LLBxDTa

«Винета»: чем занималась эта служба во время Великой Отечественной войны

Готовясь к нападению на Советский Союз, руководители нацистской Германии делали ставку не только на вермахт, который должен был в кратчайшее время разгромить Красную армию, но и на использование в гигантских масштабах подрывных пропагандистских средств с задачей деморализации советских войск и населения.

Методы и приёмы, успешно обкатанные нацистской пропагандистской машиной и восходящие к высказыванию рейхсминистра народного просвещения и пропаганды Германии Йозефа Геббельса (Joseph Goebbels) «Ложь, сказанная сто раз, становится правдой», были положены в основу того потока дезинформации и обмана, который предназначался советскому «потребителю» с началом Великой Отечественной войны.

От мифического города к пропагандистам «Великой Германии»

Весной 1941 года при министерстве Геббельса был образован отдел «Восток», в его составе – специальное подразделение с задачей подготовки и распространения в ходе предстоящей войны разнообразных пропагандистских материалов на оккупированных территориях СССР, в частях Красной армии и в советском тылу. Главой Восточного отдела был назначен Эберхард Тауберт (Eberhard Taubert), ответственный в министерстве пропаганды за нагнетание антисемитской истерии.

Для маскировки Тауберт дал подчинённой ему пропагандистской группе название «Винета» (Vineta) – по имени мифического города, который располагался некогда в устье Одера и считался важнейшим торговым центром Балтийского моря. Согласно преданию, в XI−XII веках город за грехи его обитателей поглотило море.

Первоначально «Винета» состояла из белоэмигрантов разных поколений, по ходу войны сюда рекрутировались советские граждане, добровольно перешедшие на сторону немцев, в том числе военнопленные.

Самым большим сектором «Винеты» стал русский, его численность достигала нескольких сотен сотрудников. В течение всей войны сектор возглавлял Александр Альбов, в прошлом офицер Белой армии.

Назову лишь нескольких работников русской секции «Винеты», как говорится, наиболее приметных – младший брат знаменитого писателя Владимира Набокова Сергей Набоков, дочь Фёдора Шаляпина Татьяна, известный ленинградский театральный режиссёр Сергей Радлов, его жена поэт Анна Радлова, певец Большого театра, исполнитель главных партий мировой оперной классики Иван Жадан, художник Виктор Остроумов, актёры московского Камерного театра Евгений Вибер и МХАТа Сергей Сверчков, заведующий кафедрой иностранных языков Киевского университета доцент Лев Дудин, журналисты Николай Лихачёв, Игорь Новосильцев и десятки других советских артистов, музыкантов, художников, журналистов и писателей, связавших свои судьбы с детищем Геббельса. В подавляющем большинстве своём это были люди, знавшие уклад повседневной жизни, бытовые неурядицы, настроения советских людей «изнутри», хорошо чувствующие аудиторию, к которой они обращались.

В «Винете» существовали также и другие редакции – украинская, белорусская, латышская, литовская, эстонская, азербайджанская, грузинская. По словам очевидца, «национальные сектора не общались друг с другом, отделённые не только немецкими инструкциями, но и, главное, затаённой ненавистью друг к другу, вероятно, не меньшей, чем к большевикам».

Настоящей находкой для «Винеты» стал известный в СССР актёр и режиссёр, заслуженный артист РСФСР (звание присуждено в 1926 году) Всеволод Блюменталь-Тамарин, ушедший к немцам под Москвой в ноябре 1941 года. Он работал диктором, читал воспоминания о жизни в СССР, им сочинённые фельетоны и политические памфлеты, пародии на Сталина (имитируя его голос). Летом и осенью 1942 года он выступал в Киеве и в Берлине с сольными программами и в спектаклях.

Забегая вперёд, скажу, что 10 мая 1945 года Блюменталя-Тамарина убил племянник его жены Игорь Миклашевский, засланный ещё в 1942 году в немецкий тыл.

