тигр4

Тигры: Стальные гиганты вермахта начинают и … проигрывают

Гитлер возлагал большие надежды на эти гигантские бронированные машины, при помощи которых он надеялся добиться полного превосходства над бронетанковыми силами союзников.

Но время было безнадежно упущено, — в конце 1942 года никакое «чудо-оружие» уже не в состоянии было радикально переломить ситуацию на фронтах.

Тяжелый танк «Тигр» был очень парадоксальной боевой машиной. Его, во многих отношениях, превосходные технические и боевые характеристики странным образом сочетались с абсолютно провальными технологическими решениями, которые очень часто оборачивались для этой машины самым фатальным образом.

Да, «Тигр» поражал и до сих пор не перестает поражать всех, кто видел его хотя бы раз, своими мощными, брутальными формами, сквозь которые буквально сквозит ощущение невероятной боевой мощи и неуязвимости. Толстая хромомолибденовая броня с закаленной поверхностью; самое мощное в мире танковое орудие, способное на предельно дальней дистанции «достать» любую цель, оставаясь при этом недосягаемым для противника; мощный мотор «Майбах», легко разгоняющий 57 тонн арийского железа до 40 км/ч, – все это действительно впечатляет, но, безупречная, на первый взгляд, машина, оказалась не такой уж совершенной, когда дело дошло до реального боя.

Итак, фюрер решил испытать новые танки в бою осенью 1942 года под Ленинградом. Никто до сих пор так и не смог, да уже, наверное, и никогда не сможет объяснить это, по-меньшей мере, странное решение Гитлера. Прямо скажем, особенности местности здесь не позволяли сполна использовать все преимущества нового танка, а вот его проблемные тенденции они наоборот могли усилить.

Болотно-лесистая местность совершенно не способствовала использованию орудия танка с дальней дистанции, а рыхлая и вязкая почва могла послужить серьезным препятствием для движения огромной махины. Не стоило забывать и о «слабости» мостов, далеко не каждый из которых мог выдержать вес немецкого гиганта. Да и в оперативном отношении, «Тиграм» здесь было делать особенно нечего. Фронт под Ленинградом с обеих сторон сидел в глубокой обороне, которую «Тигры», при всей своей мощи, пробить были все же не в состоянии. Да они, собственно, предназначались совсем не для прорыва обороны, а для противодействия большим массам вражеских танков, которых в тот момент с нашей стороны под Ленинградом попросту не было.
Первые четыре «Тигра» из состава 502-го батальона тяжелых танков прибыли на станцию Мга 29 августа 1942 года. Обстановка потребовала их немедленного ввода в бой: 19 августа советские войска начали Синявинскую наступательную операцию – очередную попытку прорыва блокады Ленинграда.
Гигантские машины оперативно «переобулись» на широкие гусеницы (для транспортировки по железной дороге их приходилось снимать из-за слишком большой ширины танка) и своим ходом выдвинулись в сторону фронта, но так до него и не добрались. У двух танков вышли из строя коробки передач, у третьего от перегрузки при движении по вязкому грунту загорелся двигатель. Триумфальный дебют был сорван и под прикрытием темноты сверхсекретные бронированные монстры были отбуксированы обратно на станцию Мга, где заводские механики, сопровождавшие машины, занялись их ремонтом.

Повреждения оказались очень серьезными. Ленинградская земля была настолько неласкова к «арийским хищникам», что некоторые детали, испорченные первым маршем, не подлежали восстановлению — их пришлось выписывать из Германии. Ремонт затянулся, и танки были вновь готовы к бою лишь 15 сентября.
Еще целую неделю немецкое командование не могло решить, как использовать эти секретные танки, которые, даже не успев показать себя в бою, уже создали столько проблем. Наконец, какой-то штабной умник решил, что «Тигры» можно в лучших традициях Первой мировой – для поддержки пехоты. Рота из четырех «Тигров» поступила в распоряжение 170-й пехотной дивизии, которая без особых успехов «грызла» оборону 2-й ударной армии Волховского фронта.
Боевой дебют «Тигров» состоялся 22 сентября 1942 года у печально знаменитой деревни Тортолово. С 1941 по 1944 год в этих местах немцы принимали не один десяток попыток проломить нашу оборону, а мы в свою очередь, пытались сломать их оборону. Но местность у Тортолово, представляющая собой сплошные леса и болота, не давала шансов на победу ни одной из сторон.

