igor2-18081911425742

Белые пятна в деле агента трех разведок Олега Пеньковского

Олег Владимирович Пеньковский, полковник Главного разведывательного управления (ГРУ) Генштаба Министерства обороны СССР, в 1961-1962 годах одновременно являлся агентом английской и американской разведок.

Олег Пеньковский родился 23 апреля 1919 года во Владикавказе в семье горного инженера. Окончил артиллерийское училище в Киеве. В 1939 году участвовал в боевых действиях против поляков, а в 1940-м воевал с финнами. Во время Великой Отечественной войны служил в штабе Московского военного округа, а затем добровольцем ушёл на фронт. Воевал, видимо, неплохо, о чём свидетельствуют многочисленные ордена и медали. Был адъютантом у будущего главного маршала артиллерии Варенцова, который способствовал его дальнейшей карьере.

После окончания войны Пеньковский женился на дочери генерала, который помог молодожёнам получить квартиру в престижном месте недалеко от Кремля. Вскоре Пеньковский поступил в Военную академию имени Фрунзе. А затем – в Военно-дипломатическую академию, считавшуюся кузницей кадров советской военной разведки.

В 31 год он уже полковник. В 1955 году его направили за рубеж в качестве помощника военного атташе и заместителя резидента ГРУ в Турции. Однако взаимоотношения ни с коллегами, ни с начальством не сложились. Мечтая занять должность своего шефа, Пеньковский написал на него жалобу в ЦК КПСС. Но письмо произвело обратный эффект, и его карьера едва не оборвалась: Пеньковского отозвали из Турции и даже хотели уволить, но тут вмешались могущественные покровители (по некоторым данным, это был начальник ГРУ генерал армии Серов).

Пеньковского оставили в разведке и даже планировали направить военным атташе в Индию, это была генеральская должность. Но назначение сорвалось, и его перевели на работу в Госкомитет по координации научно-технических исследований, который служил прикрытием для многих разведчиков. Место считалось «блатным». Попавший сюда человек мог свободно общаться с иностранцами, выезжать за границу для налаживания международных связей в экономической сфере, параллельно занимаясь научно-технической разведкой.

Инициатива поощряется

И всё-таки Пеньковский считал себя обделённым, он понял, что генералом ему не стать. Обида, возможно, и явилась одной из причин, толкнувших полковника на предательство. Он предпринял несколько попыток установить контакт с ЦРУ.

Первое время американская разведка опасалась, что Пеньковский является «подставой» советских спецслужб. Однако настойчивость полковника увенчалась успехом. Однажды он обратился к двум приехавшим в Москву американским туристам, попросив их передать в посольство США письмо, в котором обещал сообщить информацию об обстоятельствах уничтожения американского разведывательного самолёта Lockheed U-2. Пока ЦРУ пыталось наладить контакт с Пеньковским, он передал своему знакомому английскому бизнесмену Гревиллу Винну ряд секретных документов, которые тот доставил в посольство Великобритании в Москве. И тогда было принято решение: для работы с Пеньковским объединить усилия разведслужб Америки и Британии – ЦРУ и МИ-6.

В апреле 1961 года Пеньковский во главе делегации советских технических специалистов прибыл в Лондон. Вечером, завершив официальные дела, он направлялся на конспиративную квартиру, где его ждали сотрудники МИ-6 и ЦРУ. Здесь он передавал секретные материалы о ракетах и другом стратегическом оружии, информацию о настроениях в кругах советского военного руководства, о деятельности ГРУ и имена разведчиков, с которыми учился или сталкивался по службе.

С Пеньковским обговорили условия сотрудничества и способы поддержания связи. Ему обещали предоставить гражданство США или Великобритании и присвоить звание полковника английской или американской армии. Он должен был получать ежемесячно 2000 долларов, по тысяче от каждой разведки и дополнительную плату за каждый секретный документ. Пеньковский был очень высокого мнения о себе и даже захотел, чтобы его приняла английская королева.

С королевой, конечно, получился прокол, но вот с шефом английской разведки Диком Уайтом ему встретиться удалось. В Лондоне он любил ходить по магазинам, ресторанам и ночным клубам – денег у него теперь было достаточно.

Западные спецслужбы получали от Пеньковского информацию во время его командировок в составе советских делегаций в Лондон и Париж. Благодаря маршалу Варенцову у него был допуск в спецхран Генерального штаба, к документам особой важности. Особенно ценными были добытые им сведения о ракетных силах, их состоянии и размещении. Когда в Москву приезжал Винн, Пеньковский обменивался с ним информацией. Ещё одной связной Пеньковского стала Дженет Чизхолм, жена сотрудника МИ-6, работавшего под «крышей» британского посольства. Дженет до замужества работала в МИ-6 секретаршей. Её прикрытием в Москве были трое детей, с которыми она гуляла в парках, периодически встречаясь там с Пеньковским.

Разоблачение

В начале 1962 года сотрудники КГБ, которые вели наружное наблюдение за иностранцами, обратили внимание на следующую сцену: Дженет Чизхолм зашла в подъезд, а через несколько секунд оттуда вышел человек, явно пытавшийся установить, нет ли за ним слежки. Как оказалось, он там не проживал и знакомых не имел. Выяснилось, что это был Пеньковский. Подозрения усилились, когда он посетил английское посольство, не согласовав цель визита с органами госбезопасности.

