kmo_101038_00093_1_t222_224122

Единственный случай во Второй мировой войне, когда в Германии был объявлен траур

Немецкие войска, начавшие в конце июня 1942 года наступление на южном участке советско-германского фронта, уже через две недели сломили советскую оборону.

6-й армии вермахта под командованием генерал-полковника Фридриха Паулюса (Friedrich Paulus) была поставлена задача овладеть Сталинградом, чтобы обезопасить приближающиеся к Кавказу немецкие армии от ударов во фланг и оседлать Волгу, основную нефтяную магистраль СССР.

Гитлер придавал захвату города, носившего имя советского вождя, огромное политическое и пропагандистское значение.

23 августа 1942 года танкисты 6-й армии вышли к Волге у северного предместья Сталинграда. В середине сентября 1942 года немцы вошли в город, который защищала 62-я армия под командованием генерал-лейтенанта В. И. Чуйкова. Начались кровопролитные, отличавшиеся беспримерной ожесточённостью и взаимным озлоблением ближние бои – за каждый дом, цех, подвал, за каждую груду развалин, рукопашные схватки с применением ножей, лопат, кирпичей, прутьев арматуры.

К середине ноября 1942 года в руках защитников города осталась лишь тонкая полоска земли на берегу Волги (два километра в длину, на некоторых участках до уреза воды оставалось 100–150 метров). Паулюс докладывал в Берлин, что их сопротивление он преодолеет в ближайшие несколько дней.

Генерал-фельдмаршал сдаётся в плен

Но Паулюс просчитался в расчётах – ранним утром 19 ноября 1942 года после артиллерийской подготовки, в которой участвовало невиданное доныне количество орудий и миномётов – три с половиной тысячи, – советское командование начало операцию «Уран»: с севера наступали войска Юго-Западного фронта под командованием генерал-лейтенанта Н. Ф. Ватутина и Донского фронта под командованием генерал-лейтенанта К. К. Рокоссовского, 20 ноября 1942 года с востока войска Сталинградского фронта под командованием генерал-полковника А. И. Ерёменко.

На направлении главных ударов советское командование обеспечило двойное, а порой и тройное превосходство в силах.

Утром 23 ноября 1942 года танковые группировки Юго-Западного и Сталинградского фронтов соединились недалеко от хутора (ныне это город) Калач-на-Дону, завершив окружение 6-й армии.

Попытки её деблокады, а также снабжения по воздуху провалились. Немецких солдат подстерегала смерть не только в бою, но и от голода, болезней, обморожения.

2 февраля 1943 года сопротивление немцев было окончательно подавлено.

Паулюс сдался в плен 30 января 1943 года, за несколько дней до этого он получил звание генерал-фельдмаршала.

Почему Гитлер не обезопасил фланги 6-й армии?

Всё, что я изложил ранее, – события общеизвестные, здесь, как говорится, ни прибавить ни убавить. Недооценить историческое значение победы Красной армии на Волге невозможно, как невозможно не восхищаться мужеством и стойкостью бойцов советской 62-й армии – самое время привести высказывание британского историка Ричарда Овери (Richard Overy): «Вопрос о том, как Красной армии удалось выжить в Сталинграде, не поддаётся объяснению».

И вместе с тем у всякого, кто даст себе труд более внимательно вникнуть в эти события, даже у того, кто «академиев не кончал», не может не возникнуть впечатления, что поражение немцев под Сталинградом – это следствие не только возросшего овладения советскими командирами и бойцами «наукой побеждать», но и роковых, чудовищных по своим последствиям для Третьего рейха ошибок, допущенных немецким высшим командованием, и прежде всего Гитлером.

Гитлер, верховный главнокомандующий вооружённых сил Германии, в декабре 1941 года возложил на себя ещё и обязанности главнокомандующего германскими сухопутными войсками.

К началу ноября 1942 года линия фронта Сталинградской битвы представляла собой ярко выраженную выпуклость (в советскую сторону), её внутреннюю часть заполняли войска немецкой 6-й армии, сконцентрированные в районе Сталинграда и атакующие советские позиции, находящиеся в вершине этой выпуклости. Три советских фронта нависали не только над флангами, но и над тылом 6-й армии, продвинувшейся глубоко к Волге.

Казалось бы, Гитлеру достаточно простого взгляда на карту, чтобы с ходу оценить опасность катастрофы, грозящей воинству Паулюса.

Хорошо понимая эту опасность, Паулюс неоднократно предлагал Гитлеру отвести свою армию за Дон, но Гитлер всякий раз запрещал делать это.

Это удивительно ещё и потому, что именно генералы вермахта были гроссмейстерами «блицкрига», когда танковые соединения, наступая с разных сторон, замыкают противника в кольцо.

Именно так действовали армии вермахта в сентябре 1939 года в Польше, в первые месяцы Великой Отечественной войны, загоняя советские войска в котлы под Минском, Уманью, Киевом, Вязьмой и Брянском, под Харьковом в мае 1942 года.

Уже в начале ноября 1942 года воздушная и радиоразведка немцев выявили значительное усиление советских войск на флангах 6-й армии. Об этом сразу же доложили Гитлеру.

Алогичность поведения Гитлера обретает ещё большие масштабы, если учесть, что фланги 6-й армии, то есть на направлениях главного удара Красной армии, прикрывали 3-я и 4-я румынские армии. Гитлер хорошо знал, что эти части не годятся для сколько-нибудь значимого отпора Красной армии – у них мало танков, да и те устаревшие, нет противотанковой артиллерии, не хватает боеприпасов, они занимают позиции в открытой заснеженной степи, не имея существенных фортификационных сооружений, плохо дело с питанием и зимним обмундированием.

