2019-09-30_19-41-15

Как пьяная выходка привела летчика-героя к расстрельной статье

Михаил Ильич Косса родился 20 октября 1921 года в семье украинского крестьянина в селе Мало-Екатериновка Камышеватского района Запорожской области.

В 1940 году Михаил Косса был призван в ряды Красной Армии. Учитывая летную подготовку и острое желание служить в авиации, он направлен на обучение в Качинскую военно-авиационную школу пилотов, которую закончил в 1941 году.

С 1 мая 1942 года сержант Михаил Косса участвует в воздушных боях в качестве пилота 247-го истребительного авиационного полка на Северо-Кавказском, Южном и Закавказском фронтах. С первых же дней показал себя храбрым воздушным бойцом, смело вступающим в бой с превосходящими силами противника.

Личный счет побед М. Косса открыл 21 мая 1942 года. В тот день шестерка Як-1 вылетела на прикрытие наших войск, переправляющихся через Керченский пролив. В небе появились 30 немецких бомбардировщиков Ю-88 под сопровождением 8 истребителей Me-109. Завязался воздушный бой. Не выдержав атак наших истребителей, немцы стали поспешно сбрасывать бомбы в море, не причиняя вреда советским войскам. М. Косса поджег один Ю-88, который стремительно стал падать на землю. Из горящего самолета выпрыгнули два члена экипажа, которые были взяты в плен советскими наземными частями.

12 июля 1942 года в воздушном бою в районе Криворожья он сбивает немецкий истребитель Ме-109ф. 18 июля 1942 года в районе Веселогорска — бомбардировщик Хе-111. Еще через два дня, 20 июля, в районе Волошино был сбит еще один бомбардировщик Хе-111. Спасшиеся на парашютах немецкие летчики были взяты в плен.

Представляя в июле 1942 года сержанта М.И. Коссу к правительственной награде, командование 247-го ИАП отмечало: «Участник Отечественной войны с 1 мая 1942 г. Летает на самолетах: И-153, И-16, ЯК-1. Техника пилотирования хорошая, штурманская подготовка хорошая. Случаев потери ориентировки не было. За этот период произвел 62 боевых самолетовылетов, из них: сопровождение бомбардировщиков и штурмовиков — 36 самолетовылетов, разведка войск противника — 12 самолетовылетов, прикрытие войск и объектов — 15 самолетовылетов. Проведено 10 воздушных боев, в результате чего сбил 4 самолета противника, из них: 2 ХЕ-1 И, 1 Ю-88, 1 ME-109. В групповом воздушном бою сбил 1 ME-109.

Один из молодых растущих пилотов, как летчик истребитель всегда ищет самолеты противника и встретив их, преследует до полного уничтожения. В течение последних дней в составе ВВС 4 Воздушной армии сбил 3 самолета противника. Службу сопровождения выполняет отлично. Боевое оружие и технику всегда содержит в полной исправности, отлично обеспечивает и содержит самолеты в полной боевой готовности. Не имеет случаев поломок и аварий. Среди старых и особенно молодых летчиков пользуется заслуженным, деловым авторитетом.

За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленное при этом доблесть и мужество ходатайствую о награждении тов. КОССА орденом «Красное Знамя». Командир 247 ИАП майор Кутихин. Военком 247 ИАП батальонный комиссар Меркушев».

Приказом войскам Закавказского фронта № 022/н от 14 октября 1942 года сержант Косса Михаил Ильич был награжден орденом Красного Знамени. Но получить свою первую награду он не успел. 2 августа 1942 года во время выполнения боевого задания его самолет был подбит огнем зенитной артиллерии. Летчик выбросился из горящей машины с парашютом, который раскрылся лишь в 70 метрах от земли. Косса упал на крышу сарая в одной из деревень на оккупированной территории. Его приютила и спрятала у себя гражданка Сук. Проживая у нее под видом мужа, М. Косса дважды арестовывался местной полицией и помещался в тюрьму. Однако оба раза освобождался, благодаря настойчивым просьбам и заявлениям гражданки Сук.

В январе 1943 года местность, где прятался Михаил Косса, была освобождена советскими войсками. После прохождения всех проверок он был допущен к боевым полетам и направлен служить в 8-й истребительный авиационный полк. 8 февраля 1942 года приказом народного комиссара обороны СССР № 64 полк был преобразован в 42-й гвардейский. В нем М. Косса прослужил до последних дней войны.

