2019-12-05_17-20-00

Трагедия в Беслане: какие остались вопросы?

До трагедии в Беслане в течение 2004 года было совершено шесть террористических актов, в которых погибли 238 человек. Ответственность за все семь терактов 2004 года взял на себя Шамиль Басаев.

Подготовка теракта

Банда, ответственная за теракт в школе № 1 Беслана, насчитывала 34 человека. Большинство террористов были чеченцами и ингушами. Возглавлял бандитскую группу Руслан Хучбаров по прозвищу «Полковник» – 31-летний ингуш, который уже несколько лет разыскивался за убийство и по подозрению в участии в терактах. Состав вооружённой банды был сформирован под руководством Аслана Масхадова (он впоследствии отрицал свою роль в этом деле), Шамиля Басаева и Абу Дзейта.

Теракт в Беслане был спланирован с учётом ошибок, сделанных во время террористического акта на Дубровке в 2002 г., когда всех заложников держали в одном помещении, вентиляция которого происходила исключительно по воздухопроводным трубам, что позволило российским спецподразделениям закачать усыпляющий газ и ликвидировать всех террористов.

Школа № 1 в Беслане, третьем по величине городе Северной Осетии, была для террористов удобным объектом для захвата. Эта школа, самое старое из бесланских средних учебных заведений, была построена ещё в 1889 г., и за годы её существования к основному зданию был добавлен ряд пристроек, в результате чего школа представляла собой весьма запутанную структуру классных кабинетов, залов и коридоров. Дополнительное преимущество создавала форма школьного двора, которая позволяла захватчикам быстро, малыми усилиями перекрыть пути побега.

День первый

Утром 1 сентября террористическая группировка на двух крытых грузовиках подъехала к школе. В это время во дворе школы проходила торжественная линейка. Выстрелами в воздух террористы загнали в здание более 1100 человек. Захвата избежали, по данным разных источников, от 50 до 150 человек – в основном старшеклассники, успевшие в суматохе выбежать со двора. Во время начальной стадии захвата террористами были убиты двое мужчин. Кто-то из местных жителей застрелил одного боевика.
Отобрав порядка 20 мужчин и старшеклассников, террористы заставили их стаскивать стулья и парты к выходам и окнам. Сами окна было приказано разбить, чтобы лишить правоохранительные органы возможности использовать газ, как это было сделано при освобождении театрального центра на Дубровке. Только в спортзале окна оставались наглухо закрытыми.

У входов и в коридорах были установлены самодельные взрывные устройства, начинённые металлическими шариками – поражающими элементами. В спортзале взрывчатка была разложена на стульях и подвешена на баскетбольные кольца и два троса, протянутые между ними. Провода от бомб шли к двум замыкающим педалям, расположенным в противоположных концах зала. Террористы попеременно дежурили на педалях на протяжении всего захвата. Взрывные устройства располагались и в других помещениях.

Два с половиной дня, проведённые заложниками в школе, были для них временем постоянных издевательств и запугиваний. Террористы отказывали заложникам в минимальных естественных потребностях (в посещении туалета, в воде, не говоря уже о пище), требовали говорить только на русском языке, при малейшем шуме стреляли в воздух.

В 11:05 террористы через заложницу передали оперативному штабу записку с требованием привлечь к переговорам с ними президента Ингушетии Мурата Зязикова и ещё двух человек. Они пригрозили при убийстве любого из членов группировки расстрелять 50 заложников, при ранении – 20 человек, при уничтожении 5 боевиков – всё взорвать. Там же был указан номер телефона террористов, но, видимо, с ошибкой, так как связаться с ними не удалось. Не вышло поговорить с ними и по громкой связи – в ответ на попытку муфтия Северной Осетии Руслана Валгасова установить контакт боевики открыли стрельбу.

Между 16:00 и 16:30 в здании школы прогремел взрыв и раздались выстрелы. Как стало известно позднее, рядом с заложниками, баррикадировавшими здание, подорвалась одна из смертниц. Заложников, оставшихся в живых после этого взрыва, боевики расстреляли. Всего тогда погиб 21 человек. Находившимся в зале людям сообщили, что «ваши выстрелили по вам из танка». Тела убитых выбросили из окна второго этажа руками двух заложников, один из которых, 33-летний Аслан Кудзаев, воспользовавшись моментом, выпрыгнул из окна и сумел убежать. Кроме него, удалось спастись Юрию Айларову: притворившись мёртвым, он улучил момент и выпрыгнул из окна, под которым простоял вне видимости боевиков до наступления темноты.

Террористы передали окружившим школу силовикам вторую записку, в этот раз номер телефона был указан правильно. В ходе разговора заявили, что заложники были убиты, потому что с захватчиками не выходили на контакт, и потребовали на переговоры советника президента России Асламбека Аслаханова, Когда вечером в Беслан прилетел доктор Рошаль, террористы отказались пустить его в здание и принять предложенную им воду и пищу.
В ночь с 1-го на 2 сентября было созвано экстренное заседание Совета Безопасности ООН, осудившего акт захвата заложников и потребовавшего немедленного и безоговорочного их освобождения. Но что для террористов ООН?