Немецкие стратеги трудятся на советский Генштаб

Полным безрассудством можно назвать приказ Гитлера 6-й армии, имеющей в своём составе 22 дивизии, 330 000 человек, занять круговую оборону, держаться «до последнего человека, до последнего патрона» и ни в коем случае не пытаться прорваться из окружения. Ведь тем самым сводилось на нет главное, что отличало вермахт и было причиной его впечатляющих побед, – высокая мобильность, согласованность в манёвре, отлаженность взаимодействия разных соединений и родов войск. Оказавшись в мешке, 6-я армия ведь не сразу начала подвергаться давлению извне (с момента её окружения до решительного наступления советских войск прошло две с половиной недели), а немцы уже обрекли себя на бездействие, чем, безусловно, облегчили задачу советского Генштаба.

А вот ещё одно необъяснимое решение немецких стратегов: элементарная логика боевых действий подсказывала – чтобы взять Сталинград, надо его окружить.

Сталинград стоял на правом берегу Волги, окружить город – это значит форсировать реку, закрепиться на левом берегу. Тогда он отрезается от возможного пополнения людьми, вооружением, боеприпасами, продовольствием. Но – удивительное дело! – немцы даже не пытались переправиться через реку.

Вот так и получилось, что вместо того, чтобы замкнуть кольцо вокруг города на левом берегу Волги, 6-я армия втянулась в изнурительные кровопролитные бои на улицах Сталинграда.

И ещё одна уму непостижимая вещь. Смотришь кадры кинохроники, фотографии того времени – немецкие солдаты в сталинградском котле, спасающиеся от морозов (которые достигали сорока градусов), в потрёпанной летней форме, в каком-то немыслимом рванье, в тряпье, навернувшие на себя, на головы, на ноги чёрт-те что, чему и названия подобрать трудно.

Оказывается, немецкое командование не сделало никаких выводов из катастрофы под Москвой годом ранее и не обеспечило войска под Сталинградом зимней одеждой. Что это, как не классические «авось да небось» в немецком исполнении?

Сталинградская битва – одна из самых ожесточённых и кровопролитных не только во Второй мировой войне, но и вообще в мировой истории. Считается, что в ходе Сталинградской битвы погибло от 100 000 до 150 000 немецких солдат и офицеров. О количестве пленных немцев, взятых в Сталинградском котле, историки спорили много лет, но в последние годы, кажется, пришли к выводу, что их число составляет 90 000–100 000, в том числе 24 генерала. К этой цифре обычно добавляют, что из советского плена на родину вернулось только 5000–6 000 человек.

Данные по потерям советской стороны настолько противоречивы, что оперировать ими невозможно. В любом случае речь идёт о многих сотнях тысяч людей (одних только жителей Сталинграда погибло около трёхсот тысяч).

Впервые в ходе Великой Отечественной войны было уничтожено – полностью! – огромное войсковое объединение, целая армия, да ещё какая – элитная, одна из лучших в вермахте! 6-я армия участвовала во взятии Варшавы в сентябре 1939 года, Парижа в июне 1940 года, ей Гитлер хотел поручить намечавшийся им захват Англии и Гибралтара, после нападения на СССР 6-я армия прошла с боями всю Украину.

После Сталинграда немецкому командованию удалось стабилизировать фронт и даже в конце февраля 1943 года нанести поражение на Юго-Западном фронте под Харьковом, но победа на Курской дуге в июле 1943 года привела к тому, что Красная армия окончательно и бесповоротно пошла на запад, как писал Владимир Высоцкий, «отбирать наши пяди и крохи».

Вот как выразительно оценивает итоги Сталинградского сражения российский историк Владимир Бешанов: «Это была классически проведённая операция на окружение, классически проведённая операция по разгрому румынской, итальянской и венгерской армии, то есть мы били по слабым звеньям всего южного крыла фронта. Мы думали, что мы делали! Мы уже работали с соображалкой! Это целая дыра во фронте получилась. Южное крыло немецкое было на грани гибели. Итальянцы уже тогда писали: „Крах Германии имеет имя Сталинград!“».

«Сталинград – братская могила вермахта»

30 января 1942 года, в десятую годовщину захвата власти нацистами в Германии, по радио с напыщенной речью выступил «наци № 2» Герман Геринг (Hermann Göring). Он не постеснялся сравнить 6-ю армию, вторгшуюся более чем на полторы тысячи километров в глубь Советского Союза, неся смерть, разрушение и угнетение его народам, с отрядом из трёхсот спартанцев, которые героически погибли, преградив путь намного превосходившим их численно персидским захватчикам у Фермопил в сентябре 480 года до нашей эры.

Но служба СД (Служба безопасности рейхсфюрера СС, der Sicherheitsdienst des Reichsführers-SS, SD), которая собирала информацию о настроениях «простых» немцев, сообщала, что это выступление не смогло переломить резко отрицательное воздействие катастрофы на Волге на немецкое население. Среди целого ряда «упаднических», «пораженческих» высказываний приводилось и такое: «Сталинград – братская могила вермахта». Удивительно точное определение!

За всю войну в Германии в связи с поражением немецких войск был объявлен трёхдневный траур единственный раз – в начале февраля 1943 года.

Английский историк Энтони Бивор (Antony Beevor) в своей книге «Падение Берлина. 1945» (на русском языке – изд-во АСТ, 2004 год, стр. 3) приводит такой эпизод:

1 февраля 1943 года среди развалин Сталинграда группу измождённых немецких военнопленных, шедших под конвоем, остановил советский полковник. Он показал пленным на разрушенные здания и сказал на хорошем немецком языке: «Так будет выглядеть ваш Берлин!»…

Поделиться ссылкой:

Один комментарий

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.