2020-01-07_15-19-17

Как Германия освобождалась от стыдливости

Сегодняшняя Германия – пожалуй, одна из самых продвинутых стран в области эротики и секса. Но совсем недавно всё было иначе…

Причём, первая волна большого интереса к сексу поднялась в послевоенной Германии уже в конце 40-х. Так считает немецкий историк Сибилле Штайнбахер, профессор Венского университета, в своём обширном исследовании «Как секс пришёл в Германию. Борьба за нравственность и приличие на заре ФРГ» (Sybille Steinbacher, Wie der Sex nach Deutschland kam).

Немцы не только восстанавливали экономику страны, но и наслаждались мирной жизнью и свободой. Увлеклись также чтением «эротических тетрадей» (были запрещёны при нацистах), тираж которых уже достигал шести миллионов. Их названия были безобидны, но содержание полно секса, как и многие иллюстрации внутри. С другой стороны, в обществе по-прежнему доминировали три знаменитые К – Kinder, Küche, Kirche. Западные немки тогда не имели даже права работать без согласия мужа, а внебрачная связь преследовалась законом. Но ведь и мозг может быть эрогенной зоной.

Интерес к этой теме подогрел и фильм австрийского режиссёра Вилли Форста «Грешница» (Die Sünderin, W. Forst), вышедший на экраны Западной Германии в 1951 году. Там рассказывалось о судьбе немецкой девушки Марины (её играла 25-летняя Хильдегард Кнеф), ставшей после войны проституткой. Она знакомится с симпатичным художником и влюбляется в него. Кстати, в этой роли снимался недавний кумир публики Густав Фрёлих (G. Fröhlich), который когда-то дал пощёчину Геббельсу, соблазнившему его подружку, популярную киноактрису Лиду Баарову. Когда Марина узнаёт, что её любимый тяжело болен, она вновь идёт на панель, чтобы заработать деньги для его лечения. Но всё напрасно: художник теряет зрение, а потом и смысл своей жизни. Уступая просьбам несчастного, девушка идёт на страшный грех – помогает ему умереть и тем самым избавиться от мучений. После чего кончает жизнь самоубийством.

Конечно, это был неслыханный вызов общественной морали, поскольку фильм затрагивал темы-табу. Но ещё больше её защитников возмутила сцена, где Марина позирует (всего лишь несколько секунд) художнику обнажённой. Скандальная лента вызвала бурную дискуссию о моральных границах в кино. (Невольно вспоминается спор о фильме «Маленькая Вера» во времена перестройки в СССР.) Особенно были озабочены угрозой падения нравов в обществе представители церкви, проклинавшие «Грешницу» и саму артистку и призывавшие верующих к бойкоту картины. Результат этого, как нередко бывает, оказался обратным: бюргеры толпами повалили в кинотеатры, перед которыми даже устраивали потасовки с защитниками нравственности. Хотя художественный уровень картины Форста был невысок, она стала фильмом года: лишь за первые три месяца проката его посмотрели около 4 млн зрителей. А вот Хильдегард Кнеф оказалась в своей стране чуть ли не «персоной нон грата». Случалось, что на улице в неё плевали, а супружеские пары покидали ресторан, если там появлялась «эта бесстыдница». И артистка быстро вернулась к своему мужу в США. А потом даже заблистала там на подмостках Бродвея.

Без фигового листа

Между тем именно масскультура из США находила всё большее распространение в юной ФРГ, вызывая у её политиков и юстиции головную боль. И они старались защищать так называемые европейские ценности от влияния из-за океана и сексизма американцев. К тому же немцы рассматривали сексуальность не как личное дело каждого, а как одну из форм «святого» брака и основу социального порядка, которая служит продолжению рода. Против эрозии семьи и общественной морали выступали, естественно, и представители духовенства Германии. В итоге был расширен закон по борьбе с «позором и грязью», принятый ещё при кайзере, где, среди прочего, содержание эротических писаний и иллюстрированных журналов подвергалось строгой цензуре.

И такие меры оказались весьма кстати, поскольку в середине 1950-х в Западной Германии появились переводы «Отчётов Кинзи». Это были исследования группы американцев во главе с биологом Альфредом Кинзи (A. Kinsey) об особенностях сексуального поведения мужчин и женщин. Американцы заявляли, что любая сексуальная практика естественна и лигитимна, секс – это свободное развитие каждого человека. Эти «отчёты» взбудоражили очень многих и вызвали по сути вторую секс-волну в стране. Некоторые издания в ФРГ – по примеру Кинзи – тут же начали проводить и печатать опросы о предпочтениях немцев в постели и всё чаще обсуждать вопросы, о которых раньше все стыдились говорить. Иллюстрированные журналы набросились на эти темы, стали писать об оргазме и клиторе, петтинге и фантазиях при любовных забавах. По мнению проф. С. Штайнбахер, этот период был одним из важнейших этапов в секс-ликбезе населения. И вскоре в интимной жизни граждан ФРГ, как и в её успешной рыночной экономике, «результат играл всё большую роль». (Кстати, по данным журнала Playboy, 30 лет назад 8% немцев имели более 50 секс-партнёров, сейчас же таковых всего 4%.)

