22316632_m

Какой советский танк 23 июня 1941 года шокировал немцев своей броней?

Немецкие танкисты были убеждены в превосходстве собственных танков, однако им пришлось столкнуться с неприятным сюрпризом.

Немцы убедились в этом уже на второй день войны, когда в полосе действий 6-й танковой дивизии, один советский тяжелый танк расстрелял колонну из 12 грузовиков. Неизвестный танк находился в засаде южнее реки Дубиссы вблизи Рассейняя.

К этому времени два немецких батальона захватили плацдармы на другом берегу реки и готовились к отражению контратаки советских танков, первой за два дня боев на Восточном фронте. Для уничтожения русского танка немцы подтянули батарею 50-мм противотанковых орудий.

Орудийные расчеты скрытно подобрались на дистанцию 600 метров. Первые три снаряда сразу поразили цель, но к удивлению артиллеристов, танк не получил никаких видимых повреждений. Следующие пять снарядов отскочили от брони и ушли в небо. Танк повернул башню в направлении немецкой батареи и за считанные секунды полностью уничтожил её.

Тем временем тяжелый тягач подтащил 88-мм зенитное орудие. С расстояния 900 м был открыт огонь по танку. Но… первым же выстрелом танк угодил в зенитку и отбросил её в канаву. Однако едва артиллеристы попытались развернуть орудие, как их настиг шквальный огонь двух спаренных танковых пулеметов. Лишь с наступлением темноты они смогли оттащить убитых и то, что осталось от зенитки.

Ночью группа саперов, пробралась к танку (тип которого так и не удалось определить), заложила под него два мощных заряда взрывчатки. После взрыва, ответный огонь танкового орудия ясно дал понять, что танк цел и невредим. Более того, русские смогли отбить еще три атаки. Тогда на неуязвимый советский танк пошли пять легких танков при поддержке 88-мм зенитного орудия.

Немецкие танки, скрываясь за деревьями, с ходу открыли огонь одновременно с трех направлений. Русский танк вступил в дуэль, но во время манёвров открыл корму, куда попали два снаряда зенитки. На его броню за считанные секунды обрушился шквал снарядов.

Башня, развернувшись назад, замерла. Немецкие орудия продолжали посылать снаряд за снарядом в неподвижную цель. Ни единого признака загорания машины, только визг рикошетивших снарядов. Внезапно пушка танка беспомощно поникла. Подумав, что танк наконец выведен из строя, немцы подобрались поближе к своей диковинной жертве.

Возбужденно переговариваясь и не скрывая удивления, они вскарабкались на броню. Ничего подобного им видеть не приходилось. И тут башня, тяжело дрогнув, снова повернулась. Насмерть перепуганных немецких солдат как ветром сдуло. Двое саперов, не растерявшись, через отверстие в башне бросили внутрь танка по ручной гранате. Раздались два глухих взрыва, взрывной волной откинуло крышку люка, изнутри повалил густой дым.

Какой советский танк 23 июня 1941 года шокировал немцев своей броней?

Когда саперы заглянули через люк, их взорам предстало ужасающее зрелище: кровавые ошметки тел — все, что осталось от экипажа неуязвимой машины. Так один-единственный танк на двое суток сумел остановить продвижение передовых частей 6-й танковой дивизии. Его броню сумели пробить только два 88-мм зенитных снаряда, пять остальных лишь оставили глубокие борозды на броне. А о попадании 50-мм противотанковых снарядов свидетельствовали только синеватые пятна окалины. Что же касается следов от попаданий немецких танковых снарядов, их вообще не осталось, хотя такие попадания отмечались, и не одно.

Напрашивался вывод о явной недооценке танковой угрозы противника. Вечером того же дня генерал Гальдер запишет в свой дневник:
«На фронте групп армий «Юг» и «Север» замечен русский тяжелый танк нового типа, который, видимо, имеет орудие калибра 80 мм (согласно донесению штаба группы армий «Север» — даже 150 мм, что, впрочем, мало вероятно)».

Это был советский танк КВ-1 («Клим Ворошилов»), вооруженный 76,2-мм танковым орудием. Его более крупный собрат КВ-2 имел 152-мм гаубицу. Немецкие танки в 1941 году в значительной мере уступали советским практически по всем показателям: в весе, вооружении, скорости и дальности хода.

Из воспоминаний лейтенанта 6-й танковой дивизии Гельмута Ритгена.

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