И вот, немцы решили, что новые «непобедимые» танки это как раз то, что нужно, чтобы овладеть этим стратегически важным куском русской земли.

Местность, где «Тиграм» предстояло вступить в первый бой, было как будто специально создано для того, чтобы подставить их под губительный огонь советской артиллерии.
Для того, чтобы добраться до советских позиций, танкам пришлось двигаться по узкой дамбе, с обеих сторон которой их поджидало вязкое торфяное болото. Вместе с «Тиграми» наступали легкие Pz III — они были подбиты буквально в первые минуты боя.
Броня «Тигров» оказалась гораздо более стойкой к огню советской артиллерии, но, в конце концов, все четыре танка были обездвижены – у одного от попадания снаряда загорелся двигатель, три других съехали с дамбы и застряли в болоте, где русские пушки метким огнем повредили «хоботы» их длинных 88-мм орудий.
Загоревшийся «Тигр» был взорван собственным экипажем, три других пришлось бросить на месте. Они надолго застряли в болоте под Тортолово и были вытащены с поля боя под жестоким артиллерийским огнем лишь спустя несколько дней. Эта сложная операция стоила немецким саперам полутора десятков убитых и раненных бойцов.

Тигры: Стальные гиганты вермахта начинают и ... проигрывают
«Тигр» приуныл под Ленинградом

Боевой эпизод под Тортолово не забыл упомянуть в своих мемуарах Гейнц Гудериан:
«В сентябре 1942 года «Тигр» вступил в бой. Ещё по опыту Первой мировой войны было известно, что при создании новых образцов вооружения следует запастись терпением и дождаться их массового производства, а затем применить их сразу в больших количествах. Зная об этом, Гитлер, тем не менее, хотел как можно быстрее увидеть в деле свой главный козырь. Однако перед новыми танками была поставлена абсолютно второстепенная задача: локальная атака в труднопроходимой местности в заболоченных лесах под Петербургом. Тяжёлые танки могли двигаться только в колонну по одному по узким просекам, попадая под огонь противотанковых пушек, расставленных вдоль них. В результате — потери, которых можно было избежать, преждевременное рассекречивание новой техники и, как следствие, невозможность в будущем застать противника врасплох».
Но, самое интересное в этом эпизоде совсем другое, – применение новейших немецких танков против наших войск осенью 1942 года прошло совершенно незамеченным для советского командования!

В конце февраля 1943 года в Ставке ВГК состоялось важное заседание, связанное с появлением на фронте нового немецкого танка «Тигр» и поиском методов противодействия этой мощной немецкой машине.

Немецкого бронированного «зверя» удалось захватить бойцам Волховского фронта 16 января 1943 года, когда один из этих танков застрял в торфяном болоте возле Синявинских высот. Экипаж покинул обездвиженную машину и был тут же перебит огнем наших пехотинцев. Практически невредимый секретный танк попал в «русский плен» и уже 18 января был отбуксирован к командному пункту 2-й ударной армии. Спустя несколько дней танк был отправлен в Москву, где к его изучению немедленно приступили специалисты АБТУ РККА.

Выводы специалистов были совсем неутешительными для нас. Это и стало одной из главных тем совещания в Ставке. Кроме членов ГКО (включая Сталина), на заседание были приглашены нарком оборонной промышленности Д. Устинов его заместители, нарком боеприпасов Б. Ванников, руководство автобронетанкового управления, ведущие конструкторы танков и артиллерийских орудий.

С сообщением о предварительных итогах изучение новейшей немецкой боевой машины выступил начальник артиллерии РККА маршал Николай Воронов.

Маршал был честен и слова его доклада встревожили всех присутствующих. Появление «Тигра» стало для наших специалистов абсолютно внезапным. Немцам удалось разработать и наладить выпуск новейшего танка в режиме полнейшей секретности и его появление на поле боя стало для нас неприятным сюрпризом.