Третий в постели

По словам одного литератора, чуть ли не всё самое интересное в жизни совершается ниже пояса. Вероятно, понимал это и агроном Освальт Колле (Oswalt Kolle), симпатичный сын психиатра из Киля. В 50-е Колле писал для бульварных изданий ФРГ репортажи о знаменитостях своего времени, а с киноактрисой Роми Шнайдер якобы имел даже любовную аферу. И через несколько лет такой работы нашёл свою главную тему – секс. К тому же она, несмотря на былой ажиотаж вокруг «Отчётов Кинзи», по-прежнему оставалась большой нишей на рынке. И когда он попросил читателей популярного журнала Neue Revue поделиться своим сексуальным опытом в постели, то получил тысячи писем с рассказами об этом. Оказалось, что очень многие были неудовлетворены своими интимными отношениями с партнёром, поскольку секс в них превратился в механический акт. И Колле начал писать статьи о физиологии любви, о многообразии поз и практик половой жизни, желая создать «новую культуру нежности» и избавить людей от страха говорить о своих телесных потребностях. А потом и пропагандировать это в своих фильмах, учить немцев азам сексуального мастерства, вытряхивать «нафталин из их постелей».

Понятно, при этом постоянно приходилось спорить и с цензорами из «комитета по защите юношества от опасных творений». Один из них как-то даже сказал ему: «Г-н Колле, вы никак хотите поставить весь мир на голову. Теперь даже женщина должна лежать сверху». И конечно, он был не из тех экспертов, о которых шутят, что они знают сто поз при сексе, но ни одной женщины. Колле был дважды женат, признавался и в интимных связях с мужчинами. В одном из своих фильмов снимался всей семьёй – с женой, дочерью и сыном, а для популярного журнала они вместе позировали голышом на пляже нудистов.

Конечно, Освальт был не единственным, кто принёс свежий ветер в спальню бюргеров во времена тотального патриархата. Но способствовал этому, как писала позднее Süddeutsche Zeitung, пожалуй, больше всех и по праву считается одним из пионеров сексуальной революции в Германии. Хотя сопротивление со многих сторон, особенно католической церкви, было сильным. Его фильмы упрекали в разрушении нравов и морали, тем не менее в мире они собрали около 140 млн зрителей. Сильно критиковали Колле и активисты студенческого движения, считавшие его мещанином, который хочет спасти «вечно вчерашний» институт брака. И вскоре, когда немцы почувствовали себя достаточно просвещёнными в плотской любви, они потеряли интерес к своему «секс-гуру». Что, конечно, весьма обидело Колле.

Зато его с восторгом «открыли» для себя голландцы, когда осенью 1968-го он показал им в Амстердаме свой «просветительный» фильм «Чудо любви». Такой человек нужен нам, сказали они. И Колле с семьёй переселился туда и продолжил свою работу в области интимных отношений в браке. Написал книги «Твоя жена – неизвестное существо», «Например, измена в браке», «Твой муж – неизвестное существо». (Кстати, после выхода последней в 1970 г. газета BILD заметила: «Теперь в каждой немецкой супружеской кровати лежит третий – Освальт Колле».) Позднее профессор принял гражданство Нидерландов, там и умер в 2010 году, успев ещё закончить (в соавторстве с одним сексологом-терапевтом) своё «завещание» под названием «Секс: 10 смертных грехов». Где он снова напоминает, что секс приносит огромную радость, но может стать и причиной кризиса в отношениях партнёров. Например, из-за отсутствия фантазии в постели, отбывания в ней «номера», из-за минут молчания после акта, сцен ревности или обиды… Многие думают, что этому нельзя помочь. Это странное заблуждение, пишет Колле и убедительно показывает на примере десяти эротических историй из жизни, комментируя и анализируя их.

Обвиняется оргазм

И если слава этого «отца гимнастики в сексе» ныне почти померкла, то имя Беате Узе (Beate Uhse), бабушки и символа немецкой индустрии эротики, по-прежнему на слуху. Бывший капитан люфтваффе (она была тест-пилотом, в основном перегоняла самолёты на фронт, после войны её лишили права работать в авиации) 26-летняя Беате Узе начала свою новую жизнь на чёрном рынке Фленсбурга, что на границе с Данией. Чтобы прокормить себя и маленького сына (её муж-лётчик погиб в 1945-м при столкновении двух самолётов на аэродроме), фрау Узе ходит по домам и перепродаёт различные товары. Общаясь при этом со многими домохозяйками, узнаёт о их большом страхе перед нежелательной беременностью и (нелегальным) абортом. (Презервативов в продаже не было, а противозачаточных таблеток ещё не придумали.) Желая им помочь, она начинает собирать информацию в довоенных книгах специалистов о методах предохранения при сексе, а потом выпускать и продавать брошюрки с советами по сексуальной гигиене и защите от беременности. Затем стала предлагать своим клиентам также презервативы и книгу одного голландского гинеколога и сексолога о гармоничном браке.