С февраля 1943 года 42-й гвардейский истребительный авиационный полк действовал на Северо-Кавказском фронте. 2 апреля 1943 года М. Косса увеличил свой боевой счет сразу на 2 вражеских истребителя, сбитых им в одном воздушном бою. Звено под командованием заместителя комэска И. Горбунова вылетело на прикрытие наших войск. В районе Троицкой наведенные по радио наши летчики обнаружили самолет-разведчик ФВ-189 под прикрытием двух Me-109. Горбунов атаковал разведчика и сбил его. Тем временем М. Косса занялся истребителями прикрытия. В результате боя он сбил обоих в районе станицы Анастасиевской. Свидетелями этого боя были наши наземные войска, в том числе и генерал-майор авиации А.В. Борман. Через три дня, 5 апреля 1943 года, приказом командующего 4-й воздушной армии генерал-лейтенанта К.А. Вершинина за № 025/н советских летчиков наградили орденами Красного Знамени.

Вскоре за проявленное мужество и очередные воздушные победы над врагом Михаил Косса был представлен к новой правительственной награде. 9 июня 1943 года в наградном листе командир 42-го гвардейского ИАП гвардии подполковник Гарбарец отмечал: «За период боевых действий тов. Косса произвел 137 боевых вылетов с налетом 149 часов, из них на сопровождение штурмовиков и бомбардировщиков — 62, произвел 21 разведку войск и важнейших коммуникаций противника, 15 штурмовок по аэродромам и войскам противника, в результате которых уничтожил 1 танк, 16 автомашин, 2 зенточки, до 10 лошадей с повозками, до 50 солдат и офицеров.
Он провел 50 воздушных боев с превышающими группами противника, в результате которых лично сбил 9 самолетов и в составе группы 3 самолета противника.
После награждения тов. Косса произвел 15 боевых вылетов, провел 13 воздушных боев, в результате которых лично сбил 3 и в составе группы 1 самолет противника.

В апреле месяце 1943 года тов. Косса был командирован в 212 ИАП, вновь прибывший на фронт, для передачи боевого опыта молодому летному составу. Тов. Косса отлично справился с поставленной задачей. Он в дни прорыва вражеской обороны в районе Новороссийск водил группы молодого летного состава на боевые задания и 21 апреля 43 года, вылетев с группой 8 ЯК-1, в воздушном бою с Me-109 до 16 самолетов показал как нужно драться с врагом. В этом бою он лично сбил 1 Me-109 и в составе группы 1 Ю-88. О чем подтверждают наземные войска и летчики.
Особо отличился тов. Косса в дни наступления Красной Армии на Кубани. 28 мая 1943 года в один день тов. Косса сбил 2 самолета противника. Вылетев в составе 8 ЯК-1 в р-н Киевское, на прикрытие наступающих войск, он смело до дерзости производил атаки вражеских бомбардировщиков, шедших группами до 66 самолетов бомбить передовой край наших войск, в результате атак сбил 1 Хе-111, который упал горящим 8 км сев. Крымская. Из сбитого бомбардировщика выбросилось 4 немецких парашютиста, которые взяты в плен. Подтверждает телеграмма 216 САД.

В другом вылете тов. Косса подбил и посадил на фюзеляж 1 Ме-109г в р-не 3 км. Зап. Троицкая. Немецкий летчик взят в плен и доставлен в часть.
За проявленные мужество и геройство в воздушных боях, за 3 самолета противника сбитые лично и 1 в составе группы гвардии младший лейтенант Косса достоин правительственной награды».
Приказом 4-й воздушной армии № 059/н от 1 июля 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество гвардии младший лейтенант Косса М.И. был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени.

Вскоре о Михаиле Коссе заговорили как об одном из лучших воздушных ассов. На страницах фронтовых газет он не раз делился своим боевым опытом, рассказывал молодым летчикам об особенностях высотного боя, о том, как сбитый им ас люфтваффе, герой Бизерты и Туниса Г. Мыслер заявил после пленения:
— Хорошие у вас машины. А русские летчики не имеют себе равных.
Михаил Косса участвует в воздушных сражениях в период освобождения Кубани, Таманского и Керченского полуостровов и Крыма. Грудь летчика-аса украсили три ордена Красного Знамени, ордена Отечественной войны 1-й и 2-й степени, медали. В 1943 году коммунисты части приняли М.И. Коссу в свои ряды.

Свой последний немецкий самолет Михаил Косса сбил в последние дни войны. 1 мая 1945 года он вылетел на прикрытие штурмовиков в районе Миритц. В небе появилось 16 ФВ-190. Восьмерка Як-9 приняла бой. Во время атаки М. Косса сбивает один вражеский самолет, который, объятый пламенем, упал в 3 километрах северо-восточнее мыса Хрони.

