2019-12-03_12-01-13

Трагическая судьба «Императрицы Марии»

20 октября 1916 года, на рейде у Севастополя после серии взрывов затонул флагман Черноморского флота, линейный корабль «Императрица Мария». В одной из крупнейших катастроф военно-морского флота России погибли 216 человек.

Непобедимая «Мария»

После окончания русско-японской войны и трагедии Цусимы возрождение военного флота стало одной из главнейших задач России. Тем более что давний противник Турция заказала английским судостроителям три современных линкора. Это сразу же обеспечивало ей подавляющее превосходство на Чёрном море. 17 октября 1911 года на верфях города Николаева была проведена торжественная церемония закладки сразу трёх однотипных линкоров: «Императрица Мария», «Император Александр III» и «Императрица Екатерина Великая». Строительство кораблей шло ударными темпами, и в июне 1915 года «Императрица Мария» вступила в строй Черноморского флота.

Своё название корабль получил по имени императрицы Марии Фёдоровны, супруги покойного российского императора Александра III. По другим данным, в память о парусном флагманском корабле адмирала П. С. Нахимова, участвовавшего в Синопском сражении. Линкор по праву считался гордостью отечественного судостроения. Длина 168 метров, ширина 27,4 метра, осадка 9 метров. Водоизмещение до 25 465 тонн. Скорость 21 узел (38,9 км/ч). Дальность плавания до 3000 миль. На борту корабля находились двенадцать 305-мм орудий главного калибра, двадцать 130-мм орудий, имелась противоминная артиллерия и торпедные аппараты. Линкор обошёлся в 29 миллионов рублей. Экипаж корабля состоял из 1220 матросов и офицеров.

С первых дней войны на Чёрном море развернулись боевые действия. Особую опасность представляли немецкий линейный крейсер «Гёбен» и лёгкий крейсер «Бреслау», которые вошли в состав турецкого флота. В октябре 1914 года из пушек «Бреслау», на котором, служил лейтенантом будущий гросс-адмирал Карл Дёниц (Karl Dönitz), был обстрелян порт Новороссийск. В то же время крейсер «Гёбен» совершил нападение на Севастополь. Германские корабли топили русские торговые суда и канонерские лодки, минировали проливы и выходы из бухт. Пользуясь своей быстроходностью, они легко уходили от русских крейсеров. С вводом в строй линкора «Императрица Мария», на котором поднял свой флаг командующий Черноморским флотом вице-адмирал А. В. Колчак, обстановка коренным образом изменилась.

Больше года линкор участвовал в боевых походах, совершил более 20 рейдов, потопил немало турецких судов. Осенью 1915 года он прикрывал группу русских кораблей в стратегической операции по отсечению главных баз турецкого флота от угольного района Зонгулдак. «Мария» вместе с другими кораблями громила порты на вражеском побережье. Участвовала в Трапезундской десантной операции, завершившейся захватом турецкого порта Трапезунд.

Линкору едва не удалось потопить крейсер «Бреслау». Его спасла погода. Укрывшись под пеленой внезапно налетевшего шторма, неприятельский корабль ушёл от погони. А крейсер «Гёбен» в 1916 году только трижды рискнул зайти в Чёрное море. В противоборстве с «Императрицей Марией» противник оказался бессилен.

Взрыв на рассвете

20 октября 1916 года «Императрица Мария», вернувшись из очередного боевого похода, стояла в Северной бухте Севастополя. В шесть утра прозвучал сигнал побудки. Примерно через четверть часа матросы, находившиеся у первой башни главного калибра, услышали шипение горящего пороха. Из амбразур башни вырывались клубы дыма и пламени. На корабле сыграли пожарную тревогу. В 6 часов 20 минут корабль потряс сильный взрыв. Над носовой частью «Императрицы Марии» высоко вверх поднялся чёрный шлейф дыма. Взрывом вырвало участок палубы, снесло боевую рубку, мостик, носовую трубу и фок-мачту.

Десятки моряков были убиты, ранены, обожжены или сброшены силой взрыва за борт. Отключилось электричество, перестали работать пожарные насосы. Капитан 1 ранга И. С. Кузнецов отдал команду затопить артиллерийские погреба. По тревоге к терпящему бедствие кораблю подошли пожарные катера. На линкор прибыл вице-адмирал Колчак. Но помочь «Марии» уже было невозможно. Последовала ещё серия взрывов. Часть корпуса ниже ватерлинии и водонепроницаемые перегородки разрушились. Линкор стал быстро оседать носом, и крениться на правый борт. Командующий флотом приказал покинуть гибнущий корабль. Менее чем через час после первого взрыва «Императрица Мария» перевернулась вверх килем и затонула.

Вместе с «Императрицей Марией» погибли 152 человека. Ещё 64 скончались в госпиталях от полученных ран и ожогов. Десятки людей получили увечья и стали инвалидами. Их могло оказаться намного больше, если бы в момент взрыва, произошедшего в носовой башне линкора, его экипаж не находился на молитве на корме корабля. Многим морякам спасло жизнь то, что они были в береговом увольнении до утреннего подъёма флага.

Расследование причин катастрофы

На следующий день после катастрофы из Петрограда в Севастополь выехала следственная комиссия под председательством адмирала Н. М. Яковлева. В её состав входил известный кораблестроитель, проектировавший линкор, академик А. Н. Крылов. После тщательного изучения всех обстоятельств, опроса очевидцев дознаватели пришли к выводу, что причиной гибели корабля «послужил пожар, возникший в носовом зарядном артиллерийском погребе главного калибра линкора, повлёкший за собой взрыв пороха и снарядов… Предотвратить гибель линкора после повреждения наружного борта было невозможно».

