amazonki1000_d_850

Русские амазонки Екатерины Великой

Почему накануне русско-турецкой войны расформировали женское кавалерийское подразделение?

Рота амазонок возникла благодаря неосторожным высказываниям князя Григория Потемкина перед Екатериной Второй. Он рассказал императрице про жен греков, которые храбро сражаются вместе с мужчинами против турок.
Екатерина не поверила в рассказы князя и потребовала доказательств. Князь пообещал, что они будут.

Сказано, сделано. Князь отдает приказ: «Сформировать женскую роту в Балаклавском греческом пехотном полку из благородных жён и дочерей балаклавских греков, числом до сотни особ, в марте-апреле 1787 года».

Формирование роты амазонок возложили на капитана Сарандова, так как его молодая 19-летняя жена Елена была неофициальным лидером полковых дам.

По воспоминаниям современников, женщины довольно неплохо держались в седле, но не более, хорошо стрелять и мастерски владеть саблей за каких-то два месяца научить их все равно бы не получилось.

Тем не менее облегченными саблями амазонок вооружили и мало-мальские занятия все-же провели. Особое внимание уделили внешнему виду кавалеристок. Для этого не пожалели никаких средств.

Амазонок одели в элегантные зеленые камзолы, малиновые юбки расшитые золотом, и тюрбаны со страусиными перьями. Можно только догадываться, что думали офицеры, когда видели как тратятся казенные деньги накануне войны, на забаву князю Потемкину.

К установленному сроку рота амазонок готова была продемонстрировать свои навыки. Их предполагалось показать самой императрице у греческого села Кадыковка под Балаклавой.

23 мая 1787 года на смотр приехали сразу две царствующие особы: вместе с Екатериной прибыл и инкогнито путешествующий правитель Римской империи Иосиф Второй. Гость был поражен очаровательными красотками, чем привел в бешенство императрицу, которая как известно любила, что бы знаки внимания мужчин были адресованы только ей. Но императрица все-таки выразила свое удовольствие увиденным и поцеловала предводительницу амазонок, в шутку назвав её капитаншей.

Сама Елена Сарандова описывала это событие так:

Амазонская рота была составлена по ордеру Светлейшего князя Потемкина-Таврического, последовавшего на имя командира Балаклавского полка, премьер-майора Чапони и состояла из благородных жен и дочерей Балаклавских греков, в числе 100 особ, в марте-апреле месяцах 1787 года <…> Встретить Императрицу должно было близ Балаклавы у деревни Кадыковка, и рота под моим начальством была построена в конце аллеи, уставленной апельсиновыми, лимонными и лавровыми деревьями. Прежде приехал Римский Император Иосиф верхом осмотреть Балаклавскую бухту и руины древней крепости. Увидав Амазонок, он подъехал ко мне и поцеловал меня в губы, что произвело сильное волнение в роте. Но я успокоила моих подчиненных словами: «Смирно! Чего испугались? Вы ведь видели, что Император не отнял у меня губ и не оставил своих». Слово «Император» подействовало на Амазонок, которые не знали, кто был подъехавший. Осмотрев бухту и окрестности, венценосный путешественник возвратился к Императрице и уже приехал во второй раз к Кадыковке с Её Величеством и князем Потемкиным в Её карете. У Кадыковки Императрица была встречена протоиереем Балаклавского полка о. Ананием. Не выходя из кареты, Государыня подозвала меня к себе, подала руку, поцеловала в губы и, потрепав по плечу, изволила сказать: «Поздравляю Вас, Амазонский капитан! Ваша рота исправна: я ею очень довольна».

Императрица покинула полуостров в конце мая, а уже 13 августа турки объявили войну России. Уместно ли участие женского кавалерийского подразделения в этой войне? Скорее всего — нет.

Проблема была в том, что в обществе тех лет не было принято, что бы женщины воевали наравне с мужчинами и появление женского подразделения на поле брани стало бы верхом нецивилизованности. Этого Екатерина позволить себе не могла. Одно дело красоваться на смотре, а переносить тяготы войны и смерть — совсем другое.

Капитанша женской роты Елена, во втором браке Шидляндская, доживала свои дни в бедности. Один раз напомнила о себе императорскому двору и ей было пожаловано 300 руб. серебром, видимо в память о делах Екатерины, пусть даже и не очень громких. Умерла Шидляндская в 1849 году, оставив потомкам воспоминания о той эпохе и о свое Амазонской роте…

Поделиться ссылкой:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.