2020-01-09_19-04-42

Какой манифест Екатерины II не аннулирован до сих пор?

Ясский мирный договор между Россией и Турцией от 29 декабря 1791 года (9 января 1792 года), составленный с соблюдением всех международных норм того времени, обязывал Россию и Турецкую империю к «…искреннимъ, наиприлежнейшимъ и точнымъ инсполненiемъ постановляемыхъ ныне Статей мирнаго договора».

В этот мирный договор неотъемлемой частью входил и акт от 1783 года о присоединении к России Крыма и Кубани.

Силой штыка

Расходы России на борьбу с совершающими набеги татарами Крымского полуострова на протяжении веков возрастали год от года. Когда-то этому надлежало положить конец. Одержав победы над турецкими войсками в 1771 году (во время битвы при Чесме) и в 1773 году (при взятии крепости Туртукай и при битве под Козлудже), русские войска под командованием А. В. Суворова заставили Османскую империю пойти на переговоры. Мирный договор, подписанный 10 (21) июля 1774 года в деревушке Кючук-Кайнарджи (в сегодняшней Болгарии) удовлетворял все, довольно скромные на тот момент, требования русского правительства: к России отходила часть черноморского побережья с крепостями Керчь, Еникален, Кинбурн, территория Большой и Малой Кабарды; русским торговым судам было дано право беспрепятственно плавать по Азовскому и Чёрному морям и проходить через черноморские проливы. Генерал-фельдмаршал граф П. А. Румянцев констатировал:

«Сии вечного мира вышеписанные пункты в двадцати осьми артикулах между пресветлейшей империей Всероссийской и Блистательной Портой Оттоманской, подписанные руками и укреплённые печатями полномочных обоих высоких сторон при деревне Кючюк-Кайнарджи с российской генералом-поручиком князем Репниным, а с оттоманской Нисанжи Ресми Ахмет эфендием и Ибрагим Мюниб рейс эфендием, я данной мне полной мочью е. и. в. всепресветлейшей державнейшей великой и всемилостивейшей моей государыни принимаю, признаю и во верность своеручной подписью и приложением герба моего печати утверждаю. В лагере при деревне Кючук-Кайнарджи.

Июля пятого на десять дня тысяча семьсот семьдесят четвёртого года.

Генерал-фельдмаршал граф Румянцев»

Неустойчивое положение

Однако Кючук-Кайнарджийский мирный договор был лишь временной передышкой. Непонятное политическое положение Крымского полуострова – жемчужины Чёрного моря – не могло продолжаться бесконечно: с одной стороны, он принадлежал России, с другой – находился под религиозным влиянием Оттоманской империи. Власть османов над ним была почти ликвидирована, а влияние Петербурга ещё не утвердилось. Это нестабильное положение вызывало конфликтные ситуации. Русские войска, в большинстве своём, были выведены с полуострова, а татарская знать склонялась к возвращению былого статуса Крыма.

И дело было не столько в мирных намерениях татарской знати, сколько в нестабильном военном положении. Осенью 1781 года крымская знать спровоцировала очередное восстание. Во главе его стали братья хана Шагин-Гирея – Бахадыр-Гирей и Арслан-Гирей. Восстание, начавшееся на Кубани, быстро распространилось на полуостров. К июлю 1782 года оно полностью охватило весь Крым, хан Шагин-Гирей ударился в бега, а чиновники его администрации были перебиты. Новым ханом избрали Бахадыр II Гирея. Он обратился к Петербургу и Стамбулу с просьбой о признании.

Императрице Екатерина II ничего не оставалось, как издать манифест о включении Крымского ханства, Таманского полуострова и Кубани в состав Российского государства. Что и было сделано 8 (19) апреля 1783 года. Манифест «О принятии полуострова Крымского, острова Тамана и всей Кубанской стороны под Российскую державу» заканчивался такими словами: «…и для того, по долгу предлежащего НАМ попечения о благе и величии отечества, стараясь пользу и безопасность его утвердить, как равно полагая средством навсегда отдаляющим неприятные причины, возмущающие вечный мир между Империями Всероссийской и Оттоманской заключённый, который МЫ навсегда сократить искренно желаем, не меньше же и в замену и удовлетворение убытков НАШИХ решилися МЫ взять под державу НАШУ полуостров Крымский, остров Тамань и всю Кубанскую сторону… от благодарности новых НАШИХ подданных требуем и ожидаем МЫ, что они в счастливом своём презрении из мятежа и неустройства в мир, тишину и порядок законный потщатся верностию, усердием и благонравием уподобиться древним НАШИМ подданным и заслуживать наравне с ними монаршую НАШУ милость и щедроту.

Екатерина Вторая

Дан в престольномъ Нашем граде Святого Петра, апреля 8 дня отъ Рождества Христова 1783, а государствованiя Нашего въ двадцать первое лето».

Послание в будущее

Подписывая одной рукой манифест, другой рукой императрица направила на полуостров свои войска. Операцией руководил Григорий Потёмкин. Корпуса под командованием Александра Суворова заняли Таманский полуостров и Кубань, а Кавказский корпус Антона де Бальмена двинулся на Крымский полуостров. С моря русские войска поддерживали корабли Азовской флотилии под началом вице-адмирала Клокачёва. В это же время капитан II ранга Иван Берсенев вёл в Крым свой фрегат «Осторожный». Он получил задачу выбрать гавань для русского флота у юго-западного побережья Крымского полуострова.

В апреле 1783 года Берсенев осмотрел бухту у поселка Ахтиар, возле старых развалин Херсонеса-Таврического. Бухта показалась ему подходящий для базы будущего Черноморского флота. 2 мая 1783 г. в эту бухту вошло пять фрегатов и восемь малых судов Азовской военной флотилии под командованием вице-адмирала Клокачёва. И уже в начале 1784 года был заложен порт и крепость. Императрица Екатерина II назвала этот порт и крепость при нём Севастополем, то есть «августейшим городом».

Вместе с тем началась стремительная эмиграция татарского населения из Крыма в соседние страны: если до 1783 года численность татар на полуострове составляла около 500 000 человек, то к 1860 году она сократилась до 100 000.

После присоединения Крыма в 1787 году Григорий Потёмкин организовал известное путешествие императрицы вместе с её гостем, императором Австро-Венгрии Иосифом I на завоёванные земли. Память об этом путешествии, до сих пор считающимся самым дорогим из всех последовавших за ним, сохранилась в виде так называемых «екатерининских столбов», да вошедшими в поговорку «потёмкинскими деревнями».

Историки утверждают, императрица Екатерина II в своём манифесте от 8 августа 1783 года зашифровала некое послание к потомкам. Михаэль Мюллер, профессор истории Восточной Европы в Martin Luther-Universität, обращает внимание на абзац манифеста, где речь идёт о том, что после того как отпадёт необходимость оккупации территории Крыма и будут достигнуты взаимопонимание и дружба между Россией и Оттоманской империей, «татарскому народу будет предоставлена его свободная и независимая территория».

По мнению професcора Михаэля Мюллера, в этих словах заключалось послание Екатерины II европейским правительствам о том, что продолжительность оккупации Крыма русскими войсками будет определяться самим русским правительством. Манифест от 8 (19) апреля 1783 года до сегодняшнего дня не аннулирован никакими последующими соглашениями, а потому считается действующим.

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.