2019-12-07_12-09-20

Что думала Ева Браун о перхоти фюрера?

Как сенсационная находка обернулась позором немецкой журналистики.

22 апреля 1983 года еженедельник «Штерн» выступил с заявлением, которое для многих участников дела стало вершиной карьеры – не каждому журналисту доводится быть причастным к публикациям такого калибра: найдены дневники Гитлера за 1932-45 годы, потерянные при эвакуации личного архива фюрера в последние недели войны.

Вскоре оказалось, что на вершине карьеры находились не журналисты, а авантюрист и фальсификатор Конрад Куяу.
Это он написал все 62 тетради, за обладание которыми владельцы журнала «Штерн» заплатили 9,2 миллиона марок. Разоблачение фальшивки спустя две недели после начала публикаций было Уотергейтом послевоенной немецкой журналистики.

Кому в то время хотелось знать, что думала Ева Браун о перхоти фюрера? Единственно правильный ответ: очень многим.
Одна беда: Гитлер терпеть не мог вести записи личного характера. Он их и не вел. Как выяснилось – был прав, нашлись и за него любители.

В этой истории, как и положено истории обмана, до сих пор много темных мест. Например, неясно, был ли Куяу единственным автором подделки, или ему помогали компетентные соавторы. Выполняя огромный объем работ, Куяу многое просто списал из книги бывшего архивариуса НСДАП Домаруса «Речи и документы Гитлера», причем скопировал и ошибки Домаруса.

Кроме образцового владения почерком (Куяу доводилось копировать и автографы других политиков, в частности он продавал горы открыток с подписью Вальтера Ульбрихта), Куяу проявил кураж и маниакальный юмор, свойственный его профессии, украсив свои тексты «живинками» вроде: «Ева считает, у меня неприятно пахнет изо рта». Но есть в этих фальшивках и детали достоверные и при том труднодоступные – например, имя некоего Антона Лаакмана, чина СС.

Чтобы удостовериться в существовании этой фигуры, понадобились трудоемкие разыскания в совершенно недоступных архивах (что было проделано при проверке дневников). Значит ли это, что Куяу не один трудился над манускриптами? Однако под суд он пошел как единственный автор подделки, и до конца жизни в 2000 году ничего не добавил к этой истории. Наоборот – он изрядно гордился своей удачей и не упускал повода попозировать с апрельской обложкой «Штерна» 1983 года.

Единственным подельщиком Куяу был репортер Штерна Герд Хайдеман. Как и Куяу, он получил четыре года за соучастие в мошеннической сделке. Работу Хайдемана опекал тогдашний руководитель отдела современной истории Штерна Томас Вальде. В мае 1983, когда увольнение казалось ему самым мягким выходом из ситуации, один из коллег зашел в его кабинет и напомнил, что в старой Пруссии после такого проступка ему осталось бы только застрелиться.

После двадцатилетнего молчания Вальде рассказал газете Sueddeutsche Zeitung о том, как годами все считали Хайдемана подвинутым на коллекционерстве «сувениров» Третьего Рейха, как от него отмахивались, словно от сумасшедшего, пока вмешательство тогдашнего главного редактора еженедельника не привело к тому, что к сумасшедшему прислушались. А затем и сам Вальде был очарован видом черных папок, перевязанных красным шнуром и запечатанным печатями с орлами – в печатях набилась пыль, пыль рейхсканцелярии! – и вместе с Хайдеманом пустился на охоту за свидетелями и поставщиками драгоценных документов фюрера. Вальде и сейчас считает, что Хайдеманн, как и все, пал жертвой обмана и жаждой сенсации. Многоэтапные экспертизы, которые они делали втемную, пытаясь не выпускать сенсационные слухи раньше времени, научили его одному: «Если очень захотеть, любые факты можно интерпретировать так, чтобы они подтверждали выбранную тобой точку зрения».

Теперь уже никого не осталось никого из тогдашней команды Штерна, и этой историей перестали пугать даже практикантов. Шестьдесят томов поддельного дневника лежат в сейфах фирмы «Gruner + Jahr». Никто не знает, куда делись не то четыре, не то шесть миллионов марок из тех девяти с лишним, которые были выплачены и не вернулись.

Конрад Куяу умер в 2000 году в Штуттарте. Он отсидел две трети срока и после отсидки открыл под Штутгартом галерею поддельных Шагалов и подлинных Куяу. Подделки он продавал в полном соответствии с законом с подписью на обороте «Подделано собственноручно Конрадом Куяу»…

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.