Но отчего же произошёл пожар? Комиссия остановилась на трёх наиболее вероятных причинах: самовозгорание пороха, небрежность в обращении с огнём или самим порохом и злой умысел, иными словами, диверсия. К версии самовозгорания склонялся Колчак. Однако многие специалисты считали эту гипотезу несостоятельной. Весь процесс изготовления пороха строго контролировался, и каждая его партия проходила все необходимые испытания. Вот мнение бывшего вахтенного начальника «Императрицы Марии» мичмана В. В. Успенского: «Наши пороха отличались исключительной стойкостью, и о каком-либо самовозгорании не могло быть и речи. Совершенно необоснованно предположение о нагревании пороха от паровых трубопроводов, возможности электрозамыкания. Коммуникации проходили снаружи и не представляли ни малейшей опасности».

После проверки обстоятельств комиссия сочла версию о несоблюдении мер безопасности маловероятной. Однако бывший старший офицер «Императрицы Марии» А. В. Городысский писал в «Морском сборнике», изданном в Праге в 1928 году, что линкор погиб из-за неосторожного обращения с боезапасом. В своей статье он вспоминал: «Кондуктор Воронов спустился в погреб, чтобы записать температуру и, увидев неубранные полузаряды, решил не беспокоить „ребят“, убрать их сам. По какой-то причине он уронил один из них…». Проверить это утверждение невозможно, Воронов пропал без вести. Его даже заподозрили в причастности к взрыву, но прямых улик не было.

Комиссия не исключала злой умысел. Она сделала вывод, что «на линкоре имелись существенные отступления от уставных требований в отношении доступа в артиллерийские погреба. В частности – многие люки башни не имели замков. Во время стоянки в Севастополе на линкоре работали представители различных заводов. Пофамильная проверка мастеровых не производилась».

В 1917 году русская агентура, работавшая в Германии, добыла и доставила в Морской штаб несколько небольших металлических трубочек, оказавшихся сделанными из латуни механическими взрывателями. Позже выяснилось, что точно такая же трубка была найдена в бомбовом погребе таинственно взорвавшегося, но не затонувшего итальянского дредноута «Леонардо да Винчи». Пронести на «Императрицу Марию» подобную трубку и подложить её в незапиравшееся подбашенное отделение не составляло особого труда. Это вполне мог сделать или кто-то из рабочих, или кто-то при перегрузке угля с барж на линкор незадолго до взрыва.

Кстати, интересен следующий установленный факт. Закордонный агент Петроградского департамента полиции Шарль (настоящее имя – Бенициан Долин) вышел на контакт с немецкой военной разведкой и получил задание вывести из строя «Императрицу Марию». Однако ни полицейские начальники, ни военные власти не оценили важности полученной информации. В результате контакты с германской разведкой оказались прерванными. Меры по предотвращению диверсии не были приняты.

В 1933 году органами ОГПУ Украины в Николаеве была разоблачена резидентура немецкой разведки, возглавляемая инженером В. Э. Верманом. Целью немецких шпионов являлось совершение диверсий на Николаевском заводе, а также сбор информации о строящихся там судах, большинство из которых были военными. На допросе Верман сообщил, что начал сотрудничать с немецкой разведкой ещё в 1908 году. Впоследствии, возглавив шпионскую сеть на юге России, он завербовал нескольких инженеров, которые специально перешли работать на Николаевские судостроительные заводы. Верман был депортирован из Николаева ещё до взрыва «Императрицы Марии», однако диверсия могла быть осуществлена по его замыслу. За разведывательную деятельность в пользу Германии он был награждён Железным крестом 2-й степени. После окончания Гражданской войны Верман возвратился в Николаев и продолжил работать на немецкую разведку.

К сожалению, чекистов в 1933 году мало интересовали подробности давней шпионской истории. Архивных документов, доказывающих участие группы Вермана в подрыве линкора, обнаружить не удалось. Подробно рассказавший о своей шпионской деятельности Верман избежал расстрела. Следователю он заявил, что разведчиков такого ранга не расстреливают. И оказался прав. Шпиона обменяли на Георгия Димитрова и его соратников, обвинённых нацистами в поджоге Рейхстага. Высказывались и другие версии гибели «Императрицы Марии», однако установить виновников катастрофы теперь уже вряд ли возможно.

Печальная участь «Императрицы»

В конце 1916 года начались работы по подъёму линкора. Академик А. Н. Крылов предложил простой и оригинальный способ. Он предусматривал подъём линкора вверх килем путём постепенного вытеснения воды из отсеков сжатым воздухом, ввод в таком положении в док и восстановления всех разрушений корпуса. После выгрузки из корабля оставшихся боеприпасов его отбуксировали в док. Но в условиях Гражданской войны корабль так и не был восстановлен, и в 1926 году его разобрали на металлолом. Во время катастрофы многотонные башни 305-мм орудий сорвались с линкора и затонули. В 1931 году специалисты Экспедиции подводных работ особого назначения подняли их. В некоторых СМИ можно прочитать, что орудия линкора были установлены на берегу для прикрытия со стороны моря главной базы Черноморского флота. Однако, по мнению писателя С. Е. Виноградова, автора книги «„Императрица Мария“ – возвращение из глубины», ни одно из этих орудий не имело отношения к обороне Севастополя в 1941−1942 годах.

Гигантское орудие сегодня можно увидеть в музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе. Оно находилось на линкоре «Император Александр III», который вошёл в состав Черноморского флота после революции под названием «Воля».

Тридцать девять лет спустя после гибели «Императрицы Марии» в Севастопольской бухте при невыясненных обстоятельствах произошёл взрыв флагманского линкора советского флота «Новороссийск». Впрочем, это уже совсем другая история.

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.