Воронов признался, что новый немецкий танк произвел на него потрясающее впечатление – его мощная лобовая броня была не «по зубам» нашим противотанковым и танковым пушкам, а мощное 88-миллимитровое орудие «Тигра» без труда прошивала броню наших танков на дистанции до 2000 метров.

Всем стало ясно, что время качественного превосходства нашей бронетанковой техники, которая отлично показала себя в умелых руках за первые годы войны, подошло к концу. Немцы вырвались вперед, и догнать их теперь было не просто вопросом престижа – это был вопрос жизни и смерти для наших бойцов на передовой.

«У нас нет пушек, способных противостоять этим танкам!» — сказал маршал в конце своего выступления, и возразить ему никто из присутствующих не мог.

Тем не менее, найти решение «тигровой» проблемы было необходимо в кратчайшие сроки. В конструкторских бюро, на заводах и полигонах закипела работа по разработке нового вооружения, способного достойно противостоять немецким «новинкам».

Впрочем, разработка такого вооружения велась еще и до появления «Тигров», но теперь нужда заставила наших конструкторов и инженеров действовать порасторопнее.

Самое активное участие в процессе создания новых танков, самоходок и артиллерийских орудий принимал лично Сталин. Уже в апреле 1943 года Верховный подписывает приказ о начале работ по конструированию на ЧКЗ двух новых тяжелых танков с усиленным бронированием и новыми орудиями калибра 85 и 107-мм (впоследствии калибр увеличен до 122 мм).

Параллельно на ЧКЗ развернулась работа по созданию артиллерийских самоходных установок повышенной мощности.

Уже к середине августа 1943 года опытные образцы бронетанковой техники для РККА были испытаны и готовы к запуску в серийное производство. Сталин выразил желание лично увидеть новые боевые машины.

31 августа танки КВ-85, ИС-85 и САУ ИСУ-152 были доставлены в Кремль. В первых числах сентября (разные источники называют различные даты) «смотрины» новой техники с участием Верховного Главнокомандующего состоялись.

На смотре, кроме «самого», присутствовали маршал бронетанковых войск Федоренко, нарком тяжелого машиностроения Малышев, Ворошилов, Берия, Молотов и другие. Но организаторы этого мероприятия на «высшем уровне» упустили несколько мелких деталей, которые, вероятно, заставили в этот день «попотеть» не одного ответственного генерала.

Организаторы смотра явно не были готовы к тому, что вождь не просто осмотрит новые боевые машины, но и решит залезть на одну из них. Когда Сталин собрался забраться на самоходку ИСУ-152, оказалось, что делать это ему придется без помощи подручных средств – поблизости не оказалось никакой лесенки. Многочисленные генералы вызвались подставить вождю свои мощные плечи, но 65-летний Сталин отверг их помощь и сам довольно ловко забрался на броню самоходки.

Следом за ним залезли Малышев, Федоренко и главный конструктор самоходки Москвин. Оказавшись возле бронерубки, вождь открыл тяжелый люк и заглянул внутрь. Из экипажа внутри был только механик-водитель Константин Егоров. Остальных членов экипажа из машины высадили из соображений безопасности. Опешивший Егоров быстро взял себя в руки и когда Сталин спросил его об эффективности работы вентиляции в новой самоходке (в предыдущей модели — СУ-152, случалось, что экипаж «угорал» от избытка пороховых газов в боевом отделении), бодро доложил вождю, что в новой самоходке введен дополнительный вентилятор и испытательные стрельбы показали, что проблема с вентиляцией в новой самоходке полностью решена.

Сталин задал еще несколько вопросов и вполне довольный ответами, ловко спустился с брони. Остальные машины он тоже изучил обстоятельно и подробно, но на броню больше не залазил.

4 сентября 1943 года тяжелые танки КВ-85, ИС-85 (ИС-1) и самоходное орудие ИСУ-152 были приняты на вооружение РККА. Теперь у наших бойцов появились реальные машины для укрощения нацистского «зверинца». При этом вопрос с созданием новых боевых машин и пуском их в серию была решена в рекордно короткие сроки – менее чем за 4 месяца!

В январе 1944 года новые танки ИС (Иосиф Сталин), на которых нашим танкистам суждено дойти до Берлина, начали поступать в боевые части.

Вот что значит – «деловой подход»!

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.