К концу войны заместитель командира эскадрильи 42-го гвардейского истребительного авиаполка (269-я истребительная авиадивизия, 4-я воздушная армия, 2-й Белорусский фронт) гвардии старший лейтенант М.И. Косса совершил 375 боевых вылетов.
В наградном листе на представление М.И. Коссы к званию Героя Советского Союза указывалось: «Провел 113 воздушных боев, в большинстве случаев с превосходящими силами противника, при этом сбил лично 15 немецких самолетов, их них 8 бомбардировщиков (2 Ю-88, 4 Хе-111,2 Ю-87) и 7 истребителей (6 Me-109, 1 ФВ-190). Кроме того, в составе группы сбил 4 и лично подбил 4 самолета противника.
Из 375 боевых вылетов на сопровождение штурмовиков и бомбардировщиков он произвел 108, на прикрытие наземных войск — 162, на разведку разведку войск противника — 58, на перехват немецких самолетов — 10. При сопровождении штурмовиков произвел 37 штурмовок. Всего на счету летчика 44 штурмовых удара по технике и живой силе противника. При этом он уничтожил и повредил до 35 автомашин с грузами, 2 танка, 13 зенитных точек МЗА, 8 повозок, убил до 15 лошадей и истребил до 60 гитлеровцев».

Но с присвоением высокого звания не спешили. Видимо, у больших начальников вызывала обеспокоенность наличие в биографии Коссы отметок особых органов о его нахождении на оккупированной территории.

Только через год после окончания войны пришла радостная весть. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1946 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм гвардии старшему лейтенанту Коссе Михаилу Ильичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 8100).

Испытание славой — тяжелое бремя, и выдерживает его не каждый. Так случилось и с молодым Героем. Внешне все оставалось благополучно. Гвардии капитан М.И. Косса служит в должности командира авиаэскадрильи в 54-м ИАП, много летает, осваивает новую технику. Но это все в воздухе. А на земле появляются шумные компании, каждый из сослуживцев и случайных знакомых не прочь пропустить рюмочку-другую с известным летчиком и Героем. Находятся завистники, которые с охотой докладывают куда надо о высказываниях и пьяных откровениях Коссы.

В стране в это время началось преследование лиц, находившихся на оккупированной территории. Карающие органы проявляют повышенный интерес к Коссе.
Его вызывают на допросы, унижают, на партсобраниях устраивают проработки. В 1949 году М.И. Косса окончил Краснодарскую высшую офицерскую школу штурманов ВВС. Он надеялся получить новую, более высокую, должность. Вместо этого в мае 1949 года майор Косса М.И. был назначен командиром авиационного звена учебного центра Добровольного общества содействия авиации (ДОСАВ), расположенного в селе Ротмистровка Киевской области Украины. Фактически это было понижение и отчисление из военной авиации.

Копившиеся проблемы и обиды стали обостряться. Выход из сложившейся сложившейся ситуации Косса стал искать с помощью алкоголя. Пьяные застолья становились все более частыми.
22 сентября 1949 года майор Косса в состоянии алкогольного опьянения поднял в воздух самолет Як-9т, принадлежавший аэроклубу, и направился в сторону границы. Совершил посадку на аэродроме Сучава на территории Румынии. Был арестован местными полицейскими и передан советским властям.

24 сентября 1949 года майор М.И. Косса был арестован. Было возбуждено уголовное дело № 2969/100327, в рамках которого М.И. Коссе было предъявлено обвинение в измене Родине. Ему припомнили все. Нахождение на оккупированной территории превратилось в сотрудничество с немцами. Разговоры с собутыльниками — в антисоветскую пропаганду. Пьяная выходка с перелетом границы — в попытку перебежать на сторону Англии или США с целью сообщить им секретные сведения.

Окончательно вина М.И. Коссы была сформулирована в обвинительном заключении, утвержденном 30 декабря 1949 года заместителем министра госбезопасности СССР генерал-лейтенантом Огольцовым: «2 августа 1942 года, выполняя боевое задание, оказался на территории, временно оккупированной немцами, и, будучи ими арестован, на допросе в гестапо дал подписку о сотрудничестве с немецкими карательными органами.

Являясь агентом немецких карательных органов, при наступлении частей Советской армии Косса в начале 1943 года пробрался на службу в одну из частей Донского фронта, где до окончания Отечественной войны проводил среди личного состава антисоветскую агитацию, направленную против политики ВКП(б) и Советского правительства.