День второй

С утра 2 сентября террористы дали возможность некоторым заложникам поговорить по телефону со своими родными, заставляя уговаривать их сделать всё возможное, чтобы не допустить штурма школы. На предложение денег и организации коридора для безопасного выезда за пределы Северной Осетии, сделанное оперативным штабом, террористы ответили отказом. Ничего не вышло и из многих попыток связаться с тогдашним президентом Чеченской республики Ичкерия (ЧРИ) Асланом Масхадовым, который, как считается, мог бы оказать давление на террористов. Террористы впустили в захваченное ими здание только Руслана Аушева, бывшего президента Ингушетии.

Позже он рассказывал: «Когда меня провели в помещение спортзала, то, что я увидел, меня потрясло, – весь зал был забит женщинами, детьми, стариками, которые сидели, лежали, стояли, в помещении была жуткая жара, дети были раздеты. По моим прикидкам, в здании школы находилось не менее 1000 заложников». Аушеву удалось убедить террористов отпустить 24 человека – матерей с детьми грудного возраста.

Жаркая погода, смрад и отсутствие вентиляции в зале всё больше усугубляли состояние заложников: многие теряли сознание. Предложения доставить заложникам воду, пищу и медикаменты боевики неизменно отвергали. По рассказам очевидцев, они стали во второй день более нервными. Возможно (сейчас можно лишь предполагать), из-за неуступчивости властей, которые никак не отреагировали на записку с требованием о выводе федеральных сил из ЧРИ и предложением перемирия по принципу «независимость ЧРИ в обмен на безопасность».

День третий

Утром третьего дня боевики перемонтировали взрывную цепь и обстреляли из гранатомётов близлежащую территорию, ранив одного милиционера. К 11:00 переговорщикам удалось договориться об эвакуации тел, выброшенных из окна в первый день. В 12:40 к школе подъехала машина с четырьмя спасателями.

Спасатели ещё не закончили эвакуацию, когда в 13:05 в спортзале прогремело 2 взрыва, частично обрушилась крыша здания. Террористы сразу открыли огонь по спасателям, убив одного из них. В 13:30 в спортзале произошёл третий, самый мощный взрыв.
Первые же взрывы создали панику среди заложников, они начали выпрыгивать из окон и выбегать через дверь во двор школы. Террористы стреляли по ним из автоматов и гранатомётов, убив 29 человек. Оставшихся в живых перегнали из спортзала в актовый зал и столовую. Заложников, не способных передвигаться самостоятельно, убивали.

Операция по спасению

Согласно официальной хронике, приказ силовикам приступить к операции по спасению заложников и обезвреживанию террористов был отдан через пять минут после взрывов. Началось прицельное уничтожение террористов, в котором участвовали и местные мужчины, занявшие ближайшие к школе здания и вооружённые разнокалиберным стрелковым оружием. Под их прикрытием группа из военнослужащих, милиционеров и гражданских лиц устремилась к зданию для эвакуации из школы заложников.

Около двух часов дня в спортзал через окна тренажёрного зала проникли сапёры. В это время террористы из помещения столовой вели по спортзалу автоматный и гранатомётный огонь. Заложников они выставили на окна в качестве «живого щита».

После этого в бой был введён спецназ. Прорыв в здание осуществлялся с трёх направлений: южный флигель (столовая и мастерские), тренажёрный зал и библиотека. Наиболее ожесточённое сопротивление оказали боевики, рассредоточившиеся по классным комнатам, коридорам и актовому залу на 2-м этаже школы и по-прежнему прикрывавшиеся «живым щитом» из детей и женщин.

Несмотря на стрельбу с обеих сторон, эвакуация заложников не прекращалась. Не хватало носилок и переносных лестниц, их пришлось изготавливать из первого попавшегося материала. Многих обессиленных заложников выносили на руках и, поскольку не хватало машин «скорой помощи», на частных машинах отвозили в городскую больницу. Тяжелораненых увозили во Владикавказ.
Ликвидация террористов продлилась почти до полуночи. В ходе операции по зданию несколько раз стреляли из танка и огнемётов. Применение таких средств ведения боя в условиях, когда ещё не все заложники покинули школу, впоследствии было оценено как один из наиболее спорных моментов проведения штурма.

Все террористы, кроме одного, были уничтожены. Оставшийся в живых Нур-Паши Кулаев впоследствии был приговорён к пожизненному заключению.
В результате теракта погибло 334 человека, в том числе 186 детей, более 800 были ранены.
Во время штурма были убиты 10 сотрудников российского спецназа, в том числе командиры трёх штурмовых групп: подполковник Олег Ильин, подполковник Дмитрий Разумовский и майор Александр Перов. Они были посмертно представлены к званию «Героя России».
Ответственность за теракт в Беслане публично взял на себя Шамиль Басаев, опубликовав заявление на сайте чеченских сепаратистов «Кавказ-центр» 17 сентября 2004 г. Он бы уничтожен только 10 июля 2006 г.

Расследование обстоятельств теракта, кроме Генеральной прокуратуры России, проводили несколько независимых друг от друга комиссий, экспертных групп и общественных организаций. Однако многие обстоятельства, относящиеся как к проведению самого теракта, так и к действиям правительства во время переговоров и штурма здания, вызывают множество вопросов, ответы на которые до сих пор не известны широкой публике…

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.