За его квартирой было установлено круглосуточное наблюдение. Использовалась самая современная на то время техника, в том числе приборы ночного видения и слухового контроля. В цветочный ящик на балконе над квартирой Пеньковского вмонтировали фотокамеру и с её помощью прочитали документы, которые шпион фотографировал на подоконнике. Сложной системой управляли из дома напротив, а кабель проложили по дну Москвы-реки. За ним постоянно велось скрытое наблюдение, обнаружить которое было трудно даже профессионалу.

Все передвижения Пеньковского снимали спрятанной в портфеле камерой. Сотрудникам КГБ удалось скрытно проникнуть в его квартиру. В столе они обнаружили тайник, в котором находились шифровальные блокноты, фотоаппарат Minox, пачка денег, фотоплёнки с кадрами секретных документов, а также фальшивый паспорт. Не исключено, что шпион собирался бежать за границу.

22 октября 1962 года Пеньковский был задержан (о чём западные спецслужбы не знали) и сразу, признав свою вину, согласился сотрудничать со следствием. Он выдал шифры и коды связи с иностранными разведчиками за рубежом и участвовал в операции «Тайник». Ещё задолго до поимки Пеньковский устроил тайник для важных сообщений в подъезде одного московского дома. Находясь под арестом, он послал по телефону в посольство США условный сигнал, означавший, что в тайник заложена срочная информация. Попытавшийся забрать её оттуда американский дипломат был арестован. А затем в Будапеште схватили и переправили в Москву Винна.

Находясь в тюрьме, Пень­ковский написал поразительное по своему цинизму письмо руководству КГБ. Он просил оставить его в живых и заверял, что может быть ещё полезен.

«Не превращайте меня в труп – это будет подарком врагу. Забросьте туда, где меня ждут. Большего вреда я уже не принесу, и Вы ничем не рискуете. Беру на себя следующие условия: если изменю своему обещанию и буду присылать некачественные материалы или „дезу“ – уничтожьте семью, да и со мной Вы сможете всегда расправиться», – говорилось в письме. Он цеплялся за соломинку, но использовать его как разведчика никто не собирался.

Суд над Пеньковским был открытым. Его приговорили к высшей мере наказания, и 16 мая 1963 года расстреляли. Сообщник Пеньковского Гревилл Винн получил восемь лет строгого режима. Но сидел недолго. В апреле 1964 года его обменяли на советского разведчика Конона Молодого (Гордон Лонсдейл), образ которого блестяще воссоздал в фильме «Мёртвый сезон» Донатас Банионис.

12 дипломатов английского и американского посольств были объявлены персонами нон грата. Покровителей Пеньковского, Ивана Серова и Сергея Варенцова, понизили в звании до генерал-майора и вскоре отправили на пенсию. Семья Пеньковского, мать, жена и дочь, не пострадали, так как были не в курсе его дел. Им предоставили другую квартиру, они сменили фамилию.

После расстрела Пень­ковского на Западе вышло несколько посвящённых ему книг и кинофильмов. Джеральд Шектер, один из авторов книги «Шпион, который спас мир», уверен: в истории Карибского кризиса Пеньковский сыграл ключевую роль. Именно он информировал американцев, что размещение советских ракет на Кубе – блеф. У СССР нет межконтинентальных ракет, способных уничтожить Америку. А значит, Советский Союз не будет воевать с США. Президент Кеннеди занял твёрдую позицию, в результате чего советские ракетные установки с Острова свободы были демонтированы. А американцы убрали свои ракеты в Турции и гарантировали ненападение на Кубу.

Впрочем, советские эксперты придерживаются противоположной точки зрения. Пеньковский за несколько дней до ареста сообщил американцам, что Советский Союз готовится нанести ядерный удар по США, хотя никаких оснований у него для этого не было. К счастью, в ЦРУ не восприняли эту информацию всерьёз и не доложили о ней Кеннеди. Иначе трудно сказать, чем завершился бы Карибский кризис. Пеньковский предлагал взорвать ядерные мини-снаряды у зданий ЦК КПСС, КГБ, Генерального штаба Министерства обороны, уничтожив таким образом руководство СССР. При этом должны были погибнуть десятки тысяч человек, но моральная сторона дела вряд ли волновала его.

Как бы там ни было, но изменник и предатель родины получил по заслугам. На этом, казалось бы, можно поставить точку, однако…

Альтернативная версия

В 2010 году в России вышла книга «Главная тайна ГРУ». Её автор, ветеран советской разведки Анатолий Максимов, утверждает, что Пеньковский не был предателем, а выполнял задание советских спецслужб по дезинформации Запада относительно ядерной мощи СССР. Якобы он передавал ложные сведения о несовершенстве советской ракетной техники, которая не представляла опасности для США, что позволило СССР выиграть время и создать свой надёжный ядерный щит.

Максимов уверен, что полковника Пеньковского не расстреляли, что ради великой цели он согласился сыграть роль предателя, жил в своей стране на нелегальном положении и умер в восьмидесятилетнем возрасте. А как же приговор суда? По мнению Максимова, он должен был убедить американцев, что информация, которую передавал Пеньковский, была правдивой.

Эта версия имеет право на существование. Ведь причины, побудившие бывшего фронтовика и успешного офицера, рискуя жизнью, стать предателем, так и остались до конца не выясненными. В деле Пеньковского много белых пятен и тайн, которые ещё предстоит раскрыть.

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.