v_1918_3_francija

Русский Легион Чести во Франции

В январе 1916 г., в России началось формирование контингента русских войск, направляемых во Францию в помощь союзнику в войне с Германией – войне, получившей впоследствии название Первой мировой.

В конце августа 1914 г. английское правительство обратилось к правительству России с предложением отправить во Францию три или четыре войсковых корпуса, мотивируя это тем, что такая акция помешает Германии перебрасывать свои части на Восток, то есть на русский фронт. Но верховный главнокомандующий русской армии великий князь Николай Николаевич ответил отказом, считая такое предложение невыполнимым.

Осенью следующего года этот вопрос был поднят снова уже Францией, которая испытывала острый недостаток в пополнении. На Западе считали, что Россия обладает неисчерпаемыми людскими ресурсами, но не в состоянии вооружить всех мобилизованных. Французское правительство связало свои поставки оружия в Россию с присылкой ею солдат.

Союзники хотели, чтобы во Францию прибыло 400 тысяч солдат в неорганизованном виде, то есть не в составе сформированных подразделений, что означало размещение русских солдат в воинских частях союзников.

В России многие выступали против отправки солдат за рубеж. Одним из наиболее яростных противников предложения Франции выступил начальник штаба верховного главкома генерал Алексеев. Именно ему Николай II поручил принять окончательное решение. Алексеев понимал, что Россия зависит от французских военных поставок, и поэтому не мог до конца противиться отправке войск.

Переговоры с французскими представителями шли долго, и в конце концов было решено, что Россия пошлёт на Западный фронт 5 полноценных бригад со своей структурой и командованием, около 10 тысяч человек в каждой.

1-я особая бригада, формировавшаяся в Москве, была составлена, в основном, из новобранцев, не нюхавших пороху и, как правило, не обученных. Лишь офицеры и младшие командиры имели боевой опыт.

Первоначально намечалось, что бригада будет переправлена во Францию морским путём вокруг Скандинавии (Балтика по понятным причинам для судов Антанты была закрыта). Но реальная опасность встречи с немецким военным флотом существовала и при таком варианте, поэтому было решено отправить бригаду кружным путём через Дальний Восток.

Первый эшелон с русскими войсками ушёл из Москвы 21 января 1916 года. Путь лежал через Волгу, Урал, Сибирь, Байкал, Харбин, Дайрен (Даолянь). В Дайрене бригада была погружена на несколько французских пароходов (в истории осталось название одного из них – «Латуш-Тревиль»).

Через Сайгон, Сингапур, Цейлон транспорт, сопровождаемый японским крейсером, пришёл в Африку, в Джибути. Там сменилась охрана, и в походе по Красному морю и далее его охранял английский крейсер.

Перед проходом Суэцкого канала часть бригады пересадили на хорошо вооружённый французский крейсер «Лютеция». Союзники справедливо опасались подводных лодок противника в Средиземном море. И вот уже Марсель, куда пароходы пришли 20 апреля 1916 г.

По инициативе русского военного агента во Франции графа А. А. Игнатьева, впоследствии автора известной книги «50 лет в строю», бригада тут же в Марселе получила винтовки. Батальоны бригады прошли по улицам Марселя. Жители города были восхищены бравым, подтянутым видом русских, так как при формировании бригады особое внимание уделялось внешнему виду солдат.

Вскоре бригада была переведена в лагерь Майи для военной подготовки солдат, знакомства с французским оружием, обучения специалистов: телефонистов, сигнальщиков, сапёров, пулемётчиков. Снабжение всем необходимым было заранее подготовлено, и русские солдаты, готовясь к боям, одновременно привыкали и к незнакомой ранее пище: к какао вместо чая, к вину вместо водки.

Подготовка, включая практические занятия на полигоне, продолжалась до 25 июня, а затем 1-я особая бригада покинула лагерь. Она была направлена в выделенный ей сектор на участке Шампанского фронта, занятом французской армией под командованием генерала Гуро.

На фронте было относительное затишье. Постоянные вылазки русских солдат, во время которых разведчики не только уточняли расположение и оснащение войск противника, но и уничтожали отдельные огневые точки и посты, захватывали в плен «языков», не давали покоя немцам.

Германские войска 16 июля после артподготовки предприняли атаку на расположение 1-го особого полка бригады, но были встречены огнём и штыками и отброшены. Так прошло боевое крещение русских солдат во Франции

За участие в боевых действиях многие русские солдаты были награждены высшей французской солдатской наградой – военной медалью. Часть из них, так же как офицеры, получили в качестве награды бронзовый крест с мечами (Croix de guerre). Самые достойные из русских военнослужащих впоследствии были удостоены высшей награды Франции – приняты в орден Почётного легиона.