Радиостанция Геббельса передаёт «Интернационал»

Главная сфера приложения сил «Винеты» в начале войны – организация радиовещания на Советский Союз. Оно проводилось на волнах, близких радиоволнам, на которых работало московское радио, голосами, похожими на голоса московских дикторов. Здесь сообщали об успехах «доблестных войск фюрера», призывали убивать евреев, сопротивляться эвакуации, приветствовать солдат вермахта – «освободителей» и принесённый ими «новый порядок».

Первая радиопередача из Германии на шести языках – русском, украинском, белорусском и трёх прибалтийских – состоялась 22 июня уже в 10 часов утра, то есть на два часа опередила Молотова, сообщившего советскому народу о нападении Германии.

В отличие от вышеуказанной радиостанции, которую я бы условно назвал легальной (её авторы и дикторы не скрывали, что находятся в Берлине), под крылом «Винеты» работали три так называемые «чёрные» радиостанции, основанные якобы оппозиционными Советской власти группами в подполье на территории СССР.

Радиостанция «Старая гвардия Ленина» вела передачи от имени мнимых «большевиков-ленинцев», уцелевших в сталинских чистках, начинались и заканчивались передачи исполнением «Интернационала». Часто проводилась мифическая перекличка подпольных групп – у слушателя создавалось впечатление, что в СССР существует мощное коммунистическое антисталинское подполье с отделениями в действующей армии, в Москве, Ленинграде, в крупных советских городах от Киева до Владивостока, на юге страны, в Крыму, на Кавказе.

Другая «чёрная» радиостанция «Винеты», которая называлась «За Россию», вещала от имени подпольной организации русских националистов, будто бы также существовавшей в СССР.

Обе станции по тональности вещания были похожи друг на друга как близнецы – сообщалась искажённая информация о положении на фронтах, о выдуманных восстаниях и антивоенных митингах красноармейцев и рабочих, о массовых их расстрелах, о диверсиях на предприятиях и железных дорогах, убийствах партийных функционеров и т.д.

Общий лейтмотив передач – война с Германией «бессмысленна и преступна», она на пользу только «западным плутократам», участвовать в войне – это значит воевать не за Родину, а за Сталина. Надо заключить немедленный мир (здесь «ленинцы» добавляли: «как это сделал Ленин в 1918 году»). Не следует бессмысленно жертвовать своей жизнью, нужно брататься с германскими частями, сдаваться в плен.

Правда, в обосновании причин такого поведения передатчики расходились: «ленинцы» утверждали, что «только в этом случае мы можем спасти наш Советский Союз и Коммунистическую партию». По версии же националистов прекращение сопротивления германским войскам создаст условия (непонятно, по какой логике), которые подвигнут русских людей на «борьбу против паразитного сталинского режима», чтобы «к власти пришла новая часть русского народа, которая бы спасла Россию от катастрофы».

Третья радиостанция была, как называл её сам Геббельс, «сепаратистской» – вещая поочерёдно на 18 языках народов СССР, она с ярко выраженных антирусских позиций призывала к развалу СССР, к созданию национальных государств под эгидой «Великой Германии».

Силы и средства «винетовской» радиопропаганды в 1941 году были весьма внушительными, было задействовано 35 радиоцентров, в том числе захваченные вермахтом крупные радиоцентры в Риге, Вильнюсе, Кишинёве, Минске, Львове и Киеве.

Большим успехом «Винеты» считалось использование в радиопередачах выдержанного в антисоветском духе обращения сына Сталина Якова к отцу. На самом деле послание это было сфабриковано – Якова попросили почитать книгу для больного товарища. Всё прочитанное тайно записали на магнитофонную плёнку, которую нарезали и склеили так, что в итоге получился нужный текст с обвинением в адрес Сталина.