Заработав на этом немного денег, она создаёт в 1951 г. небольшую фирму типа «Посылторга», где можно было, не краснея от стыда, заказать по почте некоторые интимные товары. Правда, не без помощи своего нового мужа, уже имеющего опыт в похожей торговле. (Они расписались в 1949 году, перед этим у них родился сын. И их брак, несмотря на измены мужа, продержался более 20 лет.)

Когда оборот фирмы перевалил за пару миллионов, Беате Узе-Ротермунд в 1962 г. открыла во Фленсбурге первый в мире Sexshop. Там продавались эротическое нижнее бельё, мази, вибраторы, фаллоимитаторы и другие секс-игрушки. Естественно, был большой шум из-за этого и даже протесты бюргеров, поскольку её товары «перечат порядочности и традиции, подстёгивают к удовлетворению полового возбуждения».

Из-за своих магазинов она отбивалась от жалоб сотни раз, в целом же за карьеру ей пришлось бороться почти с двумя тысячами судебных исков. И она все выиграла, поскольку в них по сути «обвинялся оргазм». К концу 70-х в ФРГ насчитывалось уже около сорока её секс-шопов, а фирма Beate Uhse, скупив ещё сеть подобных лавок у конкурентов, преобразуется в концерн. При нём заработала киностудия, где стали снимать порнофильмы, в том числе для гомосексуалистов и садомазохистов, и показывать их в собственных залах во многих городах, в основном недалеко от вокзалов. Оборот концерна, который потом одно время возглавлял её сын Ульрих, вырос до 100 млн марок.

Политика и либидо

Между прочим, если в ФРГ сексуальное раскрепощение происходило с небывалым шумом и даже со скандалами, то в ГДР оно шло почти незаметно. Причём в этом деле власти ГДР были либеральнее не только среди всех «братских стран» соцлагеря, но и многих западных. Они быстро поняли, что оргазм не противоречит марксизму-ленинизму и что иметь ребёнка без мужа – вовсе не грех. На востоке не было и борьбы за феминизм, так как женщины трудились наравне с мужчинами. Кстати, именно этим в одном интервью журнал Der Spiegel объяснял тот факт, что число оргазмов там было в 3−4 раза выше, чем в ФРГ. И они могли по рецепту врача бесплатно получать противозачаточные пилюли.

Правда, проституция была запрещена, за распространение порнографии – штраф или тюрьма до двух лет. Зато никаких проблем со «свободной культурой тела» на нудистских пляжах, которые у Ossi, в отличие от Wessi, по-прежнему любимы. А по телевидению ГДР, например, уже в 1962 году сказали, что мастурбация – сравнительно безобидная вещь. Через шесть лет в республике отменили уголовное преследование гомосексуалистов (в ФРГ – в 1973 г.). А научно обоснованные ответы на все вопросы половой жизни её граждане могли найти в книге Mann und Frau intim (1969) Зигфрида Шнабля (Siegfried Schnabl), известного сексолога из Лейпцига. Права на её издание сразу же купили и в ФРГ.

Разумеется, многие товары фирмы Beate Uhse были известны в ГДР и раньше – они, прежде всего её знаменитые каталоги, попадали туда через посылки западных родственников или контрабанду. Поэтому неудивительно, что уже в первые дни после падения Стены тысячи немцев из столицы ГДР и Потсдама, получив «приветственные» 100 ДМ в Западном Берлине, сразу рванули в её секс-шопы. А в восточной части города скоро появились десятки видеотек, где наибольший спрос был на порнокассеты. Цена видеомагнитофонов, бывших ранее только в валютных магазинах, подскочила, помнится, аж до 4000 марок ГДР (для сравнения, «народный» автомобиль Trabant стоил 10 тысяч марок). И те, кто их тогда «сгоряча» купил, потом очень раскаивались: с приходом западной марки и электроники «видики» подешевели почти в пять раз.

Ну а в 1996-м исполнилась давняя мечта Беате Узе – в Берлине открылся её Музей эротики. На трёх этажах, с сотнями экспонатов (всего около пяти тысяч) всех времён и многих народов, в том числе из Японии и Китая. Естественно, и ей самой там уделено немало места. Впрочем, её имя и без этого знало более 90% населения страны.

Уже в 1989 году 70-летняя гранд-дама эротики была награждена президентом ФРГ «Орденом за заслуги». И она по праву гордилась, что своими товарами помогла сделать сексуальную жизнь миллионов людей более счастливой. Те не забыли этого: в 2003 году при опросе телеканала ZDF 1,5 млн его зрителей включили Беате Узе в список «100 великих немцев».

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.