2020-01-08_14-53-52

Встреча на Эльбе: Что должны были сделать «янки» отправляясь на встречу с красноармейцами?

25 апреля 1945 года, на восточном берегу реки Эльбы встретились передовые части 69-й пехотной дивизии 1-й американской армии и 58-й стрелковой дивизии, входящей в состав войск 1-го Украинского фронта.

Стратегическая оборона агонизирующего Вермахта оказалась разрезанной на две изолированные группировки.

В апреле 1945 года расстояние между англо-американскими войсками, продвигавшимися в глубь Германии с запада, и частями Красной армии, наступавшими с востока, стремительно сокращалось.

Главнокомандующий экспедиционными силами союзников Дуайт Эйзенхауэр сообщил Сталину, что штурм Берлина в его планы не входит, достигнув Эльбы, его войска двинутся на север и на юго-запад.

11 апреля 1945 года 9-я армия США достигла Эльбы у Магдебурга, наступающая южнее 1-я американская армия 23 апреля вышла к берегам притока Эльбы реки Мульде, до самой Эльбы оставалось двадцать пять километров.

Радиопередатчик, сломавшийся не вовремя

Утром 25 апреля 1945 года американское командование, зная о том, что ожидается встреча с передовыми частями Красной армии, направило для установления контактов с ними две разведгруппы на джипах.

Разведгруппа под командованием лейтенанта Альберта Коцебу, получив сведения о том, что советские солдаты находятся на восточном берегу Эльбы, пересекла реку. В 13:30 25 апреля 1945 года они встретили советских солдат под командованием подполковника Александра Гордеева, командира 175-го стрелкового полка 58-й стрелковой дивизии.

Кинооператоры и фотографы начали снимать знаменательное событие, но в кадр постоянно попадали трупы сотен женщин, детей и стариков, лежащих рядом с местом встречи. Что явилось причиной их смерти, не выяснено до сих пор, тут есть разные версии.

Американцам предложили вернуться на западный берег Эльбы, проехать по берегу вниз по течению реки три километра до паромной переправы в городе Штрела, уже оборудованной советскими сапёрами. Там и состоялась официальная церемония встречи союзников.

У Коцебу сломался радиопередатчик, и он не смог своевременно связаться со своим начальством.

Интересно, что прадед начальника разведгруппы известный немецкий драматург и романист Август фон Коцебу (1761−1819) много лет жил в России, пользовался благосклонностью российских монархов, состоял на российской государственной службе и был убит в Германии, поскольку его считали российским агентом.

Советский и американский лейтенанты обнимаются на берегу Эльбы

Вторая разведгруппа под командованием лейтенанта Уильяма Робертсона, узнав, что советские солдаты находятся на восточном берегу Эльбы напротив небольшого городка Торгау (пятьдесят километров южнее Берлина), направилась туда. Попавшими под руку красками Робертсон нарисовал на простыне американский флаг, взобрался с ним на башню старинного замка Хартенфельс, расположенного на берегу реки, и начал им размахивать.

Советские солдаты отвечали приветственными криками, Робертсон перебрался по разрушенному мосту через Эльбу на восточный берег. Первым, кого он увидел лицом к лицу в 15:30 25 апреля 1945 года, был советский лейтенант Александр Сильвашко.

Это произошло, как, видимо, уже заметил читатель, на два часа позже вышеописанного эпизода с Альбертом Коцебу. Но поскольку доклад от Коцебу пришёл с огромным опозданием, а Робертсон сразу же сообщил о выходе к советским войскам, американское командование посчитало, что именно Робертсон был первым из американцев, кто лично обменялся приветствиями с «красными».

О «встрече в Торгау», долгожданной, предвещавшей теперь уже неминуемо скорый разгром Третьего рейха, тут же сообщили союзные СМИ, затем это событие вошло в учебники истории и навсегда утвердилось в общественном сознании как прочно связанное с названием города Торгау и с именем Робертсона.

О Коцебу, который первым вступил в контакт с красноармейцами на Эльбе, и совсем не в окрестностях Торгау, просто-напросто забыли.

На следующий день, 26 апреля 1945 года, на том месте, где состоялась их вчерашняя встреча, была сделана фотография обнимающихся Робертсона и Сильвашко, которая затем обошла весь мир.

Автор этого снимка – двадцатитрёхлетний ефрейтор американской армии Игорь Белоусович. Его, обладавшего фотоаппаратом и владевшего русским языком, брали с собой на встречи с советскими должностными лицами американские командиры разных уровней, благодаря чему он получил возможность делать уникальные снимки тех исторических встреч.

Игорь Белоусович был сыном русского белоэмигранта, в прошлом военного лётчика, штабс-капитана, который после Гражданской войны перебрался сначала в Шанхай, а затем в США. Закончив Калифорнийский университет, Игорь Белоусович служил до 1991 года в Госдепартаменте США, одно время работал в американском посольстве в Москве.

Лейтенант Сильвашко к апрелю 1945 года отвоевал уже более трёх лет, форсировал Дон и Днестр, был награждён медалью «За отвагу» и орденом Красной Звезды.

Кульминацией взаимных визитов стала встреча командующего войсками 1-го Украинского фронта маршала И. С. Конева и командующего 12-й армейской группой американских войск генерала Омара Брэдли в мае 1945 года.