Но уже летом 1942 года Геббельс понял, что лучшие времена «чёрного» радиовещания подходят к концу. Первой жертвой критического анализа, им проведённого, стал передатчик «За Россию», вещание которого с 1 августа 1942 года было прекращено. «Ленинская» радиостанция прожила до декабря 1943 года, когда её разоблачили шведские газеты (с подачи советской разведки). «Сепаратистская» станция была закрыта в начале 1944 года.

Звезда и агония «Винеты»

Но, конечно, отнюдь не только радиовещанием была жива в период войны «Винета», спектр её занятий был весьма широк – отбор, перевод на немецкий язык и соответствующее препарирование нужного для отдела «Восток» информационного материала, выпуск печатных материалов, включая листовки, газеты, плакаты, организация выставок, радиоперехваты и радиовещание, работа с военнопленными и «остарбайтерами», их вербовка и т.д.

Стараниями «Винеты» уже к 22 июня 1941 года было изготовлено свыше 30 миллионов листовок, красочных брошюр карманного формата на 30 языках народов СССР. Листовка с лозунгом «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!», этот, пожалуй, самый известный образчик «творчества» «Винеты», была напечатана тиражом 160 миллионов экземпляров и распространялась по всему советско-германскому фронту.

Кроме многочисленных антисоветских кинороликов было снято даже несколько полнометражных фильмов, с сюжетами, схожими с привычными для советского зрителя киноагитками, но переиначенными так, что они выявляли болевые точки и несуразности, присущие советской действительности.

Материалы «Винеты», как исключительно высококачественные, широко использовались пропагандистскими учреждениями министерства по делам оккупированных восточных территорий и вермахта.

За годы войны «Винета» резко выросла, на январь 1944 года в её состав входило 932 сотрудника. Подчеркну, что в условиях войны и быстро нарастающих материальных трудностей очень многие эмигранты и советские люди, оказавшиеся на территории, подвластной Германии, соглашались на работу в «Винете» отнюдь не всегда по идеологическим соображениям, поскольку её сотрудники получали продовольственные карточки и весьма приличную заработную плату.

Январь 1945 года – это начало агонии «Винеты», обязанности которой в связи с надвигающимся крахом её хозяев сужались с каждой неделей. В самом конце войны сотрудники «Винеты», как правило, переходили добровольно в пропагандистские структуры Комитета освобождения народов России (КОНР), сформированного генералом Власовым при поддержке руководства Третьего рейха.

Подавляющее большинство «творческих» работников «Винеты» после войны избежали возмездия за сотрудничество с нацистами по вполне понятной причине – в условиях разгорающейся холодной войны они оказались востребованы и трудоустроены на Западе.

Российские историки Игорь Петров и Владимир Абаринов склоняются к мнению, что эффективность работы «Винеты» в разные периоды войны была разной.

Что касается немецкой радиопропаганды, заметим, что в СССР радиоприёмниками обладали сравнительно немногие семьи, да и те были конфискованы сразу после начала войны (большинство граждан обходились радиоточками, простыми однопрограммными громкоговорителями, подключёнными к радиорозетке).

Правда, известно, что сообщения «снизу» о том, что какие-то немецкие радиопередачи всё же доходили до советского населения, до воинских подразделений, регулярно представлялись советскому высшему партийному руководству, включая Сталина. Косвенным подтверждением этого служит тот факт, что Блюменталь-Тамарин, самый известный радиоголос «Винеты», был в марте 1942 года заочно приговорён Военной коллегией Верховного суда СССР к смертной казни.

Надо полагать, что в первые недели и месяцы войны, когда Красная армия сгорала в «котлах» и задыхалась в тисках танковых «клиньев» вермахта, немецкая пропаганда, прежде всего печатная, в виде листовок, а также фронтовые средства устного вещания, оказывала определённое влияние на советских солдат, в том числе и этим объясняется, очевидно, огромное число красноармейцев, попавших в этот период в плен, и перебежчиков.

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.