2019-09-12_21-14-23

Кто из династии Романовых служил у большевиков?

Достаточно часто можно услышать мнение, что при советской власти бывшим аристократам жилось очень тяжело, а их происхождение мешало карьере.

Тем не менее в советской действительности смогли найти свою нишу не какие-нибудь захудалые дворяне, а те, в чьих жилах текла «голубая кровь» династии Романовых. И даже имели от новой власти звания, награды, премии… Голубая кровь Наталья Николаевна Андросова, урожденная Искандер, появилась на свет в Петрограде накануне отречения Николая II — 23 февраля 1917 года. Ее отцом был князь Александр Искандер (младший сын от морганатического брака великого князя Николая Константиновича и дочери оренбургского полицмейстера Надежды Дрейер). Так что Наталья являлась праправнучкой императора Николая I.

Кто из династии Романовых служил у большевиков?
Наталья Николаевна Андросова

Дед Натальи, великий князь Николай Константинович, в апреле 1874 года был пойман на краже бриллиантов из оклада иконы. Дело получило огласку, в связи с чем по решению Александра II для публики его объявили душевнобольным, членам семьи Романовых запрещалось упоминать его имя, а его наследство передавалось младшим братьям. Он также лишался всех званий и наград и отправлялся в ссылку в Ташкент. Оттуда он вернулся лишь после Февральской революции.

В 1917 году Николай Константинович забрал семью в Ташкент, куда в 1918 году добрался и князь Александр Николаевич Искандер. К тому времени его отца, великого князя, уже не было в живых, дворец национализировали, а семье разрешили поселиться во флигеле рядом. Александр Николаевич до января 1919 года служил в городском суде Ташкента, потом присоединился к антисоветскому мятежу, а после его подавления отправился в Крым, где присоединился к Белой армии. Больше его не видели.

Мать Натальи в 1924 году вышла замуж за пожилого бухгалтера Николая Николаевича Андросова и переехала в Москву. Отчим вписал детей в паспорт как собственных, дав им отчество Николаевичи и фамилию Андросовы, что стерло следы великокняжеского происхождения. В Москве семья поселилась в коммуналке на Плющихе, но в 1929 году перебралась в подвал на Арбате, где Наталья прожила до 1970 года, когда смогла получить однокомнатную квартиру в Кунцеве.

В двадцать с небольшим лет Наталья Андросова начала работать в аттракционе «Гонки по вертикали» в парке имени Горького. Красавица в обтягивающих трико взлетала на коряво сколоченные доски. Мотоцикл под ней ревел как дикий зверь. В истории цирка Андросова осталась единственной женщиной, выполнявшей по-настоящему смертельный номер. Однажды она выступала внутри спаянного из металлической сетки шара. Помощник просмотрел, что протерся скрепляющий трос. На полной скорости женщину бросило о железо сетки. Ожидая врача, она сидела с торчавшей из штанины костью и улыбалась притихшему залу.

Когда началась Великая Отечественная война, эвакуироваться с цирком Наталья отказалась. Работала водителем «полуторки». Днем возила хлеб на передовую, ночью — снег из Александровского сада для строительства оборонительных заграждений на подступах к Москве. В свободное время тушила «зажигалки» на арбатских крышах. После войны вернулась в свой аттракцион и гоняла до 1967 года, пока переломанные ноги, давние ушибы и раны не дали о себе знать. Какое-то время она еще судила мотоциклетные соревнования, а с развалом СССР «развалилась» и сама звезда автогонок — пришлось взять костыли. Входную дверь в свою квартиру она не запирала — вдруг кто-то решит нанести визит, а ей будет не добраться до замка…

Умерла Наталья Николаевна от инсульта 25 июля 1999 года в Москве. Свечение ночного неба Николай Константинович Романов, о котором шла речь выше, кроме клептомании (помимо бриллиантов из оклада, был замечен еще в ряде краж) имел еще одну слабость: обожал хорошеньких женщин. Находясь в ссылке в Ташкенте, он приударил за первой красавицей города Феонией Федоровной Хвостиковой. Ее муж Андрей Калистратович работал на железной дороге и подолгу отсутствовал дома. В 1906 году от Николая Константиновича Феония родила сына Ивана.

В 30-е годы Иван Хвостиков стал одним из любимых учеников знаменитого физика Сергея Вавилова. Именно по его протекции он в 1934 году участвовал в Эльбрусской экспедиции, совершил полет на субстратостате. Тогда же защитил кандидатскую диссертацию и стал заведующим лабораторией атмосферной оптики Института геофизики АН СССР. В 1937 году он издал книгу «Свечение ночного неба», которая была переиздана также после войны и стала учебным пособием для многих исследователей атмосферы Земли. В 40-е годы преподавал физику в МГУ и Академии имени Жуковского.

