2019-11-29_19-32-42

Совпадение или продуманный шаг? Почему в 1950 году вернули смертную казнь

В марте 1947 года Иосиф Сталин отменил высшею меру наказания. Вождь считал, что эта мера исчерпала себя и в мирное время она не пригодиться.

Однако уже через три года, в январе 1950 года, вышел указ, который разрешил по приговору суда расстреливать: шпионов, изменников родины и подрывников диверсантов.

Первыми расстреляли участников «ленинградского дела»: Петра Попкова, Алексея Кузнецова, Николая Вознесенского, Михаила Родионова, Якова Капустина и Петра Лазутина. Приговор привели в исполнение 1 октября 1950 года, спустя час после его оглашения.

Совпадение или продуманный шаг? Почему в 1950 году вернули смертную казнь

Что же это было за дело и почему к фигурантам этого дела применили высшую меру?

По свидетельствам очевидцев во многом этому косвенно поспособствовал Сталин. В 1948 году находясь на отдыхе в Абхазии, вождь поделился с товарищами о том, что пришла пора ему задуматься о преемниках. На посту Председателя Совмина СССР он видел Николая Вознесенского, а Генсеком ЦК ВКП(б) — Алексея Кузнецова.

Оба кандидата были ленинградцы, отлично проявившие себя в годы Великой Отечественной войны. Но только вот Берия и Маленков явно планировали другой расклад, а поскольку цель у них была одна, то и усилия по устранению конкурентов они координировали вместе.

Для начала они взялись за соратников Вознесенского и Кузнецова. И первым из них стал первый секретарь Ленинграда Петр Попков. Его, уже в феврале 1949 года, освободили от занимаемой должности со строгим выговором. Этого хватило, чтобы колесо по делу «ленинградцев» закрутилось.

Далее Кузнецова командировали подальше на Дальний Восток, а в марте сняли и Воскресенского со всех постов. Позже, арестовали второго секретаря Ленинграда Капустина, из которого и выбили все компроматы на остальных.

К октябрю 1949 года были арестованы Попков, Кузнецов, Вознесенский,
Родионов и Лазутин. Их всех обвинили в групповщине и заговоре, а выбить доказательства, что они — агенты иностранной разведки, было уже делом техники…

Сталин, со своей маниакальной подозрительностью, поверил в шпионскую версию Берии и дал «добро» на расправу…

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.