В силу враждебных убеждений к существующему в СССР строю и, будучи озлобленным за перевод на службу в ДОСАВ, Косса продолжал заниматься антисоветской деятельностью и готовился к измене Родине.
В осуществление преступных замыслов Косса 22 сентября 1949 года как командир звена учебного центра ДОСАВ, на самолете Як-9т поднялся в воздух, перелетел государственную границу, намереваясь достичь территории Турции, однако из-за отсутствия горючего произвел вынужденную посадку на аэродроме Сучава, Румыния…

При осуществлении перелета в Турцию Косса имел в виду встретиться с представителями посольства и военной разведки США или Англии, которым выдать шпионские сведения о известных ему данных из области советской авиации и сделать клеветническое заявление на Советский Союз».
Во время суда М. Косса отказался от своих показаний, «как от вымышленных, данных в результате применения к нему мер физического воздействия, и заявил, что государственную границу он перелетел, будучи выпивши, намерений изменить Родине не имел, а на румынском аэродроме попросил выдать «два ведра бензина с тем, чтобы немедленно возвратиться в свою часть и скрыть свое пребывание за границей…».
Также Косса отказался и от обвинений в проведении «антисоветских» разговоров, которые сводились лишь к тому, что он отмечал лучшую отделку техники капиталистических стран и превосходство индивидуальных проектов домов в Германии над советскими.

Ведший дело М. Коссы следователь, майор Овчинников, в обвинительном заключении предлагал дать ему 25 лет исправительно-трудовых лагерей с конфискацией принадлежащего ему имущества. Однако судьи Военной коллегии под председательством генерал-лейтенанта юстиции Чепцова были неумолимы:
Косса Михаила Ильича лишить воинского звания майора и подвергнуть высшей мере наказания — расстрелу, с конфискацией всего имущества. Лишить его медалей: «За оборону Кавказа», «За взятие Берлина», «За взятие Кенигсберга» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» и «30 лет Советской армии и флота».
Приговор окончательный и обжалованию не подлежит».

Приговор был приведен в исполнение в тот же день — 20 апреля 1950 года…

Источники:
Звягинцев В.Е. Трибунал для героев. «ОЛМА-ПРЕСС образование», 2005.
Конев В.Н. Герои без Золотых Звезд. Прокляты и забыты. М: Яуза, Эксмо, 2008.

Поделиться ссылкой:

3 комментария

  1. Пьяная выходка — это когда морду другому в кабаке набьют, а тут реально — угнал боевой самолёт причём полетел не в Москву или за Урал, а в аккурат на Запад. При этом лётчик с опытом и точно знал куда летит. Как и хитрожопо в статье не написали важные моменты. Вылетел он с табельным ТТ, которым угрожал венгерским работникам аэродрома, чтоб заправили его самолёт и оказал сопротивление при задержании. Так же касаемо «физического воздействия при даче показаний». Кто читал материалы дела, то этот герой в процессе следствия постоянно менял свои показания. В частности он так же утверждал, что якобы погнался за самолётом-нарушителем государственной границы СССР и нёс прочую чушь выкручиваясь. Никто его не бил выбивая показания. В деле были опрошены фактически все его однополчане. При этом характеризовали они его честно как есть. Хотя бил фашистов хорошо, но вот в коллективе и сам по себе он был нехорошим человеком. Даже в мемуарах полка, его его же сослуживцы не простили за его поступки — нигде его фамилия не упоминается. Так же, почему-то не рассказывают в статье о его отношениях в семье. Он жену избивал, бухал и изменял. Причём в деле есть её показания, где она указала, что в тот день он набухался, закатил скандал с оскорблениями и высказал жене, что мол сейчас он устроит представление, что вся страна о нём заговорит.
    Поэтому нечего обелять преступников недоговаривая важные факты при этом намекая на «заслуженного героя» и как модно сейчас обсерать «кровавый несправедливый советский режим»…
    Перефразируя Маэстро, можно сказать, что «героем можешь ты не быть, но человеком быть обязан». А тут хоть и Родину защищал, но касаемо человеческих качеств — заслужил, то что заслужил. И не важно советская власть или любая другая — во все времена преступления должны наказываться не взирая на бабло, заслуги или моду …

    1. Полностью поддерживаю царь ивана.С первых буковок, что героя за пьянку расстреляли понял, что это очередная антисоветская хренотень. И это дважды побывав в гестапо выйти от туда и спокойно ждать прихода РККА чушь. Вербовка агента в будущее прошла в этом селе летчика. Косса. Рванул за бугор так как понял,что его раскусили.

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.