В 1949 году Иван Хвостиков стал лауреатом Сталинской премии 1-й степени за работу по изучению серебристых облаков — самых высотных атмосферных образований (средняя высота около 80 км). Однако с этим делом вышла промашка. Хвостиков стал работать над довольно эффектной темой — занялся зондированием серебристых облаков с помощью прожекторов. Используемая для зондирования прожекторная установка находилась на загородной станции Института геофизики около Звенигорода. Но однажды результаты его работ, проиллюстрированные фотографиями, попали к другому научному сотруднику института, фронтовику Валерьяну Красовскому, который во время войны служил в ПВО и хорошо знал возможности установленных под Звенигородом прожекторов. Он сразу же понял, что ни о каком зондировании столь «высокой» цели, как серебристые облака, в данном случае не может быть и речи. Тут был какой-то явный мухлеж! Красовский тщательно изучил подлинные материалы наблюдений и «строго математически» изобличил Хвостикова в сознательной фальсификации и жульничестве. Особенно эффектно было доказательство мошенничества на основе фотографий, на которых были изображены размытые пятна — якобы отраженные серебристыми облаками прожекторные блики. Красовский доказал, что фотографировалась с помощью расфокусированной оптики с большими экспозициями… Полярная звезда! Доказательством этому были неполные круги, окружающие размытые пятна — треки околополярных звезд, которые и были идентифицированы Красовским с помощью атласа звездного неба. Отделался малой кровью За эту махинацию Хвостикова уволили из института и лишили звания лауреата Сталинской премии. Правда, полученные в качестве премии деньги у него не отобрали да и из партии не исключили. Какое-то время он работал в Институте научной информации, однако на волне борьбы с культом личности вновь начал восхождение по карьерной лестнице. В 1964 году он возглавлял рабочую группу по изучению серебристых облаков, стал заместителем директора Абастуманской обсерватории, приезжая туда всего два-три раза в год, чтобы курировать исследования верхнего слоя атмосферы Земли.

О его приезде сообщалось личным звонком директору, после чего ему навстречу выезжала «Волга». Интересно, о чем думал Иван Андреевич, когда автомобиль проезжал мимо дворца великого князя Георгия Александровича (младшего брата Николая II), его умершего от туберкулеза родственника? Иван Андреевич Хвостиков скоропостижно скончался 7 августа 1969 года.

Про этого внебрачного сына Александра III ходила такая байка. Император, совершая деловую поездку по стране, соблазнился одной провинциальной красавицей. После ночи любви он велел сообщить ему, если у той родится ребенок. Через время ему действительно сообщили, что у дамы родился сын. Император приказал: «Отрока назвать Сергеем, отчество дать по отцу, а фамилию — Миротворцев». Так он стал Сергеем Александровичем Миротворцевым. В 1930-е годы об этом интересном факте происхождения Миротворцева стало известно властям. Сталину тут же сделали донос в письменном виде. Вождь оставил на этой записке пометку: «Он не виноват, что его отец был такой бабник». Врач-доброволец На самом деле профессора, которого считают внебрачным сыном императора, звали Сергей Романович Миротворцев. Родился он 28 мая 1878 года, а 1898 году поступил на медицинский факультет Императорского харьковского университета, который с отличием окончил в 1903 году и получил диплом лекаря. В том же году он переехал в Санкт-Петербург, где устроился ординатором Обуховской больницы. В период русско-японской войны Сергей Романович в качестве врача-добровольца участвовал в обороне Порт-Артура. Сначала на пароходе-экспрессе «Монголия», затем в сухопутных госпиталях. После сдачи крепости долечивал русских раненых в плену в Японии и вместе с ними вернулся в Россию морем. С началом Первой мировой он вновь отправился на фронт, где показал себя превосходным хирургом и отличным организатором. В период боевых действий вышла в свет ценная и актуальная статья доктора Миротворцева «О ранениях осколками аэропланных и цеппелинных бомб». Статья была единственной работой по этой теме до 1941 года. После окончания войны Миротворцев работал в Саратове и даже стал ректором местного университета. Занимался популяризацией хирургии. При этом он продолжал совершенствовать предложенный им ранее метод оперативного вмешательства при некоторых тяжелых заболеваниях мочевого пузыря и уретры.

Разработанный им метод пересадки мочеточников в прямую кишку (уретеросигмостомия) получил широкое распространение и в настоящее время известен под названием «операция Миротворцева». В 1935 году ему было присвоено звание заслуженного деятеля науки РСФСР. С началом Советско-финской и Великой Отечественной войн он вновь оперировал раненых. При этом он стал автором нового на тот момент прогрессивного взгляда на военно-полевую хирургию в условиях войны. Благодаря таланту Миротворцева более 70 процентов раненых, лечившихся в саратовских и пензенских госпиталях, возвращались в строй. За свои труды в 1945 году он был избран действительным членом Академии медицинских наук СССР. За свою жизнь академик Миротворцев был награжден орденами Трудового Красного Знамени и Красной Звезды, медалями «За победу в Великой Отечественной войне» и «За оборону Сталинграда». Скончался Сергей Романович Миротворцев 4 мая 1949 года.

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.