Спиртное лилось рекой

То, как будут вести себя советские солдаты и офицеры в ходе прямых контактов с американцами, чрезвычайно беспокоило высшее политико-идеологическое руководство Советского Союза, лично Сталина. Заранее, в преддверии этих контактов, были разработаны соответствующие указания, приказы, директивы командиров и политорганов всех уровней, в которых подробно регламентировалось – что говорить и о чём молчать, проявлять гостеприимство, но инициативу организации встреч на себя не брать, обо всём, что произошло, о настроениях американцев в деталях докладывать «наверх», сведений о своих планах и боевых задачах не разглашать, «вид иметь опрятный и трезвый» и т.д. И вообще – проявлять высочайшую бдительность!

Но действительность не укладывалась в прокрустово ложе этих наставлений.

Очевидцы описывают трудно представимую ныне возникшую тогда в рядах советских и американских солдат атмосферу братского единодушия, воодушевления, раскрепощённости, не только армейского, но и человеческого братства.

Нелишним будет указать, что при встречах спиртное – водка и виски – лилось рекой. Характерно распоряжение, отданное генералом Омаром Брэдли: «Офицерам, отправляющимся на встречу с русскими, обязательно до завтрака съедать по пятьдесят граммов сливочного масла».

Приведу выдержку из воспоминаний Уильяма Робертсона: «Мы ликовали, торжествовали. Нас всех охватило чувство триумфа. Провозглашали тосты. Хлопали друг друга по спинам. Обнимались. Жали друг другу руки. Обменивались сувенирами. Понимали, что наша встреча имеет знаменательный смысл и означает конец нацистского Вермахта. Мы радовались, что дожили до Победы, и чувствовали, что ждать мира осталось совсем недолго».

Внимание советских «компетентных органов» привлекла журналистка американской газеты «Сент-Луис Пост-диспетч» из города Сент-Луис Вирджиния Ирвин, которая взяла интервью у санитарки медсанбата 58-й гвардейской стрелковой дивизии Лизы Парниковой и сфотографировала её.

Американку заподозрили в намерении выведать некие военные тайны, её задержали и отправили на западный берег Эльбы.

Теперь, при здравом рассуждении, понятно, что любознательность журналистки не выходила за пределы чисто профессионального интереса – ведь любую информацию из первых рук о «братании „янки“ и „красных“ на Эльбе» (ходовой термин американских газетчиков того времени) в США отрывали с руками.

Легко понять, почему Вирджиния обратила внимание на Лизу Парникову – в свои двадцать лет она воевала уже два года, носила лычки старшего сержанта, на правой щеке – глубокий след пулевого ранения, до ранения была медсестрой на линии фронта, награждена медалью «За отвагу».

Возможно ли сохранить «дух Эльбы»?

Уже через год после окончания Второй мировой войны от праздничной дружественной атмосферы, характерной для встречи на Эльбе, не осталось и следа – наступил мрачный период холодной войны, вчерашние друзья-неразлейвода стали заклятыми врагами.

В городе Торгау уже многие годы существует музей, в центре его экспозиции – то, что получило в исторической литературе название «Встреча на Эльбе».

Стараниями работников музея, городской общественности, краеведов, любителей истории ежегодно, в день 25 апреля, в городе реконструируются события тех лет, приглашаются их участники, на этих мероприятиях стараются возможно ближе к действительности воссоздать дух и атмосферу встречи на Эльбе.

У монумента, возведённого на западном берегу Эльбы в Торгау у подножья замка Хартенфельс, возлагаются венки и цветы от посольств России и США, германских властей, советских и американских ветеранов.

По понятным причинам, с годами среди гостей становится всё меньше ветеранов – непосредственных участников тех памятных дней.

Уильям Робертсон после войны стал врачом-нейрохирургом, профессором Калифорнийского университета, в Лос-Анджелесе открыл свою клинику. Он умер в январе 1999 года.

Александр Сафронович Сильвашко после войны стал школьным учителем, осел в белорусской деревне Морочь (в Минской области), преподавал в местной школе историю. Последний раз он побывал в Торгау в 2004 году. Александр Сафронович ушёл из жизни в январе 2010 года в возрасте восьмидесяти восьми лет.

В 1995 году к пятидесятилетию встречи на Эльбе Александр Сильвашко и Уильям Робертсон получили звание почётных граждан города Торгау.

Про Альберта Коцебу, как я уже писал, благополучно забыли.

Один из солдат группы Коцебу, военный переводчик Джозеф Половски, после войны работал таксистом в Чикаго, выступал в годы холодной войны за признание дня 25 апреля Всемирным днём мира, обращался с этим предложением в ООН, к руководителям разных государств. Он умер в 1983 году и в соответствии с завещанием похоронен на кладбище в Торгау.

Легендарный мост, по которому солдаты разведгруппы Робертсона перебирались на противоположный берег Эльбы, сегодня не существует, он разобран в 1994 году в связи с ветхостью.

Ныне, когда ситуация в мире получила стойкую тенденцию к тому, чтобы стать второй холодной войной, в условиях резкого ухудшения отношений между Россией и США, вспоминать о «духе Эльбы» – это не только отдавать дань памяти о знаменательном событии, открывшем путь к мирной Европе и демократическому возрождению Германии.

Благодарная память об этой встрече должна жить и потому – может быть, прежде всего потому, – что она стала своего рода символом в отношениях наших двух стран, а если брать шире – между Западом и Востоком, когда жёсткие, как многим тогда казалось, непримиримые идеологические противоречия не помешали заключить прочный союз антигитлеровских сил и крепить боевую дружбу в борьбе против самого страшного врага в истории человечества.

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.