В середине октября 1-ю бригаду, отведённую на отдых, на этом участке фронта сменили части 3-й русской бригады. Из пяти намеченных к отправке на Западный фронт русских бригад только ещё 3-я прибыла во Францию для ведения боевых действий, 2-я и 4-я бригады по просьбе французского правительства были направлены на греческий театр боевых действий, в Салоники, а отправка 5-й русской бригады так и не состоялась.

30 января 1917 года на том участке фронта, который заняла 1-я особая бригада после отдыха, немцами была предпринята газовая атака. Несмотря на наличие противогазов, потери русских войск в этот день составили около трёхсот человек убитыми, ранеными, отравленными газом.

Весной 1917 года французское командование предприняло крупномасштабное наступление, в котором приняли участие обе русские бригады. Потери в боях русских войск, особенно 1-й бригады, были ужасными: больше трёх тысяч человек. После апрельских боёв остатки русских бригад были отведены в тыл на отдых. Они были сосредоточены в лагере Курти, где началось формирование 1-й русской особой дивизии.

Эта задача оказалась весьма сложной, поскольку в России произошла Февральская революция, которая взбудоражила солдатскую массу, уставшую от войны. Начали создавать солдатские комитеты, большинство солдат 1-й бригады и примерно полтысячи солдат 3-й потребовали немедленной отправки назад в Россию, отказавшись подчиняться приказам офицеров. Остальные были выведены по указанию начальства из лагеря Курти и переведены в лагерь Курно недалеко от Бордо.

В конце июня А. Керенский прислал телеграмму, в которой высказался отрицательно относительно возвращения мятежных войск в Россию и сообщил, что рассматривается вопрос о переброске их из Франции в Салоники. Но против этого выступило уже французское правительство. Все попытки русского командования, представителей Временного правительства России, а также французского правительства уговорить солдат, оставшихся в лагере Курти, снять свои требования и подчиняться приказам ни к чему не привели.

16 июля был получен из Петрограда приказ о приведении войск к повиновению силой. Однако выполнить этот приказ было непросто, поскольку французское командование не желало, чтобы французы стреляли в русских, своих братьев по оружию. Командование вновь образованной русской дивизии возлагало мало надежд на своих солдат, сосредоточенных в лагере Курно, а «сидельцы» лагеря Курти отвергали все предъявляемые ультиматумы. Разрядить эту безвыходную ситуацию русскому командованию удалось после того, как в сентябре во Францию прибыла направлявшаяся в Салоники 2-я русская артиллерийская бригада, которая по приказу представителя Временного правительства генерала Занкевича открыла огонь по лагерю Курти. Там появились убитые и раненые, и в конце концов сопротивление мятежников – восьми с половиной тысяч человек – было сломлено.

Начали работать следственные комиссии. По согласованию с французскими властями в качестве наказания председатели солдатских комитетов были направлены в казематы острова Экс в Бискайском заливе. Многих активных участников событий посадили в тюрьмы, а остальных после долгих проверок и мытарств отвезли в лагерь Курно, куда позже стали прибывать и некоторые из тех, кто сначала попал в заключение. Солдатам в лагере Курно были предложены на выбор три варианта.

Первый вариант предусматривал запись добровольцев в Русский легион под французским командованием для участия в боевых действиях (французы не хотели сохранять русскую дивизию с её солдатскими комитетами). Второй вариант – добровольно отправиться для работы в тылу. Наконец, отказавшиеся от первых двух вариантов должны были быть высланы в Северную Африку в качестве «недобровольных рабочих» со значительно меньшей оплатой труда, чем у тех, кто согласился работать во Франции. На работы в тылу записалось одиннадцать с половиной тысяч солдат, в Северную Африку было отправлено около 5 тысяч человек, и лишь незначительная часть солдат бывших 1-й и 3-й бригад изъявила желание воевать дальше. О последующей судьбе солдат известно немного – какая-то часть вернулась в Россию, кто-то остался, кто-то уехал в другую страну.

Большинство офицеров 1-й Русской дивизии, так по существу и не состоявшейся и расформированной после событий в лагере Курти, хотело попасть в Русский легион. Многие офицеры впоследствии вернулись в Россию и принимали участие в Белом движении.

Советской власти тоже не хватало красноармейцев, и она была заинтересована в возвращении солдат из Франции. Ленин послал во Францию Инессу Арманд со товарищи. Они прибыли под видом миссии Красного Креста с задачей вернуть домой как можно больше солдат. Но там Арманд по какой-то причине арестовали. Ленин, будучи в ярости (как известно, у них были особые отношения), потребовал у французских властей немедленного освобождения Арманд, иначе грозил расстрелять всю французскую миссию в России. В результате эта дама вернулась вместе с тысячей солдат.

Русский легион, получивший позднее название Легиона Чести, так его назвали сами французы за отвагу и самоотверженность, проявленные в тяжёлых боях, до конца Первой мировой войны представлял русскую армию в рядах союзников.

В Париже, во время победного парада под Триумфальной аркой, солдаты Русского легиона промаршировали под трёхцветным российским флагом.

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.