» с ходу вступили с ними в бой. Первой же атакой были сбиты два «Лайтнинга». Вскоре на помощь первой четвёрке подоспела ещё одна пара «ЯКов», а вскоре взлетел весь 866-й полк.

Строки из донесения: «Воздушный бой разгорался всё сильнее. Неизвестные самолёты, сбросив бомбы, пытались защищаться, но, не выдержав натиска советских истребителей, стали уходить в сторону города. Один из „ЯКов“ с высоты стремительно спикировал на „Раму“ и открыл огонь. 37-миллиметровый снаряд его пушки разорвался как раз в центре „Рамы“, и она, вспыхнув как факел, свалилась на землю. „ЯК“ проскочил вперёд, но тут же попал под огонь другого бомбардировщика. Пулемётная очередь угодила в кабину истребителя. „Клюнув“ носом, он резко пошёл вниз и разбился. Лётчик погиб…»

Когда лётчики 866-го авиаполка поняли, что имеют дело с союзниками, они, рискуя быть сбитыми, пошли на сближение с американцами. Донесение далее свидетельствует: «Командир группы А. И. Колдунов вплотную подошёл к ведущему „Лайтнингу“ и стал жестами показывать, что мы свои, союзники. Ведомый Колдунова Виктор Степанов бдительно охранял своего командира. Американец, очевидно, понял жесты и с набором высоты пошёл на юг. За ним последовали остальные „Лайтнинги“. Проводив их до вершины горы, советские истребители покачали крыльями и повернули назад…»

Казалось бы, инцидент исчерпан. «Но появилась вторая группа „Лайтнингов“, насчитывающая тоже около сорока самолётов, – продолжается в донесении. – И опять повторилась дикая картина. Самолёты один за другим входили в пике и сбрасывали бомбы на колонну советских войск. Находившиеся в воздухе „ЯКи“ ринулись им навстречу. Они стремительно проносились между „Лайтнингами“, показывая им свои опознавательные знаки. Однако не все американцы прекратили бомбёжку и обстрел. Наиболее „непонятливых“ пришлось убеждать огнём пулемётов и пушек…». Как следует из документов, представитель американских ВВС, оправдываясь перед командованием Красной армии, говорил, что их самолёты шли штурмовать фашистские войска, отступавшие из Греции в Триест, и потеряли ориентировку.

Но почему же ведущий первой группы американских самолётов не сообщил по радиосвязи о том, что в долине находятся советские войска?! Почему вторая группа накрыла бомбами и пулемётным огнём ту же колонну советских войск, которую только что атаковали их предшественники?! И всё это при том, что отступавшие немецкие войска двигались не рядом с городом Ниш, а примерно в четырёхстах километрах от него. Вопросы остались, но даже если бы ответ на них и был найден, ничто уже не могло вернуть погибших.

Свидетельства доктора Джеффри

После капитуляции Италии, в соответствии с решением Тегеранской конференции (1943), был произведён раздел итальянского флота между союзниками. На долю СССР пришлись линейный корабль, лёгкий крейсер, 9 эсминцев и 4 подлодки, не считая мелких кораблей. Однако осуществить перегон итальянских кораблей из Средиземного моря в Мурманск в условиях войны было рискованно. В августе 1944 года в счёт итальянского флота союзники передали Советскому Союзу несколько крупных английских и американских надводных кораблей и четыре британские подводные лодки. Эти корабли должны были войти в состав Северного флота.

Для перегона этой флотилии в Англию прибыли 2000 советских моряков, среди них Герой Советского Союза капитан Израиль Ильич Фисанович. Сын капитана Тарас Фисанович рассказал:

«В 1943 году британский журнал „Тайм“ опубликовал фотографию отца и заметку о нём. В июле 1943 года Израиль Ильич получил в Полярном из рук представителя американского ВМФ орден „Морской крест“. В наградном документе, подписанном президентом США Ф. Д. Рузвельтом, сказано, что И. И. Фисанович награждён „за исключительную смелость, инициативу и преданность своему делу“. Транспорт, увозивший советских моряков в Англию, по пути на сутки зашёл в Полярный, и отец смог проститься с нами…». Как он думал, ненадолго.

И. И. Фисановичу было предписано освоить и перегнать в Мурманск британскую подводную лодку Sunfish. При подъёме советского флага её переименовали в В-1. Хотя британские специалисты отводили на изучение новой техники не менее года, команда Фисановича готова была выйти в рейс уже через два месяца.

24 июля 1944 года В-1 перебазировалась из шотландской военно-морской базы «Данди» в порт Лервик на севере Шотландии, а 25 июля направилась в Мурманск. Её маршрут был согласован с британским адмиралтейством и пролегал в коридоре безопасности – зоне шириной в 10 миль, охраняемой британской авиацией на всём протяжении.

27 июля 1944 года в 9.39 подводная лодка В-1 была атакована и потоплена британским бомбардировщиком береговой охраны примерно в 300 милях севернее Шотландии. Советский Союз потерял один из лучших экипажей подводников, а семья Фисановича – отца и мужа. На запрос советского военного командования о том, что же произошло с подводной лодкой, британское адмиралтейство ответило, что 27 июля в 50 милях от коридора безопасности британская авиация потопила немецкую субмарину, а информацией о лодке В-1 они не располагают.

Правда о том, что действительно произошло в море 27 июля 1944 года, была утаена от советской делегации и на Ялтинской конференции (февраль1945 г.). Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль, опасаясь дипломатических осложнений с СССР, распорядился засекретить информацию на 60 лет. Лишь благодаря публикациям английского историка и публициста Джеффри Робертса стали известны подробности. Оказывается, неопытные британские лётчики сбились с курса и начали бомбить неопознанную ими подводную лодку. Получается, лётчики не узнали конфигурацию своей, британской лодки?!

«Если приплывут, встречайте как следует…»

Бывший разведчик Борис Алексеевич Рожков в своих воспоминаниях, напечатанных в газете «Улица Московская», рассказывает: «Я позвонил в штаб, доложил об американцах. Доклад принял замначальника штаба полка по разведке майор Кузьминский. Я ему говорю:

– Товарищ майор, наблюдаю в бинокль, как американцы готовят плавсредства для форсирования Эльбы.

– Хорошо. Если приплывут, встречайте как следует. Немедленно доложите нам.»

Американцы высадились на берег, сразу же начали доставать из сумок консервы, рыбу, виски. Разведчики Рожкова ответили сухим пайком, трофейными консервами и разведённым спиртом. Начался обмен адресами. И тут недалеко от них разорвался первый снаряд. Потом ещё и ещё один.

Рожков связался со своими по рации. Ему отвечают: «Лупят с западного берега, со стороны американцев». Американцы бегом в амфибию, достали рацию, о чём-то говорят.

Рожков далее рассказывает: «Прибежали поляки. У поляков кого-то зацепило снарядом, есть погибшие. Настроены они, соответственно, очень агрессивно, чуть ли не драться…

Через полчаса поступает команда: „Всем видам артиллерии приготовиться к бою!“ Сразу же подъехали „катюши“… Мы засекли позиции, откуда стреляют, дали координаты. Если бы „катюши“ стали стрелять, на западном берегу смело бы всех. Поэтому „катюшам“ стрелять запретили. По западному берегу стреляли пушками и гаубицами. В том числе 152-миллиметровыми гаубицами и 280-миллиметровыми мортирами – это такие дуры, что мало не покажется. Врезали мы им здорово. Огонь с западного берега тут же прекратился…». Потом выяснилось, что советская артиллерия подавила британскую батарею.

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.